Эксперт: Баку дал Еревану шанс не проиграть войну, а все решить переговорами

По мнению российского эксперта, ощущение собственной безнаказанности и общая безответственность за принимаемые под чужую диктовку решения подтолкнули власти Еревана к решению об организации военных провокаций.

Как передает AZE.az, Axar.az публикует интервью с директором Института современного государственного развития, российским политологом Дмитрием Солонниковым:

– По вашему мнению, с какой целью Армения устроила 27 сентября провокацию, которая вылилась в масштабные военные операции?

– Нынешнее руководство Армении живет и работает в соответствии с методичками и рекомендациями международных структур, таких как фонд Сороса и аналогичные ему. Их основная стратегия – это создание яркой картинки, быстрой атаки по различным коммуникационным каналам, обеспечение информационного давления. Это же было организовано и в нынешней ситуации: попытка оказать давление на Россию, организация информационных провокаций против стабильной политики ОДКБ с втягиванием стран договора в войну с Турцией, страной – членом НАТО.

В Армении и до начала горячей стадии конфликта была очень сложная ситуация и в экономике, и в системе государственного управления. Нужна была встряска, на которую можно было бы списать внутренние сложности и которая помогла бы сплотить население вокруг центральной власти.

Ощущение собственной безнаказанности и общая безответственность за принимаемые под чужую диктовку решения подтолкнули власти Еревана к решению об организации военных провокаций. Собственных сил на реальные военные действия в Армении нет уже давно. И если прошлое руководство страны, понимая сложность положения, старалось нивелировать реальные боевые действия, то власти, оказавшиеся у руля страны после 2018 года, реализмом не отличаются. За два года ни экономическое, ни военно-техническое положение в стране явно не улучшилось, а отношения с Россией заметно осложнились. В итоге кроме как на организацию информационных провокаций, больше ни на что рассчитывать не пришлось.

– В чем причина того, что президент Путин отказал Еревану в поддержке, даже в виде дипломатического давления на Баку?

– Азербайджан освобождает свои оккупированные районы, которые по всем законам и с международной точки зрения (в том числе и стран – членов ОДКБ) относятся к его юрисдикции. Это Москва никогда не подвергала сомнению.

Все попытки Еревана провокациями вызвать огонь по территории самой Армении или доказать участие в боевых действиях представителей третьих стран ни к чему не привели. В Москве четко отделяют реальность от фейк-ньюс. И чем последних больше, тем сложнее отношение к стороне, их запускающей. Россия будет очень болезненно относиться к попыткам манипулировать ее позицией и втягивать ее в чужой конфликт ради сомнительных интересов. Отсюда подчеркнутое дистанцирование от проармянской позиции.

– Как вы считаете, почему в интервью Sky News президент Алиев сравнил побывавшие под оккупацией освобожденные территории со Сталинградом?

– Президент Алиев неоднократно прибегает к аналогиям с Великой Отечественной войной, вспоминая единство народов тех лет в борьбе против общего врага и память об общих героях тех лет. Это находит живой отклик в России, и это определенным образом противопоставляется позиции Армении с возвеличиванием памяти пособника Гитлера, военного преступника, осужденного советским судом, Гарегина Нжде.

– В ночь на 10 октября министры иностранных дел Азербайджана и Армении при посредничестве Москвы приняли совместное заявление. Хотя один из главнейших его пунктов – перемирие – был тут же нарушен армянской стороной, как в целом можно расценивать этот документ?

– Принятие совместного заявления в нынешнем виде – это победа азербайджанской дипломатии, которая сейчас имеет возможность говорить с позиции явно более сильной стороны. Это касается и пункта о неизменности формата переговорного процесса, и, что на мой взгляд более важно, пункта о том, что стороны приступают к субстантивным переговорам с целью скорейшего достижения мирного урегулирования. Именно эта инициатива уже несколько раз озвучивалась азербайджанской стороной на переговорах и каждый раз не находила поддержки. Теперь она зафиксирована.

То есть появляется возможность в результате переговоров, а не боевых действий добиться подписания договора о мирном урегулировании с решением территориального вопроса. Это шанс для Армении выйти из ситуации, сохранив лицо. То есть не проиграть войну и капитулировать, а провести цивилизованные переговоры и выйти из них, сохранив достоинство.

– Как вы прокомментируете ракетный удар по Гяндже, в результате которого погибло 9 человек, в том числе 4 женщины?

– Днем в понедельник глава МИД России Сергей Лавров подтвердил, что договоренность о прекращении огня в Нагорном Карабахе соблюдается не в полной мере. Вопиющим фактом здесь являются произошедшие накануне обстрелы мирных городов Азербайджана, не находящихся непосредственно в зоне военных действий, в том числе удар ракетой «Точка У» по городу Гянджа и ракетой «Смерч» (неразорвавшейся) по городу Мингячевир.

Подобное может происходить по причине того, что Армения изначально рассматривала переговоры и принятие соглашения только как повод для передышки, передислокации и общего затягивания времени. Это самый печальный вариант развития событий. При таком раскладе соглашение скоро может быть отвернуто обеими сторонами и полноценные военные действия будут продолжены.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ