Кузнецов: сложный выбор Армении, что лучше – «2+2» или «3+3»

По мнению российского эксперта, в Ереване сейчас думают, будет ли новый формат для Армении более выгодным, чем существующий, или нет.

Вокруг армяно-азербайджанского конфликта идут активные процессы. Много разговоров на разных уровнях о формате «3+3», но мало практического для реализации данной площадки. При этом в самой Армении еще не полностью определились с этим форматом.

С другой стороны, наблюдается дипломатическая активность президента Армении Армена Саркисяна, в последний месяц он посетил страны Ближнего Востока, встретился с мировыми лидерами на конференции по экологии в Глазго.

Как передает AZE.az, о том, какие процессы сейчас развиваются вокруг армяно-азербайджанского вопроса, рассказал в интервью “Зеркало” российский политолог Олег Кузнецов.

— Сейчас много разговоров о формате «3+3». В Армении к этому формату относятся с настороженностью. Чем это пугает армян?

— Армения убедилась, что на Россию и Иран ей особенно рассчитывать нельзя, а Грузия скорее выступит на стороне Азербайджана и Турции, чем на стороне Армении. Тут работает примитивная арифметика: при формате «2+2» Армения имеет двух противников и одного нейтрала, при формате «3+3» она скорее всего получит трех противников и двух нейтралов или симпатизантов, но точно не союзников.

Поэтому в Ереване сейчас думают, будет ли новый формат для Армении более выгодным, чем существующий, или нет. Как лично мне представляется, формат «3+3» не даст Армении желаемого для нее выхода на внешние рынки сбыта и инвестиций, которых кот наплакал в условиях глобального энергетического и продовольственного кризиса. Поэтому власти Армении никак не могут для себя решить, какой формат лучше.

— В последнее время мы видим, как президент Армении активизировал дипломатические усилия. Побывал с визитом в странах Ближнего Востока, затем он на саммите в Глазго встретился с лидерами западных стран и дал два интервью российскому ТВ. Чем обусловлена такая активность президента Армении?

— Все мы с вами прекрасно знаем, что у президента Армении сейчас не самая лучшая позиция внутри своей страны, и к нему есть очень много претензий со стороны армянского общества. Он был назначен своего рода «смотрящим» за западными инвестициями в политический режим Пашиняна, который попросту разбазарил все эти активы, не выдав на них ожидаемых дивидендов. Поэтому на него давят и внутренние и внешние игроки, и ему приходится сейчас демонстрировать чудеса изворотливости, чтобы сохранить свою должность в условиях, когда им недовольны все. При этом надо понимать, что согласно Конституции Армении президент страны — это политическая надстройка без серьезных полномочий, которая не имеет никакого отношения к распределению государственных финансов, а поэтому лишена реальной власти.

Поэтому его главная функция — представительская, ездить на международные мероприятия типа климатического саммита в Глазго, которые ничего не решают и для геополитики ничего не значат, равно как и все его встречи и интервью. Его должностной функционал предполагает такого рода действия без всякого практического результата, чем он и занимается в силу своих жизненных сил и умственных способностей. В народе это называется «имитацией бурной деятельности», и в этом деле он сильно преуспел, но это не значит, что к его успехам следует относиться серьезно.

— Сразу после войны Россия сменила сопредседателя МГ ОБСЕ. Теперь своего сопредседателя заменила Франция. Стоит ли ожидать активизации переговоров в рамках МГ ОБСЕ?

— Ранее я уже неоднократно писал о своем видении причин смены сопредседателя МГ ОБСЕ от России 29 июля 2021 года, и мое мнение на этот счет публиковала не только азербайджанская, но также германская и турецкая пресса, поэтому мне остается только повториться. Подписание 10 ноября 2020 года московского (во всех смыслах этого слова) трехстороннего Заявления о прекращении огня и всех военных действий в Нагорном Карабахе в корне изменило ситуацию в регионе Южного Кавказа и политические условия функционирования Минской группы ОБСЕ, по отношению к деятельности которой Кремль занял диаметрально противоположную позицию. Сразу после подписания этого Заявления Кремль стал рассматривать МГ ОБСЕ как вспомогательный инструмент в деле реализации.

И если ранее сопредседатель данной структуры от России всячески понуждал своих коллег к исполнению «Мадридских принципов» и «Казанского документа», то после подписания Заявления от 10 ноября 2020 года оказался вынужден лоббировать исполнение именно этого документа в ущерб исполнению указанных выше документов МГ ОБСЕ. Т.е., одно исключало другое, ведь один и тот же человек месяц назад заявлял одно, а потом — совершенно иное. Таким образом, смена взгляда Москвы на роль и место Минской группы ОБСЕ в послевоенном карабахском урегулировании вызвала необходимость смены сопредседателя от России.

Я почти уверен в том, что аналогичными мотивами была продиктована и смена сопредседателя МГ ОБСЕ от Франции, который должен будет озвучивать принципиально новую позицию Франции относительно изменившихся геополитических реалий в регионе Южного Кавказа. Поэтому ничего сверхъестественного в этой ротации я не вижу и активизации усилий МГ ОБСЕ к своему участию в организации переговорного процесса по Карабаху не предполагаю.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ