Иран сделает все возможное для урегулирования конфликта в Карабахе

“Мы всегда поддерживали территориальную целостность Азербайджана”.

Как передает AZE.az, об этом в интервью АПА сказал посол Ирана в Азербайджане Джавад Джахангирзаде.

– Как Вы оцениваете существующие политические связи между Азербайджаном и Ираном?

– Политические связи между Азербайджаном и Ираном находятся на очень высоком уровне. Между президентами двух стран также очень хорошие отношения. До сих пор отношения не были на таком высоком уровне. Президенты встречались 12 раз, а в 13-й раз они встретятся в августе в России, в рамках трехсторонней встречи президентов Азербайджана, Ирана и России. Как вам известно, первая встреча в формате Азербайджан – Иран – Россия состоялась по инициативе президента Азербайджана Ильхама Алиева в Баку, вторая была в Иране, а в этом году пройдет в России. И на международной арене двух президентов связывают очень хорошие отношения. Также хороши отношения между министрами иностранных дел обеих стран, председателями совместной экономической комиссии, парламентами наших стран. Надеемся, что связи будут крепнуть еще больше. Между Азербайджаном и Ираном много общего. Есть фактор религии, культуры, кухни. Как вам известно, в феврале будущего года в Иране пройдут парламентские выборы. Возможно, до выборов осенью этого года представители дружеской группы Азербайджан-Иран посетят Иран.

– На каком уровне находятся экономические связи между двумя странами?

– Я был назначен послом в Азербайджан в 2016 году. Тогда торговый оборот между странами составлял 220 млн. долларов. В течение последних 3 лет торговый оборот вырос в 3 раза. За 5 лет 2019 года торговый оборот между Азербайджаном и Ираном составил 270 млн.долларов. До конца года эта цифра может составить 600 млн долларов. Число иранских компаний, работающих в Азербайджане, с 500 выросло до 1000. В числе совместных проектов между нашими странами стоит отметить проект железной дороги Астара-Решт. Мы сотрудничаем во всех экономических сферах. Кроме того, на высоком уровне находятся связи в энергетической и нефтяной отраслях. В настоящее время действуют 6 совместных заводов. После обретения Азербайджаном независимости Иран вложил в экономику Азербайджана 3 млрд. 700 млн.долларов. Есть еще потенциал для углубления и развития экономических связей. 1 300 000 азербайджанцев посетили Иран, сотни тысяч иранцев посетили Азербайджан.

– Какие проекты реализуются между Азербайджаном и Ираном в сфере здравоохранения?

– В сфере здравоохранения между двумя странами также реализуется несколько проектов. Один из них – лекарственный завод в Пираллахи. С итальянской компанией заключен договор на поставку оборудования на завод. Кроме того, есть совместная иранско-азербайджанская клиника. Иранские специалисты приезжают и оказывают услуги азербайджанским пациентам. Этим совместные проекты не ограничиваются. Тебризский университет выделил 20 бесплатных мест для азербайджанских студентов, желающих специализироваться в сфере медицины. Это внесет вклад в развитие связей между Азербайджаном и Ираном в области медицины. А в Азербайджанском медицинском университете обучается около 700 иранских студентов.

– Планируются ли взаимные визиты на высоком уровне?

– На этой неделе для участия в выставке в Иран отправится министр транспорта, связи и высоких технологий Азербайджана Рамин Гулузаде. В рамках выставки встретятся министры связи Ирана, Азербайджана, России и Турции. В ближайшее время ожидается визит в Иран министра экономики Шахина Мустафаева. Как я отметил ранее, в августе встретятся президент Азербайджана Ильхам Алиев и президент Ирана Хасан Рухани.

– Как вы думаете, какой вклад может внести Иран в урегулирование нагорно-карабахского конфликта?

– Иран всегда поддерживал территориальную целостность Азербайджана. Нагорно-карабахский конфликт должен быть решен мирным путем в рамках территориальной целостности Азербайджана. На последней трехсторонней встрече министров иностранных дел Азербайджана, Турции и Ирана министр иностранных дел Ирана заявил, что Иран может сыграть роль в сближении сторон для урегулирования нагорно-карабахского конфликта.

Иран граничит как с Азербайджаном, так и с Арменией. Существование этого конфликта, естественно, отрицательно влияет на регион. Иран готов сделать все возможное для урегулирования конфликта. Но это зависит от воли сторон конфликта.

– Срок Ваших полномочий истекает. Назначение на Ваше место уже произведено?

– Да, срок моих полномочий истекает. Решение о назначении должен принять президент Ирана.

– XVIII саммит глав государств и правительств стран-членов Движения неприсоединения будет проведен в Баку 25-26 октября. Примет ли иранская сторона участие в работе саммита?

– Да, Иран будет участвовать в этой мероприятии. Кто будет представлять Иран, станет ясно в ближайшее время.

– Какова ситуация вокруг переговоров по ядерному соглашению?

– Как вы знаете, верховный представитель ЕС по внешней политике и вопросам безопасности Федерика Могерини заявила, что Иран не выходил за рамки полномочий, предусмотренных соглашением. США, просто, усложняют ситуацию. Мы действуем в соответствии с соглашением. Наш министр сказал, что мы будем продавать свою нефть, но свою честь – никогда. Мы сохраним свою страну, чего бы это нам не стоило, но в то же время, мы сохраним свою честь. У нашей страны, культуры имеется семитысячилетняя история. Страна продержалась 7 тысяч лет, прошла войны, голод, столкнулась с большими сложностями, но выдержала. Эта страна, этот народ будут стоять до конца. Конечно же, эти дни пройдут, станут историей, останутся в памяти людей.

– Каковы основные ожидания Ирана от ЕС?

– У нас есть больные, которым срочно требуются лекарства. Страдающие онкологическими заболеваниями люди не могут приобрести необходимые препараты из-за санкций. Они ввели эмбарго. Мы называем это не санкциями, а войной. Это война против иранского народа. Иран ни с кем не ведет войну. Есть соглашение, но его не соблюдают. Почему Европа не соблюдает его? Почему соглашение должно быть односторонним? Одна сторона будет выполнять все условия, а другая нет. Какая страна примет это? Естественно, Иран также не приемлет этого.

– Есть ли вероятность нормализации отношений Иран-США и, от каких факторов это будет зависеть?

– Иран всегда говорит, что США нарушили эти правила. Они выдвигают соглашение, а затем отбрасывают его в сторону. Нормализация отношений в таких условиях не представляется возможной. Мы хотим, чтобы США сдержали свое слово. Барак Обама и Джон Керри два года вели переговоры. Они ушли, пришло новое правительство. Один президент уходит, другой приходит. Но они не сдерживают своего обещания.

– Как санкции могут повлиять на экономические отношения Азербайджан-Иран?

– Мы стараемся, чтобы санкции не повлияли на отношения с дружественными и братскими странами, в том числе с Азербайджаном. Отношения между Азербайджаном и Ираном развиваются с каждым днем. Это происходит в соответствии с международными правилами.

Поделитесь своим мнением

Please Login to comment
  Subscribe  
Уведомить о