Аналитик: Азербайджан может безболезненно пережить трудный период

Судя по мерам, принимаемым правительством страны, такая ключевая отрасль, как нефтегазовая, пройдет этот период без каких-либо серьезных потерь. Другим секторам экономики, конечно же, сложнее, потому что они в большей степени завязаны на общение с людьми, на коммуникации. В первую очередь могут пострадать туризм, грузовые и пассажирские перевозки, общепит, а также сельское хозяйство, поскольку ограничиваются трансграничные поставки.

На прошлой неделе Госнефтекомпания Азербайджана (SOCAR) и норвежская Equinor объявили об открытии нового месторождения в азербайджанском секторе Каспийского моря, в 120 километрах к востоку от Баку. Оно будет называться «Карабах».

Ранее на этой неделе нефтегазовая индустрия Азербайджана добилась еще двух успехов – на НПЗ в Белоруссии началась переработка первой азербайджанской нефти, а в Южном газовом коридоре все готово для начала заполнения газом албанского и итальянского участков трубопровода.

Впрочем, общая экономическая ситуация в Азербайджане, как и во всем мире, остается напряженной. Падение цен на нефть и пандемия коронавируса нанесли по мировой экономике одновременный двойной удар.

Впрочем, финансовые власти в Баку демонстрируют полное спокойствие. «Мы готовы ответить на любую цену на нефть, на любой вызов, – заявил глава Центробанка Эльман Рустамов. – В стране достаточно потенциала, чтобы сбалансировать ситуацию, не принимая никаких эмоциональных решений. То есть имеется достаточно возможностей для урегулирования ситуации, сохраняя достигнутый в стране уровень социального благополучия, не создавая дополнительных проблем для финансового сектора».

Рустамов добавил, что азербайджанская экономика находится не в зоне риска, а в зоне комфорта. Этому способствуют большие стратегические валютные резервы, а также низкий уровень внешнего долга.

Напомним, после того, как в 2016 году экономика республики первый раз испытала шок от падения нефтяных цен, правительство предприняло ряд реформ для диверсификации экономики, для снижения зависимости своего бюджета от «нефтяной иглы». В частности, начал бурно развиваться туризм.

Как передает AZE.az, руководитель аналитической группы Центра изучения Центральной Азии и Кавказа Института востоковедения РАН Станислав Притчин в интервью порталу «Москва-Баку» рассуждает о том, с помощью каких мер Азербайджан может максимально безболезненно пережить трудный период.

– Станислав, как известно, Баку обладает золотовалютными резервами в 52 млрд долларов. Такая сумма позволит ему справиться с кризисом?

– С глобальной точки зрения, у Азербайджана довольно устойчивая ситуация. Зависимость от экспорта нефти у страны очень высокая, – если мы посмотрим внешнеторговую статистику Азербайджана, то превалирующую долю занимает как раз нефть. Но надо учитывать фактор высоких золотовалютных резервов, учитывать программы, которые реализует Азербайджан по диверсификации своей экономики. И на этом фоне, если цена на нефть даже в среднесрочной перспективе не продержится на нынешнем низком уровне, то у Азербайджана есть все шансы достаточно безболезненно, без серьезных кризисов, выйти из этой тяжелой ситуации, в которой оказалась мировая экономика.

Другое дело, если низкие цены на нефть «затянутся» на сегодняшнем уровне. Тогда это может несколько повлиять на экономические показатели.

– То есть девальвация маната в любом случае будет плавной?

– Мы уже видим, что такого серьезных скачков, таких катаклизмов, как в России или Казахстане, в Азербайджане не было. Ситуация разворачивалась постепенно, хотя ажиотаж среди населения, которое стремилось побыстрее уйти в доллары, и привел к дополнительной нагрузке на курс маната.

Мы также видим, что сейчас Баку в эти ведет серьезную работу по наращиванию экспорта газа, но цена на газ в Европе привязана к цене на нефть. Соответственно, вслед за падением цен на нефть упадет и сумма средств, которые планировалось выручить от инвестиционных проектов, в том числе и Южного газового коридора.

– Прибыль от запуска Южного газового коридора в Баку придет нескоро?

– Да, как и в любом инвестиционном проекте, особенно в таком крупном как Южный газовый коридор. Были вложены совокупные инвестиции порядка 28 млрд долларов – как в разработку месторождения Шах-Дениз-2, так и во всю трубопроводную инфраструктуру. Часть денег были заемные, обслуживаемые по кредитам, часть – собственные. Эти инвестиции, конечно же, нужно вернуть, и поэтому Баку не сразу начнет получать прибыль.

– А какой ущерб может нанести экономике эпидемия?

– Она уже частично влияет на рынок труда. Однако для защиты от вируса уже принимаются меры на добывающих объектах, компании British Petroleum и SOCAR очень ответственно и в опережающем темпе работают на нейтрализацию любых возможных рисков. Судя по этим мерам, такая ключевая отрасль, как нефтегазовая, пройдет этот период без каких-либо серьезных потерь.

Другим секторам экономики, конечно же, сложнее, потому что они в большей степени завязаны на общение с людьми, на коммуникации. В первую очередь могут пострадать туризм, грузовые и пассажирские перевозки, общепит, а также сельское хозяйство, поскольку ограничиваются трансграничные поставки. Но опять же, многое зависит от того, как власти будут поддерживать эти сектора. Сейчас практически все государства, которые подверглись широкому распространению вируса, предпринимают большие шаги по поддержке таких секторов.

Здесь вопрос в том, в какой степени государство готово пойти, например, на временные налоговые льготы, чтобы позволить компаниям выйти с наименьшими потерями из данного кризиса.

– Азербайджан как раз в эти дни начал поставлять нефть Белоруссии. Это можно расценивать лишь как символический успех, ведь поставки пока небольшие?

– Посмотрите, с кем работает Азербайджан, – одни только представительств SOCAR есть в более чем 20-ти разных странах. Так что на общем фоне поставки в Белоруссию – это не какое-то сверхдостижение. Нужно подождать, чтобы понять, насколько данный канал поставок будет устойчив.

В данном маршруте слишком много перевалочных пунктов, слишком сложно налаживать поставки, а для нефти доставка – это существенная доля расходов в конечной стоимости. Так что пока еще вопрос, насколько экономически целесообразна будет эта схема для белорусской стороны. В целом же, Азербайджан достаточно диверсифицировано подходит к пакету своих экспортных поставок.

Поделитесь своим мнением

Please Login to comment
  Subscribe  
Уведомить о