Армения и сепаратисты Карабаха не знают, что делать

Визит армянского премьера Никола Пашиняна в Карабах – это попытка убедить всех, что не хвост виляет собакой, а собака – хвостом. Прибыв в Ханкенди, вдоволь предавшись чувственности в ходе свидания с сыном «карабахского полка», он продолжает изображать кропотливость, хотя понятно, насколько несоразмерны желания и возможности поставить военно-политическую обстановку в стране и на оккупированных азербайджанских территориях под личный контроль.

Как передает AZE.az со ссылкой на «Каспий», даже невооруженным глазом видно, что Пашинян владеет ситуацией фрагментарно, и ему как воздуха и воды не достает запала решительности, чтобы однозначно обозначить свое верховенство.

Формальным повод для вояжа является участие в заседании Совета безопасности Армении на оккупированной территории Азербайджана. Но возникает вопрос: если Никол Воваевич, как он сам признается, не уполномочен вести переговоры от имени сепаратистов, не имеет отношения к самопровозглашенному образованию, то с какого бодуна туда периодически наведывается?

С другой стороны, небезынтересно знать, о каком «совете безопасности» идет речь, не о сводном ли, или у них, у армян первого и второго сорта, и советы безопасности тоже по ранжиру?!

Если премьер безуспешно пытается убедить сопредседателей МГ ОБСЕ в том, что резона для участия азербайджанской общины Карабаха в действующем формате мирного урегулирования нет, поскольку от ее имени все озвучивает Баку, то как следует понимать линию взаимоотношений между Ереваном и Ханкенди в деликатной плоскости безопасности?

Тусовка, где сам черт не разберет, кто над кем, кто кем командует, больше смахивает на воровской общак, где барыги никак не разберутся, кому вверить функцию смотрящего. Собственно, в этом и вся соль – местный пахан Бако Саакян не желает подпускать к черной кассе ереванского пришельца, не вызывающего доверия у старых держателей. По факту карабахские армяне не доверяют Пашиняну, сомневаясь в подлинности его амплуа законника.

Примечательно, что в информационных сообщениях армянских СМИ вообще отсутствует уточнение, откуда у пресловутого «совета безопасности» ноги растут. Но главное в другом – в повестке тусовки, ради чего премьер и пожаловал в регион тлеющего сепаратизма.

Сообщается, что появилась необходимость в обсуждении актуальных вопросов после заявления сопредседателей Минской группы ОБСЕ. Если учесть, что в реакции сопредседателей ничего нового и определенного не наблюдается, встает резонный вопрос: о каких особенных контекстах идет речь?

В армянских СМИ фигурируют намеки на возможное обострение положения, раз в ход пошел тезис о возможных «ответных действиях». Есть даже уточнения, мол, Армения и Карабах готовятся к контрудару. Правда, они не на все сто процентов уверены в резком изменении ситуации, потому и наобум решают, где что подтянуть.

Выражаясь матросским лексиконом, наступил настоящий аврал, и он сказывается на настроении ответственных банд за линию обороны, той самой, которая в апреле 2016-го не просто обрушилась, а позорно провалилась.

Армянским лидерам романтизма не занимать. Мыльным креативом вовсю блещет сам Никол Воваевич, который сродни сельскому врачу-самоучке во всех случаях выписывает один препарат – микстуру «бархатной революции». Согласно этой логике, триумфальный переворот вот-вот должен положить конец «порочной логике переговоров, ставшей западней для армянской государственности».

Как бы ни фонтанировал премьерский оптимизм, в Ханкенди как ему не доверяли, так и продолжают допытываться, чтобы высветить истинные намерения бархатистых. Вот откуда еле скрываемая мнительность сепаратистов, которые не устают перепроверять премьера на прочность.

Вечно сомневающиеся настаивают на том, чтобы официальный Ереван во избежание неладного говорил с сепаратистами без обиняков, да и без задних мыслей, и чтобы, не приведи Господь, был далек от соблазнов подставить Ханкенди. Обстановка типичная для барыг, что пошли на дело, отбили чужое, а теперь смотрят в оба, чтобы избежать возмездия.

Вот откуда у азататютюнов боязнь за первосортников, то есть ереванских. Пока там, в верхушке восседали свои родимые (Роберт Кочарян и Серж Саргсян), второсортники (карабахские) хоть спали спокойно. Стоило произойти рокировке, когда верхнюю полку занял Никол Воваевич, всех стали терзать смутные сомнения.

Может, и есть резон в том, что бандюганы Ханкенди не могут найти себе места. Условия-то безопасности все более шаткими становятся. Но надо помнить – если Армения и не собирается добровольно умыть руки, ее заставят это сделать.

Премьеру давно пора признать, что в преодолении затянувшегося кризиса необходимо выступать не из интересов горстки головорезов, ввергнувших два народа в войну, а со здравой позиции прагматизма, который положит начало оздоровлению армянского общества ради его же возвращения в орбиту благоразумия. Без этого стране, завязшей в экономической анемии, не спастись.

Дорогу к подлинной, а не эфемерной национальной безопасности может открыть лишь отказ от территориальных притязаний к соседям и приобщение к полноценному добрососедству. Для бесноватой элиты, поставившей на методологию вечной борьбы с тюркским миром, результат окажется плачевным, если не возобладает трезвый рассудок.

И еще. Как бы беззубые заявления Минской группы ОБСЕ ни ласкали слух ереванским политикам и самодеятельным государственникам казарменного Карабаха, право на восстановление территориальной целостности Азербайджана никто у Баку не то чтобы отнять, но и оспорить не сможет.

Нет никакого военного шантажа со стороны Азербайджана, а есть законное право уничтожить террористическую скверну на собственной территории, да так, чтобы о ней все напрочь забыли. Раз и навсегда.

1
Поделитесь своим мнением

Please Login to comment
1 Comment threads
0 Thread replies
1 Followers
 
Most reacted comment
Hottest comment thread
1 Comment authors
  Subscribe  
новейшим старейшим популярным
Уведомить о
Noir

Они не знают что делать, потому что на них подзабили их западные друзья, которые раньше вкладывали слова в уста Пашиняна. С помощью него они воплощали все свои идеи в политике, теперь же марионетка перестала быть интересной. Отсюда и неопределенность в дальнейших действиях, нелогичные поступки в политике.