РФ использует свое влияние для ограничения независимости Азербайджана

Понедельник, 28 Август 2017, 16:04 Баку, 12:04 GMT

Сложившаяся сложная ситуация на Южном Кавказе в связи с ростом агрессивности России в определенной степени является следствием снижения активности США в регионе в последние годы президентства Обамы.

В ходе визитов президента Ильхама Алиева в конце июня в Польшу и 16-17 июля в Латвию, наряду с развитием двухсторонних отношений, обсуждались и вопросы содействия этих стран развитию отношений Азербайджана с Евросоюзом. Визиты Алиева в Варшаву и Ригу состоялись на фоне активизации переговоров по подготовке соглашения о стратегическом партнерстве между Азербайджаном и ЕС, очередной раунд которых прошли 19 июля в Брюсселе.

Как сообщает AZE.az, переговоры достаточно трудные из-за сложности нахождения баланса интересов по вопросу развития гражданского общества в Азербайджане. Стороны могут и не успеть согласовать текст соглашения к предстоящему в ноябре саммиту “Восточного партнерства”, что нежелательно для Баку, учитывая то, что ЕС уже парафировал с Арменией схожий документ.

Стремлением навязать Брюсселю свой подход к содержанию будущего соглашения о стратегическом партнерстве между Азербайджаном и ЕС можно объяснить и особый интерес Баку к подписанным, по итогам визита Алиева в Варшаву и Ригу, декларациям о стратегическом партнерстве с Польшей и Латвией. В них акцент делается на сотрудничество в сфере экономики, энергетической безопасности и рамках транспортного коридора Север-Юг.

Хотя Польша и Латвия не задействованы в Южном газовом коридоре, а некоторые энергетические проекты, такие как нефтепровод Баку-Супса-Одесса-Броды-Плоцк-Гданьск, так и остались на бумаге, они поддерживают энергетические и транспортные проекты с участием Азербайджана. Эти страны ожидают, что реализация Южного газового коридора и транспортных проектов Восток-Запад, наряду с обеспечением энергетической безопасности Европы, усилят позиции ЕС на постсоветском пространстве и тем самым, минимизируют угрозы исходящие от России.

Отметим, что Варшава является одним из инициаторов программы “Восточного партнерства”, нацеленного на ослабления влияния России на постсоветском пространстве. Учитывая российский фактор, Польша и другие восточноевропейские страны и призывают ЕС к дифференцированным отношениям с такими странами как Азербайджан, отказавшимся от ассоциативных отношений с Брюсселем.

В промежутке между визитами в Польшу и Латвию, 10 июля в рамках участия в XXII Всемирном нефтяном конгрессе в Стамбуле, президент Ильхам Алиев встретился с госсекретарем США Рексом Тиллерсоном. Помимо вопросов сотрудничества в сфере безопасности, в том числе энергетической безопасности Европы, стороны обсудили и ситуацию в области политических и экономических реформ, развития демократии в Азербайджане.

Позже, на заседании Кабинета министров 12 июля, президент Алиев, высоко оценив встречу с госсекретарем США Тиллерсоном, заявил, что “в отношениях США-Азербайджан начался новый этап”.

Ожидаемая активизация азербайджано-американских контактов на высоком уровне, с одной стороны, облегчит задачи президента Алиева по укреплению власти накануне и после предстоящих в 2018 году президентских выборов, а с другой, может способствовать улучшению отношений с ЕС. С президентством Трампа между США и ЕС наметились определенные трения, однако эти глобальные игроки продолжают выступать с единых позиций в вопросе реализации Южного газового коридора.

Некоторые эксперты посчитали не случайным то, что встреча Алиева с Тиллерсоном состоялась после переговоров президентов США и России 7 июля в кулуарах саммита “Большой двадцатки” в Гамбурге. По их мнению, определенные договоренности по улучшению американо-российских отношений между президентами Трампом и Путиным создают возможности для президента Алиева углублять отношения с Вашингтоном.

Однако, обострение ситуации на Востоке Украины и продолжающиеся агрессивные действия России в отношении Грузии после встречи президентов США и России убеждают, что при нынешней администрации Кремля противостояние между Россией и США на постсоветском пространстве вряд ли будет преодолено.

На этом фоне стремление президента Алиева углублять отношения со США, помимо обещаний президента Трампа не вмешиваться во внутренние дела своих партнеров, обусловлено и фактором России. Речь тут не идет об отказе Азербайджана от политики баланса интересов основных геополитических игроков в регионе в пользу Запада. Можно говорить о стремлении президента Алиева расширить поле для маневра между Западом и Россией, которое за последние несколько лет заметно сузилось.

Сложившаяся сложная ситуация на Южном Кавказе в связи с ростом агрессивности России в определенной степени является следствием снижения активности США в регионе в последние годы президентства Обамы. В этот период азербайджанские власти не раз обвиняли администрацию Обамы в отсутствии четкой стратегии в отношении Южного Кавказа, в частности Азербайджана. Такая критика, в определенной степени, была обусловлена и чрезмерным, по мнению азербайджанских властей, вниманием администрации Обамы к вопросам демократии в Азербайджане, что также обуславливало сближение Баку с Москвой.

В результате во внешней политике Баку образовался крен в сторону России, а отношения Азербайджана со США и Евросоюзом стали достаточно натянутыми. Азербайджанские власти оказались перед необходимостью исправления этого крена, активизируя сотрудничество со США и ЕС, поскольку Россия стремится использовать свое влияние в регионе для ограничения независимости Азербайджана, как это происходит с Арменией.

Так, на данном этапе Москва фактически полностью завладела инициативой в урегулировании карабахского конфликта.

Посредническая активность России, нацеленная якобы на продвижение так называемого “плана Лаврова” сопровождается заявлениями, как официальных российских лиц, так и близких к Кремлю общественно-политических деятелей, о положительном эффекте присоединения Азербайджана к Евразийскому экономическому союзу. При этом они, ничего конкретного не обещая по будущему статусу Нагорного Карабаха, напоминают, что Армения является важным союзником в Южном Кавказе.

В подобных заявлениях присутствует и определенный шантаж азербайджанских властей – мол Россия останется гарантом территориальной целостности Азербайджана до тех пор, пока Баку будет соблюдать российские интересы в регионе.

Определенный российский диктат Баку испытывает на себе и на переговорах по согласованию текста Конвенции по новому правовому статусу Каспия, которого Россия хочет подогнать под свои интересы. В такой ситуации для Баку приобретает большое значение активность в регионе США и ЕС для сдерживания амбиций России.

Кооперация Азербайджана с Турцией, как показывают последние события в регионе, не совсем справляется с этой задачей. Турция последнее время заметно сбавила активность на Южном Кавказе. С начало это происходило по причине обострения отношений Анкары с Москвой осенью 2015 года.

Последовавший с августа 2016 года процесс нормализации российско-турецких отношений также вынудил Анкару осторожничать в южно-кавказском направлении. Совсем недавно, с трехсторонней встречей министров обороны Турции, Азербайджана и Грузии в мае в Батуми, Анкара сделала заявку на активизацию в Южном Кавказе. Однако та сложная ситуация, в котором ныне оказалась Турция в отношениях со США, ЕС и при разрешении кризиса вокруг Сирии, позволяет России в определенной степени игнорировать турецкие интересы в Южном Кавказе.

Переустановка границ сепаратистской Южной Осетии в июне и июле привели к тому, что часть нефтепровода Баку-Супса на территории Грузии перешла под контроль российских военных. Эти шаги России создали реальную угрозу одному из маршрутов транзита азербайджанских энергоресурсов на Запад через территорию Грузии, безопасность которых и является ключевой темой встреч министров обороны Турции, Азербайджана и Грузии. В этих целях в июне в Тбилиси состоялись и очередные военные учения “Кавказский орел” с участием сил спецназа Турции, Азербайджана и Грузии.

Действия Москвы – это не только элемент давления на Грузию, выбравшей курс на интеграцию в евроатлантические структуры. Это и ответные действия на усиление военной поддержки США и НАТО Грузии и очередная демонстрация готовности России действовать агрессивно, в случае игнорирования ее интересов на постсоветском пространстве. Возобновление Россией “ползучей оккупации” грузинских территорий, или “бордеризация”, как это называют в Тбилиси, произошло накануне крупных военных учений НАТО в Грузии – “Достойный партнер-2017”.

Своими действиями, демонстрирующими игнорирование заявлений НАТО и США о готовности оказывать всякую поддержку Грузии для отстаивания независимости, Россия, очевидно, оказывает давление не только на Тбилиси, но и на остальные постсоветские страны.

Как бы там не было, события в Грузии еще раз убеждают в том, что Москва в любой момент может попирать интересы даже своих “стратегических партнеров”, к числу которых относится и Азербайджан, ради сохранения влияния России на постсоветском пространстве. Складывающаяся ситуация, естественно, беспокоит Баку, и усиливают призывы азербайджанских властей к администрации президента Трампа по поводу необходимости активизации США на Южном Кавказе.

На “новом этапе” американо-азербайджанских отношений Баку ожидает усиления поддержки Вашингтоном Южного газового коридора, реализации которого стремится помешать Россия. В этом контексте намерения США ужесточить санкции в отношении России, вроде, призваны затруднить планы Москвы по строительству новых газопроводов в европейском направлении, в частности и “Турецкий поток”.

Однако, некоторые американские политики уже выражают опасения, что эти санкции способны ударить и по реализации Южного газового коридора, поскольку российская компания ЛУКойл участвует в разработке месторождения “Шах-Дениз”. Задача Баку заключается в том, чтобы убедить Вашингтон вывести “Шах-Дениз” из-под действия новых санкций в отношении России.

В этом деле важным аргументом для Баку может стать и состоявшаяся 19 июля в Баку трехсторонняя встреча глав МИД Турции, Азербайджана и Туркменистана, указывающая на сохранение актуальности вопроса транзита туркменского газа в Европу по Южному газовому коридору.

Отметим, что США со второй половины 90-х годов активно лоббирует стратегию поставок туркменского газа в Европу посредством Транскаспийского газопровода. Судя по последним заявлениям, администрация президента Трампа также остается приверженным этой стратегии.

По итогам встречи глав МИД Турции, Азербайджана и Туркменистана в Баку вновь был подтвержден интерес Ашхабада к Южному газовому коридору. Правда, пока не известно найдет ли этот интерес Ашхабада конкретное решение на предстоящем до конца 2017 года саммите глав Турции, Азербайджана и Туркменистана.

Ухудшение социально-экономической ситуации в Туркменистане из-за уменьшения доходов от продажи газа, и недавнее заявление Ирана о скорой возможности отказа от импорта туркменского газа ставит Ашхабад перед необходимостью активизировать усилия в деле экспорта природного газа в Азербайджан и далее в Европу через Каспий. Основным препятствием на пути реализации проекта Транскаспийского газопровода остается нерешенность правового статуса Каспия.

Однако, все чаше звучит мнение о возможности поставок туркменского газа в сжиженном виде до Баку и далее по Южному газовому коридору в объеме 10 млрд. куб.м. в год. Конкретное решение о транзите туркменского газа через Азербайджан, очевидно, следует ожидать после завершения строительства Южного газового коридора.

И такая перспектива уже сейчас позволяет Азербайджану усилить свое геополитическое значение для продвигаемой США совместно с ЕС стратегии энергобезопасности Европы.

Поделитесь своим мнением

55 Комментарии по "РФ использует свое влияние для ограничения независимости Азербайджана"

Уведомить о
avatar
  
smilegrinwinkmrgreenneutraltwistedarrowshockunamusedcooleviloopsrazzrollcryeeklolmadsadexclamationquestionideahmmbegwhewchucklesillyenvyshutmouth
Сортировать по:   новейшим | старейшим | популярным
wpDiscuz