Азербайджанец написал на Рейхстаге: «Я из Баку. Лейтенант Агагусейнов»

«Рейхстаг штурмовал практически один батальон. Все остальная информация об этом неверная. Все происходило на моих глазах. Когда я увидел Рейхстаг, он был полуразрушен, но купол сам был цел. Это было довольно массивное здание. Я видел, как наша пехота пишет свои имена на стенах Рейхстага. Я тоже подошел и написал там большими буквами: «Я из Баку. Лейтенант Агагусейнов», – делится воспоминаниями азербайджанский ветеран.

Он единственный азербайджанец, дослужившийся в советской армии до звания генерал-полковника. Именно он написал на стенах Рейхстага: «Я из Баку». Много позднее он был помощником Гейдара Алиева по военным вопросам…

Как передает AZE.az, Axar.az предлагает интервью с кавалером 23 медалей и 8 орденов, среди них – три ордена Красной Звезды и орден «Шохрат», командующим зенитно-ракетным полком ПВО Закавказского военного округа, ныне председателем Организации ветеранов Азербайджана Тофиком Ягуб оглу Агагусейновым.

– В период Великой Отечественной войны в ваши обязанности входила воздушная разведка противника, прикрытие от атак с воздуха стратегических точек союзников. Как вам это все удавалось? Ведь вы справлялись с поставленными задачами так, что вас посылали на еще более важное задание. Расскажите нам о тех годах. О своем доблестном пути от сержанта до генерала-полковника…

– Переломный момент в моей жизни произошел, когда началась война. Я в то время был студентом – молодой, худой парнишка. Меня призвали в армию, а военкомат меня отправил в училище. Через полгода ускоренного обучения я был готов к боевым заданиям. Меня отправили на север. Было очень трудно привыкнуть к холоду, так как я был из Азербайджана. Задача нашего зенитно-артиллерийского дивизиона заключалась в том, чтобы прикрывать стратегически важный для союзников порт Архангельска. Я был командиром взвода. Они бомбили – мы отбивались.

Далее наш дивизион отправляли в самые важные стратегические пункты. Чуть позже нас включили в состав уже Первого Белорусского фронта, которым командовал Жуков. Я принимал участие во многих важных операциях, но больше всего мне запомнилась Варшавская и, конечно же, Берлинская, потому что, выполнив именно эту боевую задачу, мы обрели долгожданную победу над фашистской Германией.

– Расскажите нам о Берлинской операции…

– Берлинская стратегическая наступательная операция началась 16 апреля. Задачей Первого Белорусского фронта, куда входил и наш зенитно-артиллерийский дивизион, было овладеть столицей Германии, городом Берлин. Было очень много боевых задач, и я был уже к тому времени помощником начальника штаба дивизиона. Мне поручались самые трудные боевые задачи. Я должен был формировать новые места дислокации дивизиона. Проще говоря, дивизион оставался, а я шел впереди и искал новое место дислокации. Именно по этой причине я дошел до Берлина.

Было 2 мая. Этот день я не забуду никогда. Бои продолжались, но уже видно было, как дисциплинированные немецкие войска в различных кварталах и зданиях вывешивали белые флаги. Они, как и мы, уже понимали, что дело идет к концу.

Я не принимал непосредственного участия в штурме Рейхстага, но я был тем, кто прикрывал штурмующих. Рейхстаг штурмовал практически один батальон. Все остальная информация об этом неверная. Все происходило на моих глазах. Когда я увидел Рейхстаг, он был полуразрушен, но купол сам был цел. Это было довольно массивное здание. Я видел, как наша пехота пишет свои имена на стенах Рейхстага. Я тоже подошел и написал там большими буквами: «Я из Баку. Лейтенант Агагусейнов»…

– В послевоенные годы вы остались служить в советской армии, а после исполняли обязанности командующего округом, границы которого охватывали Туркмению, Азербайджан, Грузию, Армению, далее по Черному морю и до Ростова. Вы обеспечивали охрану этой огромной территории от воздушных атак. Часто ли вам приходилось иметь дело с представителями этих народов, в частности с армянами? Были ли какие-то неординарные случаи?

– Естественно. Я руководил батальоном, где в моем подчинении были тысячи военнослужащих из различных стран. Мы были все как один сжатый кулак. Никто не разделял солдат на национальности. У нас была одна родина и общие задачи. Именно благодаря этой дружбе народов нам удалось победить очень сильного врага в лице фашистов. Для меня было честью быть на страже этих стран.

У меня было много армейских друзей, в том числе и армяне. Мы воевали с ними бок о бок в период Великой Отечественной войны. Что касается более поздних лет, то много ныне знаменитых людей прошли через наш округ.

В Армении стояла наша ракетная бригада, мне часто приходилось отправляться туда. Чаще всего я встречался с Первым секретарем ЦК КП Армении Демирчяном. Он был очень веселым человеком, любил анекдоты. Племянник Баграмяна генерал Тадевосян был в то время председателем ДОСААФ Армении. У нас и с ним были частые беседы.

Однажды у меня в Армении произошел неординарный случай. Командующий округом был в отпуске. Произошло нарушение воздушной границы в направлении Армении. Мне пришлось дать команду, чтобы их сбили. Разразился большой скандал. Об инциденте узнали в Москве, приехала комиссия. Когда разговоры дошли до Брежнева, он оправдал мои действия, так как я все делал строго по протоколу. Это был военный самолет, который вылетел из Аргентины. На это дело был наложен гриф секретности, который истек в 2010 году. Об этом случае никто ничего не знал… По сей день… (смеется – ред.).

Мы не знали, в чем была цель этого военного судна, которое нарушило воздушное пространство, но после случая с Хиросимой и Нагасаки у нас были четкие инструкции.

Что касается ныне известных в Азербайджане личностей, которые прошли службу в моем округе, то могу, например, назвать бывшего первого заместителя премьер-министра Азербайджанской Республики Аббаса Аббасова. Он был у меня сержантом. А новый премьер нашей страны Али Асадов был у меня рядовым солдатом.

– Учитывая то, что среди ваших сослуживцев и товарищей были и армяне, что вы испытываете при виде того, как сегодня в этой стране героизируются пособники нацизма в лице Гарегина Нжде?

– Это очень больно осознавать. Надо отметить, что мы были в числе первых, кто обратил внимание на этот факт, и сразу же начали дела. Нельзя было допустить, что армяне героизировали Нжде – человека, который конкретно воевал на стороне гитлеровских войск против советских сил. Мы писали письма от имени нашей организации ветеранов в МИД России. Вопрос о памятнике Нжде в Москве был закрыт навсегда, а в Ереване его все-таки поставили. Я не могу понять логику армян в этом вопросе. Они оскверняют память своих же военачальников, которые служили в рядах советской армии. Это просто дикость поставить памятник Баграмяну и рядом Нжде. Они же воевали один против другого…

P.S. Тофику Агагусейнову на днях исполнилось 97 лет. Поздравляем нашего выдающегося военачальника и желаем ему здоровья.

Subscribe
Уведомить о
0 Comments
Inline Feedbacks
View all comments