Кузнецов: Тегеран сегодня раздражен и одержим чувством досады

Алгоритм поведения официального Тегерана прост и незамысловат – раздуть скандал с Азербайджаном. Для чего это делается? Объясняет аналитик Олег Кузнецов, передает AZE.az.

Иран сегодня является неоднократно доказанной отправной точкой наркотрафика вне зависимости от того, причастны ли его власти к этому или нет.

Об этом сказал Trend российский историк и политический аналитик, профессор Олег Кузнецов.

“Я уже практически месяц говорю и пишу о том, что Иран в своей нынешней теократической ипостаси активно проявляет себя и имеет вес в международной политике только в тех “серых зонах” Большого Ближнего Востока, где нет сильной государственности и политической стабильности. Это Ирак, Сирия, Ливан, Йемен. Вот и весь список точек на политической карте мира, где иранское военно-политическое влияние реально имеет место быть. До недавнего времени в этот список входил и Карабах, но после разгрома Азербайджаном оккупационных войск Армении осенью прошлого года и возвращения данной территории под юрисдикцию официального Баку эти земли были исключены из перечня “задних дворов” Тегерана, что не могло не вызвать его раздражения и даже зубовного скрежета, свидетелями которого мы все сейчас были и продолжаем оставаться”, – сказал он.

По словам Кузнецова, официальный Тегеран сегодня раздражен и одержим чувством досады, вызванной утратой контроля над “серой зоной” в Карабахе, через которую он осуществлял свой наркотрафик в Европу для поддержания зависимых от него материально и идеологически шиитских группировок в перечисленных выше странах, оттуда пополнял свои запасы отдельных видов рудных и минеральных ресурсов, там создал сеть контрабанды энергоресурсов. Словом, эксплуатировал ситуацию оккупации азербайджанских земель с полной экономической выгодой для себя.

“После поражения Армении в войне с Азербайджаном осенью прошлого года вся эта тщательно создаваемая на протяжении двух с половиной и даже трех десятилетий система криминального бизнеса, приносившая многомиллиардные доходы в долларах, почти в одночасье рухнула, нанеся очень серьезный удар по ресурсным возможностям иранской внешней политики, лишив аффилированные шиитские военизированные группировки в самых разных странах региона Ближнего Востока и Передней Азии устоявшегося во времени источника финансирования. Иран теперь объективно не может на прежнем уровне спонсировать свои прокси-группировки в Сирии и Ливане, а потому трубит о присутствии пресловутых “сионистов” на ирано-азербайджанской границе. Но это не от желания насолить Азербайджану, а от бессилия изменить ситуацию и из-за невозможности восстановить в прежнем объеме финансирование своих идеологических сателлитов”, – подчеркнул эксперт.

“Не стану здесь перечислять все, мягко скажем, недружественные действия Ирана в отношении Азербайджана, предпринятые им в последние недели. О них всех хорошо знают, равно как и принципиальную и очень жесткую реакцию Президента Ильхама Алиева на все провокации, угрозы и демонстрации силы. Азербайджан больше никогда не будет коридором наркотрафика – ни по суше, ни по воде, что доказывают успешные операции Государственной пограничной службы Азербайджана как на Государственной границе между двумя странами, так и в акватории Каспийского моря. Имеющиеся в открытом доступе сведения позволяют говорить о том, что Азербайджан смог конфисковать наркотическое зелье в ценах мирового “черного рынка” на сумму от 1 до 2 миллиардов долларов. Понятно, что вывод данной огромной суммы денег из нелегального оборота сильно ударит по возможностям Ирана спонсировать свои прокси-группировки в странах Ближнего Востока”, – сказал он.

По словам Кузнецова, он как специалист, которого 20 лет назад специально готовили для противодействия трансграничной наркоторговле, может совершенно квалифицированно сказать, что добычей азербайджанских спецслужб, пограничных органов и таможни стали наркотические вещества самого различного происхождения – естественного и синтетического – от кустарно переработанных частей наркосодержащих растений до продукции сложного химического синтеза.

“Что, в свою очередь, свидетельствует о том, что Иран через свою границу экспортирует продукцию широкого производственного ряда, обладающего своей специализацией и в промышленных объемах. Я не могу и не буду без наличия неопровержимых доказательств говорить о том, что власти Ирана поощряют производство наркотиков на своей территории. Могу утверждать, что базы производства этого зелья реально выявить техническими средствами – через контроль локального расхода электроэнергии и воды. Плюс через контроль содержания сточных и канализационных вод, как это делается, скажем, в Великобритании или России. Также я уверен в том, что отдельные сотрудники спецслужб в силу специфики и содержания своей профессиональной деятельности не могут не знать о производстве или транзите наркотиков, но не стану утверждать, что они делают это по собственной инициативе или по приказу и согласия властей. Но факт остается фактом: Иран сегодня является неоднократно доказанной отправной точкой наркотрафика вне зависимости от того, причастны ли его власти к этому или нет”, – отметил политический аналитик.

Он подчеркивает, что через шумный и явно демонстративный конфликт с Азербайджаном, начавшийся практически сразу после конфискации азербайджанскими таможенниками в Билясуваре более чем полутонны иранского героина, официальный Тегеран дает понять своим прокси-группировкам, что прежнего объема финансирования не будет.

“Дескать, мы не виноваты в том, что Азербайджан разгромил Армению, перекрыл большинство каналов для вашего криминального финансирования, но во всем этом, естественно, виноваты исключительно “сионисты”, противящиеся глобальному шиитскому единству под руководством иранского режима аятолл. Словом,, то есть сказать им, что я не могу больше вас кормить не потому, что я беден, а только потому, что ваши враги мешают мне делать это. Типичный эффект “замещения” в классической психологии или, как говорят в таком случае в России, “переложить с больной головы на здоровую”, – заключил он.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ