Эксперт: Еревану придется договариваться с соседями

Ситуация в Украине и Армении во многом похожи. Существует история революций и их попыток. В прошлом году в Армении к власти пришел прозападный деятель Никол Пашинян, хотя страна все равно осталась в интеграционных объединениях, возглавляемых Российской Федерацией. Однако прямые посылы президента РФ Владимира Путина армянский премьер Никол Пашинян не воспринял.

В Украине Россия откровенно сделала ставку на Оппозиционную платформу «За життя». И, по итогам парламентских выборов эта политическая сила стала второй. Правда, с огромным отрывом от президентской партии «Слуга народа».

Как передает AZE.az, Media.Az поговорила c украинским социологом Евгением Копатько, которого попросила провести аналогию между событиями в Украине и Армении.

– Я начну с вопроса-сравнения по Украине и по Армении. Для меня уже после первого тура президентских выборов в Украине было очевидно, что президентом станет Владимир Зеленский. Так и получилось. Затем последовали парламентские выборы, на которых победила партия Владимира Зеленского – «Слуга народа». И это было ожидаемо. Но Россия поставила на другую силу – «За життя» («За жизнь» – ред). И вот итог: в Армении, где произошла бархатная революция, пришел к власти прозападный Пашинян, а в Украине случилась «электоральная революция». Это ошибки в расчетах?

– Давайте, я начну с Армении. У России не было сбалансированной политики в отношении Армении. Армянские деятели решали свои вопросы самостоятельно, периодически апеллируя или к России, или к Западу.

Кстати, я был после армянского «майдана» в Ереване, меня пригласили на конференцию. Я спросил: Сколько человек работает в американском посольстве в Ереване? Мне назвали цифру в 2 тысячи человек. Так что понятно, что у американцев была своя продуманная, долговременная, акцентированная на результат политика в отношении Армении. И США добились желаемого результата. Россия, судя по всему, не вмешивалась.

Произошедшая смена власти в Армении – это такое медленное дистанцирование от России. Да, Армения пока входит в интеграционные объединения с Россией. Но какие-то другие шаги будут впереди.

Пока что российская сторона ведет себя аккуратно. А американцы серьезно занялись «армянским направлением». И еще какое-то воздействие за счет диаспоры (армянской – ред.) присутствовало. Но, как мне кажется, Москве нужно вести более активную политику, чтобы в будущем выстраивать отношения.

– А что касается Украины?

– Это еще более сложный вопрос. Политики по отношению и к Украине не было. Украинцы и русские – это два самых близких народа. Еще до войны мы проводили опросы. Так вот, большинство населения Украины не считало русских национальным меньшинством, а Россию называли братским государством. Поворот на 180 градусов произошел после второго «майдана». А у России не было стратегической позиции по Украине, была ситуативная реакция, попытки договориться с украинскими элитами.

В 2014 году произошел глубинный слом. Вы только представьте себе близость народов, ведь 65% украинцев, согласно данным опросов сообщали, что у них есть родственники или друзья в России. Есть общая религия. Но, тем не менее, конфликт произошел, расколов общество. Произошел и глубокий гражданский конфликт. Я это воспринимаю очень тяжело, происходит братоубийственная война.

Хочу привести цифру, чтобы ваши читатели поняли масштабы: в Донецкой и Луганской областях Украины до войны проживало 6,5 миллионов граждан. Сейчас многие уехали в Россию, а другие стали, как говорят, внутренне перемещенными лицами. Это тяжелая, деликатная тема. И, увы, она на долгие годы.

– Давайте вернемся к Армении. В середине сентября армянский премьер Никол Пашинян собирается в США. Он очень надеется на полноценную встречу с президентом США Дональдом Трампом. Но уже в октябре в Ереван может приехать президент России Владимир Путин. У Никола Пашиняна возникла своего рода «вилка». Так что же выберет «новая Армения» во главе с «революционным лидером» – Запад или Россию?

– Полагаю, что западный вектор закреплен в повестке дня Армении, которая будет двигаться медленно, но уверенно на Запад. США будут продвигать свои интересы в Армении, это очевидно. Но, в то же время, армянские власти будут вести себя осторожно, ведь высоки риски…

– Кстати, если говорить о рисках: 5 августа армянский премьер, находясь на оккупированных территориях Азербайджана заявил, что «Карабах – это Армения». Ни один из предыдущих лидеров Армении не позволял себе подобных заявлений…

– Я помню украинский опыт. И когда был в Армении, то говорил – надо быть внимательными. В Армении может быть нарушено общественное согласие, возникают аналогии с Украиной.

Но риск дестабилизации в стране есть. И это связано не только с армяно-азербайджанским конфликтом. Есть вопрос национального консенсуса внутри самой Армении. Да, Армения моноэтническое государство, но проблемы существуют. Еревану надо договариваться с соседями, а любые резкие движения могут привести к конфликту.

Поделитесь своим мнением

Please Login to comment
  Subscribe  
Уведомить о