Ереван может использовать против Баку тактику ХАМАС и Хезболла?

Испанский эксперт не верит в вероятность войны между Ереваном и Баку, считая, что дальнейшее развитие ситуации сведется к дипломатическим играм Азербайджана и Армении с Россией и пытающейся получить большее влияние в регионе Турцией.

Как передает AZE.az, Caliber.Az публикует интервью с испанским специалистом по вопросам обороны и международной безопасности Гильермо Пулидо.

– В ходе 44 дневной войны, годовщина которой будет отмечаться совсем скоро, 27 сентября, Азербайджан массово использовал беспилотники. Означает ли это коренное изменение в теории и практике военных действий?

– Да, это означает радикальное изменение характера войны. По этому вопросу существует консенсус как среди основных военных экспертов на Западе, так и в России. В российской военной мысли в течение многих лет ходили разговоры о концепции «войны шестого поколения», предложенной генералом Владимиром Слипченко, – «бесконтактной войны», в которой преобладал бы обмен ударами дальнобойными боеприпасами. Правда, Слипченко имел в виду войну, подобную войне США против Ирака в 1991 году, но концепция бесконтактной войны развилась с распространением беспилотных летательных аппаратов, использующих наступательные боеприпасы и поражающих в массовом порядке танковые силы противника.

На Западе война с использованием дронов также была «горячей» темой в течение многих лет, и концепции использования беспилотных летательных аппаратов, высокоточных боеприпасов и сил специальных операций были разработаны и, благодаря Турции как члену НАТО, в конечном итоге с большим успехом приняты вооруженными силами Азербайджана.

Здесь нужно пояснить, что Россия и Запад придерживаются разных взглядов на то, как интегрировать дроны в техническое обеспечение современной войны, а Азербайджан четко принял концепции использования, аналогичные концепциям НАТО. Согласно российской философии ведения войны, беспилотники не выполняют функцию прямого огневого воздействия, а вместо этого направляют мощную русскую артиллерию.

Другими словами, хотя есть заметные различия в военно-технических вопросах, существует консенсус в отношении того, что дроны, сетецентрический метод и информационная составляющая радикально меняют характер войны.

– Основными объектами удара азербайджанских БПЛА стали бронетехника, РСЗО, ПВО и ОТК противника советского и российского производства. Ранее эти системы считались чуть ли не неуязвимыми. Так в чем причина относительно легкого успешного их поражения беспилотниками?

– Отсутствие у Армении эффективных средств противовоздушной обороны малой дальности было основной причиной, объясняющей практически безнаказанность, с которой действовали азербайджанские беспилотники. Армения закупила зенитные ракеты 9К33 «Оса», которые оказались неэффективными против низкоскоростных беспилотников. Доплеровский радар был предназначен не для того, чтобы следить за маленькими медленными беспилотниками, а для того, чтобы сбивать маловысотные истребители, бомбардировщики и вертолеты. Истребитель Су-30СМ только был получен Арменией и не был готов к бою. Армянские системы С-300 были очень старой версии и неэффективны против беспилотников.

Кроме того, не были готовы системы радиоэлектронной борьбы для глушения разведывательно-атакующей сети Азербайджана. Все это стечение обстоятельств оставило армянскую армию без «крыши», через которую рои беспилотников могли безопасно для себя обнаруживать и атаковать цели без какого-либо сопротивления.

– Военные эксперты Великобритании и Германии заявили о том, что пора кардинальным образом пересматривать подход к использованию БПЛА. Вы и сами отмечали, что теперь военным придется разрабатывать новые доктрины. В чем, по вашему мнению, будут заключаться инновации?

– Во-первых, необходимо изменить всю архитектуру и структуру современных вооруженных сил, которые все еще представляют собой постепенную эволюцию боевых единиц, сложившихся во время Второй мировой войны. Для всего командования и управления, необходимого для использования преимуществ новых военных технологий, потребуются силы, средства связи, разведка и командные структуры, которые должны будут управлять большим количеством роботизированных элементов и беспилотных летательных аппаратов различных типов, а также большим количеством наступательного и оборонительного оружия, которое будет действовать в тандеме.

Это называется «мозаичной войной», разрабатываемой в основных центрах военной мысли в США, и является революционным изменением в нашем понимании ведения войны. Эта стратегия будет представлять собой войну роев беспилотников, которые будут в высокой степени автоматизированы для достижения большой скорости в операциях, направленных на быстрое достижение преимущества и ослабление противника.

На мой взгляд, было бы предпочтительнее знать об инновациях в этой области, вводимых в США, и не доверять оборонным технологиям и теоретикам из Франции, Германии и остальной Европы, поскольку они интеллектуально заметно отстают в этих вопросах.

– Сейчас активно разрабатываются противодронные ружья и системы РЭБ, предназначенные для борьбы с малозаметными целями. Предположим, что Армения каким-то образом заполучит в будущем эти устройства. Тогда как будет выглядеть военный конфликт с Азербайджаном, если, конечно же, Баку и Ереван не придут к общему знаменателю? И чем он завершится, если сравнивать экономический, военно-технический и демографический потенциал двух стран?

– На самом деле мне трудно предположить, как будет выглядеть гипотетический будущий военный конфликт между Арменией и Азербайджаном, потому что характеристики вооруженных сил обеих стран могут сильно различаться через 5, 10 или 15 лет.

Однако в течение многих лет Азербайджан демонстрировал гораздо более высокую способность к военным инновациям, чем Армения, и это было ясно видно в военном конфликте 2016 года (четырехдневная война). Глядя на превосходство Азербайджана в 2016 году и тип военных закупок, которые он производил до 2020 года, мне стало ясно уже в самом начале войны 2020 года, что Азербайджан технологически намного превосходит Армению.

Военные инновации – это сложный вопрос, и страна, тратящая большую сумму денег, подходящая с новаторством к вопросам стратегии, может достичь большего военного превосходства. Классический пример – немецкая армия в 1940 году против французской. Последняя отличалась крайне старомодной доктриной, тогда как немцы использовали новаторскую для того времени стратегию. То есть, я подразумеваю, что размер экономики и численность населения в случае войны между Арменией и Азербайджаном вряд ли будут действительно определяющими факторами. Другой классический пример – это войны Израиля с 1948 по 1973 годы с арабскими странами, обладающими более высоким ВВП и более многочисленным населением.

В то же время, да, демографические и экономические прогнозы в отношении Азербайджана также выглядят очень благоприятными и в долгосрочной перспективе. Другими словами, у Армении в настоящее время нет обнадеживающих перспектив для ведения войны против Азербайджана.

С другой стороны, возвращаясь к примеру Израиля, отмечу, эта страна перманентно сталкивается с постоянными угрозами со стороны своих соседей из вооруженных группировок ХАМАС и Хезболла. Новые военные технологии, позволяющие осуществлять высокоточные атаки на большом расстоянии с помощью беспилотников, управляемых ракет и любых других боеприпасов, могут дать Армении возможность вести мелкомасштабную асимметричную войну против Азербайджана, так же как ХАМАС и Хезболла воюют против Израиля. Однако присутствие российских миротворцев в сочетании с материальным превосходством Азербайджана сделает маловероятным возобновление нового крупномасштабного военного конфликта, подобного конфликту 2020 года.

Скорее всего, дальнейшее развитие ситуации сведется к дипломатическим играм Азербайджана и Армении с Россией и пытающейся получить большее влияние в регионе Турцией.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ