Jah Khalib: моя кровь в Азербайджане начинает бушевать

Популярный казахстанский рэпер азербайджанского происхождения Jah Khalib’а (Бахтияр Мамедов) дал интервью российскому изданию «Теленеделя».

«Я всегда за простоту человеческую. Потому у меня девиз такой: «Быть человеком более старого порядка. Быть за душу, за человеческие отношения», – рассказывает Jah Khalib в интервью «Теленеделе».

Говоря о клип «Медина», который за неделю набрал более 5 млн просмотров, Jah Khalib говорит: «Такого количества просмотров я не ожидал. Но клип пошел, и это удивило. Мы недавно с музыкантами обсуждали такой момент. Сейчас прогрессирует западный стиль музыки, то есть все более открытое, более простое: «Как классно, давай погуляем, давай будем жить!» И люди немного устали от этого. Поэтому мы взяли восточную тему. А Восток всегда манил всех своей мистикой, загадочностью. Поэтому людям, наверное, и понравился наш клип».

А сейчас клип на песню «Медина» просмотрен в YouTube более 91 млн раз.

Jah Khalib активно занимается благотворительностью в Казахстане: «У нас есть свой фонд в Алматы, есть четыре программы, в которых мы участвуем. Одна называется «Дорога в школу» – мы покупаем канцелярские товары, завозим их фурами в Алматы. Потом собираем волонтеров доставлять канцелярские принадлежности в многодетные семьи. Есть еще программа, когда мы обеспечиваем нуждающихся продуктами. В каждой коробке мука, рис, макароны, тушенка, подсолнечное масло. Обычно товаров в коробке где-то на 10 000 тенге, это примерно 2000 рублей. И семья из семи человек растягивает еду на три месяца. Для меня, для моих ребят очень важно это знать, чтобы не взлететь в плане своего эго. Третья программа: мы, наши знакомые сдаем разные вещи, а семьи, у которых в данных вещах есть потребность, приезжают и выбирают нужные для себя. Наконец, четвертая программа: для тех, у кого квартиры не обогреваются газом, мы покупаем фуры с углем. В прошлом году нам выделили бесплатно 200 тонн угля. Один дядя нас поддержал. Посмотрел, как мы это делаем, сказал: вот вам. Кто-то огурцы нам давал, кто-то – кукурузу».
м призванием, понять, чего хотят добиться в жизни.

Jah Khalib отмечает: «Мой отец азербайджанец. И родина отца – это и моя родина. Я постоянно езжу в Азербайджан, туда, где моя кровь, скажем так, начинает бушевать. Да, и в Казахстане тоже ощущаю подобное. Я даже иногда не понимаю, кто я по национальности. Часто отвечаю, что азербайджанец. Поскольку отец не поймет, если я скажу другое. Но Казахстан – тоже моя родина. Это место, которое меня воспитало, вырастило, дало образование»

«Отец любит только народную азербайджанскую музыку – мугамы. Отец очень круто их исполняет, у него сильный голос. А в семье у мамы все играли на музыкальных инструментах».

«В 10 лет я начал писать биты и минусовки, в 12 уже пытался что-то продать на районе. Это было в момент, когда отца лишили бизнеса. Прежде наша семья еще держалась на плаву, потому что у отца была работа, был свой завод. В какой-то момент бизнес у отца забирают, и наша жизнь в одночасье меняется. Мы лишаемся квартиры, лишаемся всего. Начинаем скитаться по домам. Была некая заначка. И мы думали, что нам хватит этих денег хотя бы лет на восемь-десять. Но деньги – вода. И где-то через 4 года дело дошло до того, что мы переехали в избу — на старую дачу, доставшуюся моему старшему брату от деда. Это была небольшая хатка без печки, хотя уголь там был. Но в сильно влажные зимы мы дома спали в куртках».

«Я злился на родителей. Оттого что был зеленым и глупым. Это со временем мне начало стрелять в голову, что надо что-то делать. Потому что родители пытаются что-то сделать, и я тоже должен что-то делать. Стал работать на студиях и зарабатывать хоть какие-то копейки. Я покупал продукты домой. Свою учебу старался оплачивать сам. Благодарен обстоятельствам, что они так сложились. Есть у меня знакомые, которые выросли в достатке. Я сейчас на них смотрю и вижу: они не знают, что делать в этой жизни. Всегда нужны жесткие обстоятельства, которые тебя приучат к трудностям и научат, как поступать».

«Я не гонюсь за деньгами. Считаю, что всех денег не заработаешь», – говорит певец.

«Мы раз в год объезжаем города, где нас всегда ждут. И у нас есть база своих людей, которые нас всегда ждут. И вот мы раз в год катаем этот тур, распределяя его грамотно. Можно распределить все грамотно, чтобы и для себя многое сделать успеть. Я взялся за здоровье, потому что понял: меня в турах оно тянет вниз. А когда меня что-то тянет вниз, я пытаюсь от этого избавиться. И я пошел к нашему семейному врачу, а он воспитанник школы тибетской медицины, то есть это банки, иглоукалывание, кровопускание через пиявки, правильное питание. В позапрошлом году я весил 131 кг, и у меня еще была грыжа. И я думал: вот я такой молодой и такой нездоровый. Еще Рамадан на тот момент выпал, и я отменил все концерты. И за время Рамадана благодаря массажам, кровопусканию, правильному питанию сбросил 15 кг. Потом мы с врачом пошли на следующую ступень. А с августа я еще занялся спортом, когда у меня вес уже пришел в какую-то норму».

Jah Khalib играет в баскетбол с друзьями и ходит на борьбу: «В детстве я занимался кикбоксингом. Это круто на самом деле, когда ведешь активный образ жизни. Я с прошлого мая не болел ни разу. Причем не пил ни одной таблетки, мне мой врач запрещает. Говорит: «Не пей лекарства, они уменьшают симптомы, но не лечат».

Говоря о свадьбе, певец заявляет: «Я буду выбирать жену по уму. Многие выбирают по любви, а я выберу по уму. Потому что строить семью – это не забава. Для девочек же часто семья – это просто свадьба. Они живут с мыслью о свадьбе, мечтая, как будет классно. И не представляют, что после свадьбы начнется настоящая война – с миром, с бытом и со всем, что тебя окружает. Важно, чтобы жена относилась к моей семье так же, как я. Хочу, чтобы дети выросли грамотно. Чтобы мой отец увидел своих внуков, увидел, какими они стали, и со спокойной душой вернулся на небо и понимал: он эту жизнь прожил не зря».

«Мне важна адекватность человека. В вероисповедании, идеологии всегда можно прийти к общему. Все равно ведь впереди целая жизнь с женой, и мы можем друг у друга чему-то учиться. Плюс муж может служить примером для жены, и, исходя из примера, она сама может прийти к твоему вероисповеданию. Для меня важно, чтобы жена понимала, что мы пойдем на некий фронт, скажем так, в эту взрослую жизнь. А не представляла, что это поцелуйчики, цветочки, как классно, деточки бегают. Деточки по ночам будут плакать, и ты будешь нервничать всю ночь».

Важно, чтобы избранницу обязательно приняли родители: «Это немаловажно, потому что я буду жить с родителями по любому, так как я младший в семье. Сейчас я, когда не гастролирую, тоже живу с родителями. И моя мама хочет видеть в доме женщину. Представьте, мой отец – просто жесткий кавказец, настоящий мужчина, без всяких нежностей, прямо лидер семьи. Брат старший у меня жестяк, я тоже жестяк. И мама одна живет с тремя мужиками и еще пытается нас в узде держать.

Я понимаю, что мама ждет образованную девушку. Когда советуюсь с родителями, говорю: «Есть вот такая девчонка…» Они мне в ответ: «Подумай, посмотри!», куда-то направляют. В славянских странах момент родственников не акцентируется так сильно, как у нас. А мы не считаем, что семья – это два человека, семья – это все мы, все, кто у нас есть. Поэтому я и хочу, чтобы моя жена была мудрой женщиной. Именно мудрой. Красота со временем уйдет и у тебя, и у нее. Так зачем гнаться за этой обложкой».

Поделитесь своим мнением

Please Login to comment
  Subscribe  
Уведомить о