Кузнецов: пока Нжде – герой армян, будете влачить жалкое существование

Глубокий анализ портрета армянского нацизма и его основ, буквального под микроскопом – таков новый труд российского политолога и историка Олега Кузнецова. Российский политолог исследует армянский нацизм как недуг, как форму болезни, которой могут быть «инфицированы» целый этносы, как например, армянский. «Государственная политика героизации нацизма в Армении» – уже само название говорит за себя.

Как передает AZE.az, чтото нового о армянском нацизме можно узнать на страницаx нового издания Vzglyad.az рассказал сам Олег Кузнецов.

– Касается ли книга истории личности армянского нациста Гарегина Нжде? Как много он “вложил” в развитие национальной идеологии Армении и ее саму идентичность?

– Тема Нжде и его идеологии является для моей монографии все-таки второстепенной, и я ей отвел скорее пояснительную и иллюстративную, чем доказательную роль. Главная цель моей книги заключается в том, чтобы показать отношение к личности Нжде и его теории армянского нацизма под названием “цехакрон”, как в самой Армении, так и в России. При написании этой монографии я не ставил перед собой задачу найти и сформулировать доказательства того, что Нжде – это нацистский преступник, а его теория цехакрона имеет откровенно расистско-нацистский контекст. В архивах бывшего Советского Союза хранится множество самых разных по своему происхождению и статусу документов, в которых об этом говориться прямо, в том числа и в императивной или, безусловно, утвердительной форме. Многие из них не нужно даже искать, так как они уже давно опубликованы и введены тем самым в научный оборот. Мне нужно было только их собрать и систематизировать, а также совместить с уже известными политическим заявлениями высшего руководства Армении и России.

Главная цель моей книги заключалась в том, чтобы показать, как политический класс Армении и России, зная о том, что Нжде – нацистский преступник, ведет себя по отношению к его личности и наследию. Ни для кого не секрет, что в Армении Нжде возведен на пьедестал главного национального героя армянского народа ХХ века, хотя это идет вразрез со всей системой современного международного права. Предыдущие и нынешние власти Армении прекрасно знали и знают об этом, поэтому на международной арене ведут себя одним образом, а во внутренней политике – совершенно противоположно. Так на заседаниях Генеральной Ассамблеи представители Армении голосуют в поддержку резолюции, осуждающей героизацию нацизма, но внутри страны в то же самое время устанавливают памятники Нжде, называют его именем площади, улицы, скверы и даже воинские награды, проводя тем самым нацификацию собственного населения и формируя его сознание в откровенно нацистском духе. Все эти действия являются элементами или компонентами системной и последовательной государственной политики героизации нацизма в Армении, о чем, собственно, и рассказывает моя новая книга.

Также мне крайне удручает тот факт, что МИД России, последовательно критикующий правительства стран постсоветского пространства даже за нейтральное отношение к частным попыткам поставить на повестку дня вопрос о пособниках нацистов в годы Великой Отечественной войны, в случае с Арменией хранит гробовое молчание. Да и с этим можно было бы как-то смириться по принципу “армяне – это сукины дети, но это наши сукины дети”, но отсутствие всякой реакции привело к тому, что уже на территории России нацистскому преступнику Нжде устанавливаются памятные знаки, а на центральных российских телеканалах проходимцы типа Михаила Веллера вещают о том, что Нжде был идеальным армянином. Получается, что российский политический класс демонстрирует чувство идеосинкразии на эстонский, латвинйский, украинский нацизм и коллаборационизм, но при этом проявляет стопроцентную толерантность к армянскому нацизму.

– Как отразились традиции нацизма на постсоветской политической доктрине Армении, в частности оккупационных амбициях армянского государства?

– Вопрос миацума Карабаха и Армении в случае победы нацистской Германии над Советским Союзом был главным условием перехода абсолютно всех армянских организаций в оккупированных нацистами странах Европы на службу Третьему рейху. Как бы после окончания Второй мировой войны на своем 15-м съезде в Каире дашнаки не оправдывались перед англосаксами за свой коллаборационизм с гитлеровцами, данный факт остается фактом: стремление отторгнуть и присоединить к себе Карабах, Нахичевань, Джавакх у армян было на всем протяжении ХХ века, и в новом тысячелетии они будут готовы пойти на любые новые нарушения норм международного права, на любые новые военные преступления, лишь бы эта их мечта осуществилась. Однако нынешняя ситуация данном вопросе в сравнении с ситуацией периода Второй мировой войны имеет одно принципиальное и даже кардинальное отличие: после появления в 1991 году на политической карте мира государства Армения тема экспансии на указанные выше территории из число умозрительной или идеологической автоматически трансформировалась в политическую и превратилась в геополитическую доктрину армянского государства на Южном Кавказе. Период сотрудничества армянских националистов с германскими нацистами ознаменовался формулированием целей и стратегии, ныне же Армения осуществляет практическую реализацию сформулированных во время сотрудничества с нацистами целей и планов.

– Влияет ли героизация нацизма на политику гегемонии и армянского шовинизма в мировом масштабе в современное время?

– Я бы не стал мыслить столь глобальными категориями: этнических армян всего лишь 12 миллионов человек по всему миру, что в сравнении с семью миллиардами населения нашей планеты представляет собой каплю в море. Можете поверить мне на слово, – большинство американцев, латиноамериканцев, китайцев, жителей Африки и островов Юго-Восточной Азии, а это пять с половиной миллиардов из семи, даже не знают о физическом существовании армян как таковых. Как говориться, без обид: ничего личного, только бизнес. Поэтому говорить о каком-то влиянии армянского шовинизма в мировом масштабе явно не стоит, он – локальная проблема очень небольшого по площади и численности населения региона нашей планеты. Критиковать армянский шовинизм в присутствии китайца, зулуса, маори, шерпа, сингха, шорца или нгасана будет совершенно бессмысленно, так как они совершенно не представляют себе, что это такое и кто вообще такие армяне. Эгоцентризм малых народов всем давно и очень хорошо известен, порой он создает соседям по ареалу своего обитания очень многие проблемы, но это совершенно не означает того, что за пределами этого географического района кому-то еще до этого есть дело.

– Что нужно делать, как надо бороться с этим явлением, я бы даже добавил – болезнью?

– Обращаю ваше внимание на тот факт, что окончание Карабахской войны по времени совпало с подписанием в 1994 году Контракта века, открывшего доступ к разработке бакинской нефти крупнейшим нефтедобывающим кампаниям мира, срок действия которого был продлен два года назад до 2050 года. Поэтому не следует исключать и возможности того, что конфликт вокруг Нагорного Карабаха был спровоцирован извне только ради того, чтобы транснациональные кампании получили доступ к каспийской нефти, а как это случилось, актуальность данного конфликта для мировыx центров силы резко сократилась, и он был выведен из своей горячей фазы.

Итак, будем исходить из того, что сегодня отношение международного сообщества к проблеме армяно-азербайджанского противостояния по большому счету индифферентно, так как этим конфликтом оно уже давно пресытилось и приелись. Отсюда возникает вопрос: кого Азербайджан может использовать в качестве своего союзника для развития темы государственной политики героизации нацизма в Армении?

Ответ на него более чем прост – это Россия и страны антигитлеровской коалиции, тогда как в странах Восточной Европы эта тема особого энтузиазма не вызовет, равно как в странах Азии, Африки, Центральной и Южной Америки. Вот та целевая аудитория, на которую может быть рассчитана информационная активность Азербайджана. И, безусловно, те международный организации, которые приняли документы, осуждающие частные случаи героизации нацизма, – это ООН и Совет Европы. Это – программа-максимум. Но может быть и программа-минимум, когда деятельность будет сконцентрирована только на два объекта – Москва и Брюссель, политическая элита которых наиболее болезненно реагирует на практику героизации нацизма в самых разных странах. Все остальные направления можно заранее отбросить в сторону как изначально неперспективные.

– Есть ли связь между армянскими дашнаками, террористами и непосредственно армянским нацизмом? Если да, то как она проявляется?

– Четыре года назад, в 2015 году, заключительной части своей монографии “История транснационального армянского терроризма в ХХ столетии” я написал о том, что политический терроризм армянских националистов, объединившихся в партию “Дашнакцутюн”, был единственным и главным средством превращения многонационального армяно-григорианского «миллята» в армянскую политическую нацию. За прошедшие четыре года с момента написания этой книги мой взгляд на этот вопрос никак не изменился, и поэтому я и сегодня со всей ответственностью в очередной раз заявляю, что политический терроризм был народообразующим фактором в случае Армении и армянства. Именно политический террор сначала против оппонентов и диссидентов внутри миллета, а потом против иноэтничного окружения стал главным инструментом построения армянского национального государства. Идеология армянского нацизма в виде теория цехакрона Гарегина Нжде появилась гораздо позже, когда дашнаками в 1918-1920 гг. уже была накоплена соответствующая государствообразующая практика.

Армянский нацизм – это не глубинная суть или нутро армянского государства, это – фантик, в который оно обернуто для более презентабельного или товарного вида. Это случилось тогда, когда архаическая по своей идейной сути армяно-григорианская религия перестала удовлетворять практике необходимости обоснования власти или господства одной группы армян над всеми остальными. Это случилось тогда, когда стало неприлично говорить о том, что на место армянских священников пришли сначала бандиты-дашнаки, а затем бандиты-большевики, которые террором подчинили себе армянский народ, заставив его организованным насилием вместо церкви подчиняться себе. Надо было этой практике придать более цивилизованную упаковку, и тогда появился Нжде, который поделил всех армян на цехомардов, жуховурдов и тананков в полном соответствии с древнеримским делением общества на патрициев, плебеев и рабов. То есть он не сделал ничего принципиально нового, только переложил эллинистическую традицию организации общества на армянский язык.

Поэтому армянский нацизм Нжде не имел ничего общего с армянской национально-религиозной традицией, именно поэтому в своей основе он имеет исключительно языческие, а не христианские монофизитические корни. Цехарон не есть закономерный продукт эволюции национально-религиозного сознания армянского общества, он – утопическая идея одного человека или узкой группы теоретиков, оторванных от основной массы своих соплеменников. Нжде нельзя назвать единоверцем армян, так как они, пусть и с разного рода допущениями, считаются христианами, тогда как он – неоязычник, его нельзя назвать также их соотечественником, так как он родился в Азербайджане, большую часть жизни провел в Болгарии, а умер в России. На территории нынешней Армении он не прожил и года. Так что для современных армян теория Нжде – пришлая и чуждая, насильственно заброшенная из вне общего потока эволюции их национально-общественного развития. Цехакрон или армянский нацизм с его общественной кастовостью в идейном смысле не имеет ничего общего или хотя бы параллельного с армянской религиозной общинностью в соответствии с канонами армяно-григорианской церкви, он им полный перпендикуляр.

Справедливости ради надо сказать, что дашнаки никогда не воспринимали всерьез теорию цехакрона Нжде, считая ее утопической и чересчур радикальной даже для них. Теория цехакрона Нжде вновь приобрела актуальность на рубеже тысячелетий и стала существенным фактором смены политических элит в деле борьбы за власть внутри Армении. Президент Левон Тер-Петросян был сторонником либерального национализма, близкого к идеологии партии «Дашнакцутюн», что, однако, не помешало ему запретить на время ее деятельность после попытки государственного переворота 1996 года, предпринятой радикальной группировкой «Дро». Пришедший на смену ему президент Роберт Кочарян должен был предложить обществу новую национальную идеологию, чтобы не просто быть понятым своими согражданами, но и отличаться от своего предшественника. Однако он не смог сформулировать чего-то принципиально нового и просто заимствовал теорию Нжде как более праворадикальную и соответствующую проводимой им внешней и внутренней политике. С годами теория цехакрона трансформировалась из партийной в национальную, и теперь ее придерживается большая часть армянского общества, которая вслед за лидерами армянских сепаратистов Нагорного Карабаха считает оккупированные азербайджанские земли армянскими.

– Какой отдачи вы ждете от этой книги, каков ваш собственный посыл читателю монографии?

– Чтобы довести разработку этой темы до логического завершения, я предполагаю подготовить несколько вариантов данной книги для каждой целевой аудитории. В качестве базового я предполагаю оставить этот вариант ее текста для ознакомления с ним разного рода политиков, дипломатов и прочих бюрократов или чуть-чуть расширить его добавлением новых конкретных примеров практики реализации государственной политики героизации нацизма в Армении. Затем подготовить промежуточный с ориентиром на юристов и сотрудников спецслужб, занимающихся по долгу службы противодействием героизации нацизма, дополнив его прикладными методическими рекомендациями по противодействию практике героизации нацизма, и только потом – финальный, рассчитанный на академических ученых. Вся эта работа займет у меня еще два-три месяца, а может быть и чуть больше, после чего данную тему в научном плане можно будет считать исчерпанной. Останутся только переводы на иностранные языки и распространение среди мирового сообщества. Я очень надеюсь на то, что все это случиться в ближайшей перспективе, уже до конца этого года.

В заключение я хочу, как вы и просили, сформулировать свой посыл читателю моей книги, причем делать я это буду, опираясь на оба своих профессиональныx образования – историка и правоведа, и на весь свой богатый опыт научно-исследовательской деятельности, накопленный за четверть века. Я глубоко убежден в том, что по мере развития нашей цивилизации, расширения информатизации, средств коммуникации и социальных сетей, все сложнее будет скрыть частные факты подлости и совершенные преступления, даже те, которые были совершены в прошлом ради великой идеи. Поэтому уже сейчас надо задумываться о том, какую репутацию о себе каждый из нас оставит своим потомкам.

Поэтому я обращаюсь к моим армянским оппонентам с таким призывом: поймите, чем дальше будет развиваться человечество, тем более никакая ложь во спасение не скроет преступлений и порочной сущности ваших единоверцев и соплеменников, и чем дольше вы будете верить, что Нжде, Дро и прочие мерзавцы в истории являются вашими национальными героями, тем дольше вы будете влачить жалкое существование в своей средневековом по уровню развития самосознания гетто, в которые вы сами себя загнали. Нацизм – это не апогей, а перигей общественного и культурного развития. Впрочем, никто никому не запрещает всю жизнь просидеть под кустом с винтовкой в руках, глядя на никогда недоступный Арарат, питаясь подножным кормом. Цивилизация предоставляет каждому человеку право выбора, кем быть, а вам самим выбирать, кем стать.

Поделитесь своим мнением

Please Login to comment
  Subscribe  
Уведомить о