Азербайджан ставит на транспортные проекты

Российский аналитик считает, что Евросоюз анонсирует планы новой стратегии содействия развитию инфраструктуры в других странах, которая станет альтернативой китайской инициативе нового Шелкового пути.

«Руководство Азербайджана, насколько можно судить, исходило из вероятности усиления конкуренции между ведущими международными игроками за реализацию проектов в транспортно-транзитной сфере», — сказал “Зеркало” ведущий аналитик Агентства политических и экономических коммуникаций Михаил Нейжмаков, комментируя планы запуска новой глобальной инфраструктурной инициативы для развивающихся стран, которая фактически может стать противовесом китайскому проекту «Нового шелкового пути».

Как передает AZE.az, Евросоюз анонсирует планы новой стратегии содействия развитию инфраструктуры в других странах, которая станет альтернативой китайской инициативе нового Шелкового пути. Соответствующее решение приняли министры иностранных дел стран ЕС на недавнем заседании в Брюсселе, сообщает Deutsche Welle.

«Мы видим, что Китай использует свои экономические и финансовые возможности во всем мире, чтобы усилить свое политическое влияние. Жалобы здесь не помогут. Вместо этого мы сами должны предлагать альтернативы», – заявил министр иностранных дел Германии Хайко Маас перед началом заседания совета ЕС.

Многие страны Европы, Африки и Латинской Америки увидели на собственном опыте, что действия Китая направляются «собственными интересами» Пекина, поэтому они ищут альтернативы.

«Мы должны использовать эту динамику, чтобы предложить многим странам альтернативу. Для этого у нас должны быть конкретные предложения и проекты», – подчеркнул Маас, отметив, что для этого Евросоюз должен тесно сотрудничать с США.

Совет ЕС отмечает, что другие ключевые экономики разработали собственные подходы и инструменты к инфраструктуре и подчеркивает, что все эти инициативы и действия должны соответствовать высоким международным стандартам. Министры ЕС также заметили, что инфраструктурная стратегия Евросоюза должна основываться на соблюдении прав человека и международного права, а также быть устойчивой в экологических, социальных и экономических аспектах.

«С одной стороны, планы по реализации инфраструктурных проектов за пределами ЕС, анонсированные европейскими политиками, могут быть реверансом в сторону собственного бизнеса. Если такие планы будут реализовываться, это, скорее всего, будет происходить при условии участия в этих проектах европейских корпораций. Другое дело, что планы масштабного финансирования таких работ за пределами Евросоюза могут натолкнуться на сопротивление руководства части государств-членов сообщества (в том числе, например, из Восточной Европы) и оппозиции внутри этих стран, которые будут заявлять о необходимости поддержки подобных проектов, прежде всего, внутри самого ЕС. В подобных случаях такие критики вполне могут сослаться в качестве примера на представленные Джозефом Байденом планы по масштабной реализации инфраструктурных проектов именно внутри США. Поэтому стоит посмотреть, какими в итоге будут объемы финансирования Евросоюзом этих программ для стран за его пределами», — считает аналитик.

С другой, говорит Нейжмаков, инициативы Китая по развитию транспортных коридоров всегда оценивались представителями ЕС и его государств-локомотивов с оговорками о политических интересах Пекина, которые могут продвигаться на этом фоне:

«Можно вспомнить, например, как в августе 2018 года глава МИД ФРГ Хайко Маас заявлял о политических рисках для стран, поддерживающих глобальную инициативу КНР о «Новом шелковом пути». В этом смысле недавние заявления представителей ЕС о необходимости реализации проектов, альтернативных выдвигаемым Пекином, являются и актом публичной поддержки США, оказывающих давление на Китай. Стоит отметить, что обсуждавшиеся на прошедшем в июне 2021 года саммите G7 планы поддержки инфраструктурных проектов в экономически проблемных странах также рассматривались многими как часть линии Вашингтона по давлению на Пекин и сдерживанию китайского влияния».

В Азербайджане, находящемся на пересечении транспортных путей, не могли не предвидеть такой расклад, полагает политолог:

«Руководство Азербайджана, насколько можно судить, уже на начальных этапах пандемии весной 2020 года, когда в центре информационной повестки были именно эпидемиологические вызовы, исходило из вероятности усиления конкуренции между ведущими международными игроками за реализацию проектов в транспортно-транзитной сфере.

Можно вспомнить, например, прошедший в апреле минувшего года при активном участии официального Баку саммит Совета сотрудничества тюркоязычных государств, где поднимались также вопросы взаимодействия в подобных вопросах. В этом смысле можно сопоставить внимание к подобным темам со стороны Азербайджана с приоритетами, о которых примерно в тот же период говорил Владимир Путин – можно вспомнить, например, о его репликах, касающихся развития международных транспортных коридоров и необходимой для них инфраструктуры в ходе совещания по ситуации в транспортной сфере, прошедшего еще в мае 2020 года».

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ