Армянский народ поддерживает Пашиняна, значит, и решения по Карабаху?

По мнению российского эксперта, подписание Николом Пашиняном соглашение по Карабаху показывает, что он понимает, что такое неизбежность и стратегический национальный интерес.

После подписания Заявления 10 ноября 2020 года, поставившего точку в Отечественной войне за Карабах, прошло уже три с половиной месяца. Президент Азербайджана Ильхам Алиев на встрече в видеоформате с сопредседателем Международного центра Низами Гянджеви Исмаилом Серагельдином отметил, что «в нашем регионе воцарился мир, которого ждали долгие годы, и этот мир должен быть долгосрочным».

Однако в нестабильной Армении все чаще звучат утверждения, что карабахский конфликт не решен. Об этом 23 февраля в армянском парламенте заявил глава МИД Армении Ара Айвазян. По его словам, «оккупация» Карабаха не может считаться урегулированием конфликта. Затем Ара Айвазян сказал, что Ереван готов… к «возобновлению мирных переговоров», при этом он выставил предусловия.

Складывается полное ощущение дежавю. К тому же, с такими же заявлениями выступает оппозиционный кандидат в премьер-министры Армении Вазген Манукян. На одном из митингов он заявил, что вопрос Карабаха не решен, однако после его прихода к власти «переговорный процесс по карабахскому урегулированию будет восстановлен». Вновь активизировались армянские «нипядиземлисты», а ведь это именно их позиция привела к войне.

Как передает AZE.az, российский политолог, директор филиала Финансового университета при правительстве Российской Федерации, кандидат философских наук Павел Клачков в беседе с Media.Az назвал все подобные заявления популистскими и касающимися внутренней политики Армении: «Это попытка завладеть настроениями определенной части армянского общества, возглавить эти тренды и усилить свой политический капитал».

«Однако и здесь можно заиграться и, решая свои внутриармянские проблемы, вызвать очередной международный кризис. А этого допустить нельзя. Подписанное соглашение по Карабаху было в интересах всех, в том числе и армянского народа. Понятно, что в Армении есть чувство неудовлетворенности, и не только из-за карабахского вопроса, а, например, из-за материальных трудностей у людей. И недовольных собирают под реваншистскими флагами», – отметил Павел Клачков.

– После прихода к власти Никола Пашиняна в 2018 году в руководстве Армении появилось много непрофессионалов. Еще больше их стало после окончания войны в Карабахе. Нынешний министр иностранных дел Армении Ара Айвазян успел отличиться множеством заявлений, и сейчас даже армянские СМИ предрекают ему скорую отставку. Но, в любом случае, когда глава МИД страны говорит о «возобновлении мирных переговоров» с Азербайджаном, и это после двух подписанных премьером Пашиняном трехсторонних заявлений – это, мягко говоря, удивляет.

– Конечно, в армянском обществе нет стабильности. И началось это не вчера, и не позавчера. Как только вы пускаете «площадь» в политику, то сразу начинается бардак. Мы это видели на примере многих стран постсоветского пространства.

Армении не удалось в свое время остановить эту «заразу», там начали заигрывать с «площадью», а она выражает интересы не всего общества, а только его крикливой части, людей, которые зачастую подготовлены за рубежом.

– Никол Пашинян – спорная фигура, лидер страны, которая проиграла войну. Но до сих пор его рейтинги и рейтинги его политической силы выше, чем у оппозиции, и это признают даже оппоненты. Чем это можно объяснить? И логично ли его нахождение у власти до сих пор?

– Каждая страна проходит свое историческое развитие и находится на каком-то цикле. Сейчас Никол Пашинян соответствует тому уровню развития, на котором находится Армения. Он, кстати, оказался устойчивее, чем считали многие.

Подписание им соглашения по Карабаху, показывает, что он понимает, что такое неизбежность и стратегический национальный интерес. К нему может быть много вопросов, но сейчас он резонирует с большей частью армянского общества.

– А чем вы можете объяснить страх в Армении перед открытием транспортных коридоров и границы между Турцией и Арменией? Это экономические, политические или психологические опасения? Ведь в Ереване постоянно жаловались на блокаду границ, а теперь, когда эту блокаду можно снять, сразу возникли противники…

– Это историко-политический страх. Есть опасение перед турками и тюрками. Так что всегда примешивается иррациональное чувство, на котором, конечно, можно выстроить внешне логичную теорию. Но она базируется на архетипах (элемент коллективного бессознательного мышления в психологии – ред.).

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ