Экс-первый российский сопредседатель МГ ОБСЕ подпевает сепаратистам

Опять Казимиров и очередная порция антиазербайджанских заявлений. Экс-полномочный представитель Президента Российской Федерации по Нагорному Карабаху, первый российский сопредседатель Минской группы ОБСЕ Владимир Казимиров напомнил о себе в связи с 25-летием протокола в Бишкеке, якобы положившем конец активным боевым действия в зоне карабахского конфликта. Апрельские события 2016 года показали, что соглашение, мягко говоря, не устойчивое.

Основную причину затягивания карабахского конфликта Казимиров, конечно же, как и 25 лет назад, видит в поведении Баку. По его словам, «потерпев неудачу в ходе той войны, Азербайджан нуждается в каких-то искусственных проявлениях патриотизма». (https://ru.armeniasputnik.am/karabah/20190513/18568447/Otets-mirnogo-soglasheniya-po-Karabakhu-rasskazal-v-chem-proschitalis-posredniki.html).

Как подчеркнул дипломат, ему очень хотелось бы, чтобы стороны конфликта сегодня смогли выработать такой сценарий урегулирования, который был бы приемлем для всех трех сторон – народов Армении, Карабаха (сепаратистского режима на оккупированных азербайджанских территориях – Vesti.Az) и Азербайджана.

Как передает AZE.az, комментируя для Vesti.Az заявления Владимира Казимирова, известный азербайджанский аналитик Рауф Миркадыров, который часто брал вверх в полемике с российским дипломатом на тему Карабаха, вновь напомнил, что «позиция Казимирова не отражает реалии того времени».

Во-первых, господин Казимиров утверждает, что соглашение о режиме прекращения огня, подписанное в мае 1994 года, постоянно нарушалось со стороны Азербайджана. Это не соответствует действительности. Даже сам Казимиров в нескольких своих интервью, публикациях по карабахскому конфликту, признавал, что имело место нарушение режима прекращения огня со стороны Армении или армянских сил. Вполне возможно, что Азербайджан чаще нарушал режим прекращения огня, но тут необходимо учитывать реалии. Оккупирована территория Азербайджана, то есть правительство Азербайджана имеет перед народом конституционное обязательство по восстановлению суверенитета над всей территорией государства. Таким образом, Азербайджан объективно должен был предпринимать шаги по освобождению оккупированных территорий.

Во-вторых, Казимиров утверждает, что «реальные подвижки в урегулировании карабахского конфликта не стали возможными по той причине, что Азербайджан часто постоянно нарушал режим прекращения огня». В качестве аргумента он приводит заявление глав государств СНГ от апреля 1994 года, где отмечается, что «ликвидации последствий конфликта можно добиться, только если будет строго соблюдаться режим прекращения огня».

Надо учитывать, что заявление глав государств СНГ, при всём уважении к президентам постсоветского пространства, не является юридически обязывающим международно-правовым документом. Это заявление, призыв о добрых намерениях. Ничего более. Утверждены четыре резолюции Совбеза ООН. Это и является тем самым юридически обязывающим документом. Там тоже заявляется о необходимости соблюдения режима прекращения огня, но не только. Там говорится о необходимости освобождения оккупированных территорий Азербайджана, возвращения беженцев, открытии коммуникаций, восстановлении отношений, обеспечения гарантий безопасности мирному населению и т.д.

В этих резолюциях особо отмечается недопустимость угрозы захвата территорий. Сегодняшние заявления с армянской стороны о том, что Азербайджан должен учитывать существующие реалии в корне противоречат известным резолюциям Совбеза ООН.

В этих резолюциях ничего не говорится  о статусе Нагорного Карабаха. По той простой причине, что резолюции были направлены на ликвидацию последствий вооруженной стадии конфликта, а не на определение окончательного статуса Нагорного Карабаха. Только после ликвидации этих самых последствий предполагалось созвать Минскую мирную конференцию, где стороны должны были договориться об окончательном статусе.

Казимиров кривит душой и противоречит истине, когда говорит, что освобождение территорий было подчинено исключительно устойчивому соблюдению режима прекращения огня. Это не так, последняя резолюция Совбеза ООН, принятая в сентябре 1994 года не только призывает к освобождению всех оккупированных территорий, но и требует одностороннего освобождения последней оккупированной территории – Зангелана.

То есть, даже в случае продолжения боевых действий, армянские силы должны были в одностороннем порядке, без всяких условий покинуть Зангеланский район. Таким образом, чтобы не утверждал господин Казимиров, режим прекращения огня является единственным положением резолюции Совбеза ООН, который был выработан до сих пор. Худо-бедно стороны придерживаются этого положения. Все остальные требования до сих пор не выполнены. В этом не малая вина сопредседателей Минской группы ОБСЕ, в том числе России.

И, наконец, Казимиров часто использует в качестве аргумента тот факт, что режим прекращения огня является бессрочным. Но бессрочное не означает вечное. Бессрочное соглашение означает, что оно не требует пролонгации, если стороны, согласны ее придерживаться. То есть, некоторые соглашения подписываются на 10 лет, 15 лет, 40 лет, они бессрочные. Если одна из сторон не заявляет о своем выходе, то подтверждения того, что они придерживаются соглашения, не требуется.

Но это вовсе не означает, что стороны не имеют права выхода из соглашения. Даже бессрочного. Повторюсь, ни одно бессрочное соглашение – не вечное. Особенно соглашение о режиме прекращения огня, которое создает предварительное условие для урегулирования того или иного конфликта.

Поделитесь своим мнением

Please Login to comment
  Subscribe  
Уведомить о