Израильский эксперт: не дело Ирана указывать Баку с кем дружить

Недавно в Иране к власти пришли фундаменталисты, их новая политика привели к напряжению в отношениях между Ираном и Азербайджаном.

Как передает AZE.az, Caliber.Az пкбликует интервью с израильским востоковедом, сотрудником Еврейского университета в Иерусалиме, доктором Владимиром Месамедом.

– Как вы оцениваете нынешнюю напряженность между Азербайджаном и Ираном?

– В течение последних двух-трех недель создалась очень серьезная ситуация на границе между Азербайджаном и Ираном. В принципе, ничего особо неожиданного здесь нет. Дело в том, что когда дружат и пытаются наладить очень тесные отношения две страны, между которыми лежит очень много противоречий, всегда так получается.

Вроде две страны самой судьбой определены быть в нормальном диалоге из-за того, что в Иране примерно 20% населения составляют этнические азербайджанцы. Кроме того, Азербайджан и Иран в определенной степени связывает общая историческая судьба. Это определенные посылы, чтобы обе страны были в хороших отношениях. Но, с другой стороны, существует масса разъединяющих факторов. Азербайджан является секулярной страной, а Иран – теократическим государством. Этот фактор в некоторых ситуациях может играть достаточно серьезную роль.

Чуть больше месяца назад в Иране к власти пришли фундаменталисты во главе с президентом Ибрагимом Раиси. Все важнейшие посты в правительстве заняли ярые фундаменталисты. Понятно, что это создает новый крен в отношениях между двумя странами. И используемый на протяжении последних 30 лет дипломатический тон сменился на более резкий, который показывает все то, что в настоящее время находится в действии.

Напряженность между Азербайджаном и Ираном возникает не впервые. Я бы сказал, что она запрограммирована. В течение 30 лет двусторонних глубоких и взаимовыгодных отношений эта напряженность прорывалась и в годы президентства в Азербайджане Абульфаза Эльчибея, и во время президентства в Иране консерватора Махмуда Ахмединежата. Последние годы были более-менее спокойными потому, что у власти в Иране находились либералы, пытавшиеся сгладить существующие противоречия с Азербайджаном. Но вот напряженность вновь прорвалась наружу и последние недели она главенствует в отношениях между двумя странами.

– Тегеран обвиняет Баку в размещении на границе с Ираном израильских военных объектов. Так ли на самом деле?

– Иран в очередной раз обвиняет Азербайджан в том, что на границе размещены израильские военные объекты. Это раздражает Иран, для которого Израиль является врагом номер один. Поэтому, когда говорят о том, что Израиль является одним из ведущих политических и торговых партнеров Азербайджана, это действует на Тегеран как соль на рану. Иран не признает ни в каком виде израильское присутствие. Более того, Иран считает, что у такой страны как Азербайджан не должно быть такого дружеского партнера как Израиль. В этом плане это вызывает у властей Ирана раздражение. Иранские чиновники заявляют, что на границе с Азербайджаном находятся израильские военные объекты. Трудно говорить о том, находятся ли эти объекты там на самом деле без каких-либо доказательств. Собственно говоря, несколько дней назад президент Азербайджана Ильхам Алиев вопросил противную сторону, чтобы они указали эти объекты на азербайджанской территории.

Между Азербайджаном и Израилем имеется серьезное военно-техническое сотрудничество. Иран хорошо понимает, что победа Азербайджана в 44-дневной войне во многом предопределена тем, что Израиль предоставил Баку новейшие вооружения и технологии. С другой стороны, данная победа – это воля самого Азербайджана, давно желавшего освободить оккупированные территории. Это и получилось силой израильского оружия и иных факторов, которые были привязаны к этому процессу. Поэтому власти Ирана в последнее время об этом открыто говорят. Они могут говорить и о других фактах сотрудничества не только в военной сфере, например о поставках азербайджанской нефти в Израиль. Азербайджан обеспечивает 40-50% потребности Израиля в нефти. И Азербайджан как независимое государство не должен согласовывать с Ираном, с кем и как ему дружить.

– Что будет дальше?

– Полагаю, что ни Азербайджан, ни Иран не заинтересованы в дальнейшем развитии напряженности. Поэтому это все должно утихнуть. Война не может быть решением сложившейся ситуации между странами, которых многое связывает.

– Как вы оцениваете усиление роли Турции на Южном Кавказе?

– С учетом того, что Турция считает Южный Кавказ зоной своих жизненных интересов, Анкара пытается наладить диалог с Арменией. С Азербайджаном и Грузией у Турции довольно доверительные отношения, которым победа в 44-дневной войне добавила определенный стимул.

– Как вы оцениваете ситуацию сложившуюся после 44-дневной войны?

– Нынешние события говорят о том, что конфликт не полностью разрешен. Есть какие-то остаточные явления, которые с течением времени будут урегулированы. По результатам войны стороны должны подписать мирное соглашение. Более четкое и многоступенчатое, чем подписанное в ноябре прошлого года трехстороннее заявление лидеров Азербайджана, России и Армении. После этого, на мой взгляд, можно ожидать постепенного снижения напряженности.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ