Еревану хотелось бы военного конфликта между Ираном и Азербайджаном

Однако, по мнению российского военного эксперта, войны мкжду Тегераном и Баку не будет.

Как передает AZE.az, Vzglyad.az публикует интервью с военным политологом, доцентом кафедры политологии и социологии РЭУ имени Г.В. Плеханова Александром Перенджиевым.

– Как вы оценили бы итоги визита премьер-министра Армении Пашиняна в Москву? Какие вопросы поднимал президент России Владимир Путин на встрече с Пашиняном?

– Полагаю, что вопрос обострения отношений между официальными Баку и Тегераном стал одним из основных российско-армянской встречи на высшем уровне. Хотя он и остался, так сказать, за кадром. Официальный Ереван, безусловно, ищет плюсы в создавшемся ирано-азербайджанском обострении, чтобы четче понять, какие дивиденды он может получить из этого. При этом уделяет внимание и механизмам получения данных дивидендов. Поэтому для армянского лидера было важно узнать позицию официальной Москвы по поводу нарастания конфликта между официальными Баку и Тегераном. Возможно, что два лидера во время своей встречи затронули тему участия Израиля в данном конфликте.

С одной стороны Иран упрекает Азербайджан в тесном военном сотрудничестве с официальным Иерусалимом. А с другой стороны, официальный Ереван, который является, по сути, стороной сочувствующей официальному Тегерану и противостоящей официальному Баку, также выстраивает тесные связи с Израилем в военной сфере. Обсуждались вопросы реализации трехсторонних российско-армяно-азербайджанских соглашений от ноября 2020 года и января 2021 года. Стороны согласовали свои позиции по Нагорному Карабаху и возможность вынесения этого вопроса на предстоящий саммит глав государств — членов СНГ 15 октября 2022 года.

– Недавно же состоялся визит главы МИД Ирана в Россию. Иранский министр встретился с главой МИД России Сергеем Лавровым. С какой повесткой по азербайджанскому направлению прибыл Хоссейн Амир Абдоллахиан в Москву?

– Повестка встречи касалась, прежде всего, выстраивания стратегического взаимодействия в экономической сфере и заключения договоров о намерении подписать новые взаимовыгодные контракты. Тема обострения ирано-азербайджанских отношений не могла остаться в стороне, и представитель официального Тегерана постоянно пытался привлечь к ней внимание. Однако министр иностранных дел России Сергей Лавров всячески пытался нивелировать эту тему.

Официальную Москву в связи с конфликтом между официальными Баку и Тегераном, прежде всего, беспокоит реализация макрорегионального проекта «Транспортный коридор Север-Юг», старт которому был дан 08 августа 2016 во время трехсторонней встрече Владимира Путина, Ильхама Алиева и Хасана Рухани в столице Азербайджанской республики. И, одновременно, реализация других совместных российско-иранских экономических проектов в настоящее время. Именно уточнение позиций по дальнейшему экономическому сотрудничеству между официальными Москвой и Тегераном и было главной темой встречи министров иностранных дел России и Ирана.

– Как вы знаете, отношения Баку и Тегерана заметно обострились. Иранская сторона утверждает, что их беспокоит израильский фактор на территории Азербайджана. Как далеко могут зайти отношения Баку и Тегерана?

– Полагаю, что военного конфликта между ИРИ и Азербайджаном не произойдет. Как бы кому не хотелось, чтобы это произошло. Уже происходит обмен мнений между министрами иностранных дел Ирана и Азербайджаном. Уверен, что в ближайшее время будет сформирована переговорная площадка между официальными Баку и Тегераном, с участием России и других заинтересованных в погашении данного конфликта государств.

– Как в России реагируют на обострение ирано-азербайджанских отношений?

– Прежде всего, в России не создается информационной шумихи вокруг этого конфликта. Есть уверенность, что стороны не перейдут точку невозврата к мирному урегулированию отношений и выражают уверенность в том, что официальный Баку и Тегеран найдут компромиссные решения.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ