Эксперт: Азербайджан не в «Дуге нестабильности», это устойчивая страна

В последние годы часто говорят о существовании некой «Дуги нестабильности» – революции, межрелигиозные и межнациональные конфликты, сепаратизм. Считается, что возникла цепочка, которая растянулась от Юго-Восточной Азии до Африки и Украины. Так ли это на самом деле?

Как передает AZE.az, Media.Az беседует с Алексеем Фирсовым, российским социологом, основателем центра социального проектирования «Платформа», председателем комитета по социологии РАСО (Российская ассоциация по связям с общественностью).

– Существует ли, на ваш взгляд, «Дуга нестабильности»?

– У нас очень любят такие геометрические метафоры. Вот сейчас в России тоже появилась некая внутренняя «Дуга нестабильности». Это термин, который начал гулять в СМИ. Речь о городах, в которых заметны протесты: Екатеринбург, Архангельск, Москва, Петербург. И говорят о внешней Дуге нестабильности. Россия как будто в кольце фронтов.

Но, конечно, есть неустойчивые страны, которые можно соединить в какую-то линию. Граница Россия крайне широка, часть этих стран располагаются вдоль периметра. Можно их доже добавить в эту «дугу». Но надо понимать, что многие из этих стран – новые в силу природы своего появления. Речь о распаде СССР и других процессов. Они нестабильны не потому, что эта «дуга» там появилась. Просто это страны, которые не выстроили институты. Так что не удивительно, что вокруг РФ, да и внутри, существуют такие зоны. Ну, давайте, назовем это «дугой».

Но есть государства, которые и не граничат с Россией, не образуют никакую геометрическую фигуру.

– А есть ли какие-то внешние силы, которые заинтересованы в раскачивании ситуации, скажем, в Прикаспийском регионе и других, это, как говорят, «коллективный Запад»? Мы видим Украину (при президенте Петре Порошенко), видим прошлогоднюю «бархатную революцию» в Армении. Периодически звучат опасения о раскачке Казахстана, других стран Центральной Азии.

– «Коллективного Запада» не существует. Запад – он разный. Есть ценностные, культурные вещи, которые его объединяют, а есть то, что разъединяет в силу различной внешней политики. Даже внутри Европы сейчас множество расхождений. Но, я убежден, что любая сильная страна, находящаяся в состоянии геополитической и экономической экспансии, стремится к расширению своего влияния и это естественно. Эти страны, так или иначе, влияют на события, пытаются ими управлять. Это не обязательно задача развязать гражданскую войну и т.д. Речь идет о расширении своих интересов в тех точках, где ситуация не очень устойчива.

У некоторых государств есть большой исторический опыт подобных действий. Кто-то, как Китай, использует экономические рычаги, для расширения зоны своих интересов. Возможны разные стратегии. Но особого заговора видеть не нужно. Это просто экспансионистская логика, заложенная внутри сильных государств. У них накоплен потенциал, они хотят его развивать за пределами своих национальных границ.

– Соединенные Штаты – одно из крупнейших государств, которое имеет больше рычагов давления, влияния…

– Ну, потому что у них больше ресурсов. Если бы у России было бы столько возможностей, то я убежден, что она бы делала что-то похожее. Впрочем, такое уже было во времена СССР, когда Москва создавала зоны своего влияния в мире. Это – природа государства.

– Если есть «Дуга нестабильности», то, наверное, есть и «Дуга стабильности», или, как минимум, страны, которые упорно сопротивляются и не хотят становиться нестабильными? Возьмем Южный Кавказ. Азербайджан находится в «Дуге нестабильности»?

– Конечно же, нет. Помогает наличие ресурсов, а также более эффективно выстроенная модель управления. Азербайджан по сравнению со своими соседями, является гораздо более устойчивым государством.

– Приводят ли «оранжевые», «бархатные» и прочие революции к стабильности в стране? В принципе, если говорить о Южном Кавказе, есть опыт и Грузии, и Армении. Жизнь лучше не стала, а протестов стало больше.

– Ни одна революция не дает быстрой стабильности. Революция разрушает старые институты, а создание новых – это длительный процесс. Действительно, эти территории трясет. Плюс, работает фактор завышенных ожиданий, которые удовлетворить невозможно. В умах возникает фрустрация (ощущение обмана и невыполненных обещаний – ред.): «Идеалы «майдана», «революции» и т.д. предали». Так что власть не должна накапливать противоречия, которые потенциально могут привести к кризису системы.

Поделитесь своим мнением

Please Login to comment
  Subscribe  
Уведомить о