Китай просчитывает важность для него Зангезурского коридора. ВИДЕО

По мнению российского эксперта, со стратегической точки зрения китайцы будут уделять должное внимание Зангезурскому коридору.

Как передает AZE.az, Caliber.Az публикует интервью с председателем экспертного совета Российско-китайского комитета дружбы, мира и сотрудничества, российским востоковедом, китаеведом Юрием Тавровским.

– США не пригласили Россию, Китай, Турцию и Азербайджан на так называемый «саммит за демократию». Приглашение получили лишь союзники Вашингтона, и некоторые небольшие страны, в том числе и Армения. Каков замысел проведения такого саммита?

– Странно, что не пригласили. Смысл этого мероприятия в том, чтобы противопоставить автократию демократии. Мы с вами попали в раздел автократов, а все остальные – это пламенные «демократы».

Подобное мероприятие проводится впервые. Американцы пытаются создать нечто похожее на Коминтерн – орган, который в 1919 году был создан большевиками. А это будет международный антиавтократический интернационал. В первую очередь это все направлено против Китая и России. Я бы даже уточнил: в первую очередь против Китая, поскольку именно он представляет для США идеологическую угрозу. Если при президенте Трампе шла торговая война, и претензии выдвигались по поводу превышения экспорта над импортом, воровства технологий, то уже при Байдене на первый план вышла именно идеология. Почему? Потому что Байден представляет Демократическую партию, а она традиционно уделяет внимание идеологии. В Демократической партии очень сильную позицию занимают неоконсерваторы. Это бывшие троцкисты, которые смешали троцкистскую идеологию с мормонами, протестантами, иудеями, создав эту квазиамериканскую религию: «Америка – храм на горе», «Америка должна быть единой», «Одной повелевать всем миром», «Все соперники должны устраняться». Именно поэтому был устранен Советский Союз с его коммунистической идеологией, которая соперничала с американскими демократическими ценностями. Теперь очередь дошла до Китая. В статьях, которые публикуются в солидных американских журналах, эти мыслители, принадлежащие к неоконсервативному направлению, пишут, что идеология важнее торговли, научной области.

Все правильно поняли, против кого это направлено. Россия не реагирует. А китайцы реагируют. Они начали свой контрфорум – «Форум общечеловеческих ценностей», который будет проходить несколько дней в три этапа: 4-5, 9-10 и 14-15 декабря.

Когда китайцы приглашали меня выступить на одном из заседаний форума, то намекнули, что участвовать будет и Си Цзиньпин. То есть, представляете, какое внимание китайцы уделяют этому форуму. У них идеология социализма с китайской спецификой. И они намерены его развивать не только на своей территории, но и продвигать за пределы Китая. Так что все это серьезно.

– На днях состоялась видеоконференция между председателем КНР Си Цзиньпином и президентом США Джо Байденом. Почему она стала возможной на фоне непрекращающегося давления на Китай? И чего ждать дальше в двусторонних отношениях?

– Она стала неизбежной и необходимой. Потому что соперничество Китая и США дошло до очень опасного уровня, до опасной линии. Все стали говорить даже о возможности случайного начала войны. Мы, естественно, говорим о Тайваньском проливе, где присутствуют и американские авианосцы, и китайские подводные лодки с авианосцами. Все мы знаем, что напряженность там очень высокая. Китайцы делают одно предупреждение за другим о том, что если будут пересечены красные линии, то они вынуждены будут пойти на резкие меры.

Видеоконференция лидеров двух стран была нужна для того, чтобы предотвратить такое непреднамеренное столкновение, в этом, я думаю, ее главный смысл. Неслучайно, что президент Байден на видеоконференции, чего никто не ожидал, подтвердил традиционную позицию США, которая была выработана еще при Обаме – США признают принцип «одного Китая». То есть, не может быть независимого Тайваня. Вашингтон признает три документа, которые были подписаны за минувшие 30 лет. То есть это очень серьезные уступки Америки Китаю и это уменьшает опасность непреднамеренного начала войны.

Важно то, что США и Китай – торговые партнеры. У них колоссального объема торговля, она продолжает расти, несмотря на все торговые войны, которые начал Трамп. Тут тоже должны быть какие-то принципы, здоровые основы. Я считаю, что это была очень важная и своевременная видеоконференция. Но она абсолютно не предвещает снижения напряженности, уменьшения принципиальных рисков, в том числе военного характера. И саммит в США, с которого мы начали, подтверждает эту мысль, потому что создается обстановка холодной войны. Фактически весь мир приглашается поучаствовать в холодной войне против Китая и России. Причем, стоит вспомнить, что США не впервые вербуют другие страны на борьбу с Китаем. Корейская война 1950-1953 годов. Тогда 15 стран послали свои войска на помощь США, чтобы воевать с китайскими войсками на территории Северной Кореи. А вьетнамская война была войной за сдерживание Китая. Там 8 стран послали свои войска.

Американцы будут начинать с идеологической структуры, а затем переходить к военной, о чем говорит создание новых группировок QUAD с участием Индии, Австралии, Японии. Идет подготовка к холодной войне, к ее горячей стадии, идет военная подготовка, а также идеологическая, и торговая и т.д.

– 11 ноября в Пекине завершился шестой пленум ЦК Коммунистической партии Китая, приуроченный к 100-летию основания партии. Прошла такая информация, что в резолюции КПК нет упоминания об инициативе «Один пояс, один путь». Вы отслеживаете все пленумы ЦК Компартии Китая. Действительно ли в резолюцию не включили информацию об этом?

– Пленум состоялся, приняли очень важную резолюцию по историческим вопросам. Но главный ее смысл не в том, что она обращена назад. Она обращена вперед. Главный смысл в том, что за 9 лет правления Си Цзиньпина достигнуты огромные успехи и надо дать ему еще неограниченное время проводить свою политику. Ясно, что на XX съезде партии в будущем году ему будет продлено нахождение у власти за пределами 10 лет.

Что касается резолюции, то это огромный текст. У наших коллег-журналистов, не являющихся специалистами по Китаю, сил и времени не хватило вчитаться в резолюцию. А там целый раздел, посвященный Шелковому пути. Это – установка, которую в 2013 году выдвинул Си Цзиньпин. Поэтому даже немыслимо, чтобы один из китов, на которых построен и держится режим, куда-то девался. Инициатива «Шелковый путь» будет продолжаться. Она тем более важна в условиях усиливающейся экономической блокады, тех угроз, которые усиливаются на морских путях доставки китайских товаров. Поэтому все инфраструктурные коридоры очень важны. А именно инфраструктура является основой всей этой затеи с экономической зоной Шелкового пути и морским шелковым путем 21-го века. Так что все в порядке. Идем вперед с прежней скоростью. Просто не знаю, будет ли эта скорость увеличиваться, поскольку в Китае сейчас наводят финансовый порядок, перестают разбрасываться деньгами. Но вперед мы будем идти.

– Как в Китае настроены на дальнейшее сотрудничество с регионом Южного Кавказа в контексте инициативы «Один пояс, один путь»?

– Китайцы идут по разным направлениям. Эта инициатива давно уже вышла за пределы Евразии. Я думаю, что Южной Азии они уделяют повышенное внимание. Но приоритет для них все-таки, конечно, Европа. Будем смотреть сквозь призму цифр. Товарооборот Китая с Европой 600 млрд долларов. С Южной Азией поменьше. Этот коридор – экономический – становится важным после ухода американцев из Афганистана. Это меняет геостратегическую и геоэкономическую картину. Я не думаю, что это будет приоритетом. Будет то же самое внимание и средства, которые выделялись. Вот мой прогноз, хотя я не специалист по этому региону.

– Как вы думаете, Зангезурский проект может заинтересовать Китай в будущем?

– Я думаю, что китайцы прежде всего будут считать. Со стратегической точки зрения они будут уделять должное внимание Зангезурскому коридору. Я думаю, что все-таки главный для них приоритет – это действующая линия, которая проходит через Китай, Казахстан, Россию, Белоруссию и Польшу, по которой идет львиная доля китайских товаров, нарастает этот поток. Но на этом пути есть узкое место – Польша. Она как верный союзник Соединенных Штатов может или тормозить или приостановить движение товаров. Точно так же, как на морском шелковом пути есть Малаккский пролив, где достаточно двух-трех кораблей, чтобы заблокировать проход. Точно так же у нас на нашем европейском маршруте есть такая точка удушения, как Польша.

В Зангезурском коридоре – это нужно анализировать специалистам, к числу которых я не отношусь, есть ли там такие точки стратегического риска? Китайцы просчитывают еще и с этой точки зрения. Они не только считают деньги. Они смотрят, есть ли возможность какой-то страны создать технические трудности. Там может плато разрушиться. Это очень интересный, новый проект, который вызовет большой интерес не только в Китае, но и у вовлеченных стран. Будем ждать.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ