Леонид Калашников: Минская группа, кроме вреда, ничего не сделает

Российский парламентарий считает, что Минская группа ОБСЕ по Карабаху ничего не сделала за почти 30 лет своего существования, сама себя дискредитировала.

Как передает AZE.az, председатель Комитета Государственной думы по делам СНГ, евразийской интеграции и связям с соотечественниками Леонид Калашников в интервью «Москва-Баку» о том, будут ли сопредседатели Минской группы ОБСЕ в постконфликтный период нагорно-карабахского урегулирования играть какую-то конструктивную роль в налаживании мира между Азербайджаном и Арменией.

– Леонид Иванович, сейчас снова стала звучать тема о роли сопредседателей Минской группы ОБСЕ в дальнейшем процессе налаживания мира между Азербайджаном и Арменией. Мы знаем, что сопредседатели так и не смогли довести вопрос урегулирования нагорно-карабахского конфликта до конца. Многие после второй Карабахской войны заявили о ее неэффективности, хотя и не отрицали, что она все же создала определенную базу документов для разрешения конфликта. И сейчас Азербайджан ставит вопрос – что, собственно, посредники могут предложить сегодня в налаживании мира? На Ваш взгляд, смогут ли сопредседатели решать какие-то конкретные задачи сейчас или это невозможно?

– Постановка вопроса, способна ли на что-то Минская группа, очень правильная. Я всегда говорил, что эта контактная группа сама себя изжила. Она ничего не сделала за почти 30 лет своего существования, сама себя дискредитировала. Может ли Минская группа работать в условиях налаживания мира между Азербайджаном и Арменией? Россия – единственная из стран-сопредседателей, которая сумела добиться реальных результатов в решении конфликта и установлению мирной жизни между двумя государствами. Сделала конкретные предложения, в частности, по разблокированию транспортно-экономических связей в регионе, взаимодействию стран региона в этом направлении. Ни от Франции, ни от США я ничего подобного не слышал.

Минская группа превратилась в своего рода излишний механизм, от которого, наверное, надо избавляться, уходить от этого формата. Еще раз говорю: на протяжении этих лет она не то, что ничего не сделала, она еще и замыливала вопрос карабахского урегулирования. Когда я говорил, что только три региональных государства – Россия, Азербайджан и Армения могут решить карабахский вопрос, в ответ наши политики заявляли, что как так, ведь США как сопредседатель не признают этих решений, что Франция не признает этих решений и т.д., и т.п. Вопрос решился. А передача его решения сопредседателям Минской группы могла бы понравиться только тем, кто хотел пустить процесс под откос, втащив в него внерегиональных, не всегда равноудаленных игроков…

Вот, допустим, Украине. Мы по ней договорились. Есть Минский формат. Но тот, кто хочет подорвать Минские договоренности, говорит: нет, нет, нет, давайте сюда еще Америку подключим. Ну вот раньше подключили к карабахскому вопросу Америку и Францию. И что? И после достижения документа по урегулированию конфликту в прошлом году Запад высказывал своем недовольство. Руководители России, Азербайджана и Армении пришли к решению вопроса, они и дальше способны этим процессом рулить, а не Минская группа. Если же опять пытаться втащить в процесс Минскую группу, боюсь, что она, кроме как с изменением в худшую сторону, ничего не сделает. Она начнет играть на противоречиях, начнет подыгрывать той или иной нотке, каким-то предложениям, которые абсолютно нереальны, и это будет взрывать ситуацию, как взрывало почти 30 лет.

– Позиция у Азербайджана, что конфликт закончился и что, собственно еще Минской группе решать (ну может быть кроме как каких-то предложений по сближению азербайджанцев и армян)… Армения напротив – говорит, что конфликт еще не решен и давайте все вопросы решать в рамках минского формата…

– Контактная Минская группа, кроме вреда, ничего не сделает. Дело в том, что у Америки и ее союзника Франции, и России как сопредседателей совершенно разные взгляды на это урегулирование. Ни США, ни Франция не заинтересованы в том, чтобы помогать России урегулировать конфликт на ее границах. ну объективно, зачем им нам помогать, тем более, мы видим, как вражда с Россией только увеличивается. Зачем им помогать России, зачем им помогать Азербайджану… Я периодически вижу эту позицию в ПАСЕ, в Евросоюзе… Любое слушание – о России, как что – о Турции, об Азербайджане. Они не хотят помогать. Им лучше «увидеть» некую «проблему» в перечисленных странах, обсуждать все это под видом нарушения демократических прав… Я помню, как приезжал в Азербайджан на выборы. Все прекрасно прошло. Но потом миссия ОБСЕ вдруг пишет, что нет, недемократично выборы прошли. Я спрашиваю у своих товарищей, представителей Евросоюза: «А почему вы это пишете?» Вы ведь мне вчера говорили, что никаких нарушений нет, что все отлично… Понимаете, геополитические настроения выливаются в то, что в рамках таких вот институтов как ОБСЕ, ПАСЕ, таких контактных групп все и пускается под откос. Мы увидели настоящую группу, которая способна решить вопрос – это лидеры трех стран, это вице-премьеры стран. Они и должны и дальше решать вопрос. Владимир Путин имеет авторитет и в Азербайджане, и в Армении. И если мы не хотим подрывать мирный процесс, больше сюда никого вмешивать нельзя. Потому что у этих стран, которые называют себя сопредседателями, очень разные интересы. В том числе в регионе.

– Недавно заместитель помощника госсекретаря по делам Европы и Евразии Джордж Кент заявил, что Россия стремится сохранить конфликт вокруг Нагорного Карабаха, а не урегулировать его. Мы прекрасно помним, как Запад выражал претензии России в связи достижением при ее посредничестве трехстороннего заявления по Карабаху в ноябре прошлого года…

– Они хотят бросить пыль с глаза. Пытались всех запутать почти 30 лет. Запутывали-запутывали и теперь, как только все начало решаться, начали опять все пытаться запутать, наговаривать на сторону, которая что-то решила – ну все, дескать, Россия обманула всех. Как говорится – на воре и шапка горит. Ну вот России больше делать нечего, как кого-то сталкивать и свои военные базы где-то держать. А так говорят, потому что Госдеп мыслит это про себя. У них несколько сот военных баз по всему свету. Они так привыкли решать свои проблемы. России сейчас совершенно не до военных баз на чужой территории. Ну правда. Именно поэтому их и нельзя втаскивать в процессы урегулирования. Мы договорились на троих – эту чашу втроем и надо до конца испить. Пусть она иногда и не очень приятная бывает.

Конфликт завершился и теперь нужно показывать, что это разрешение, все подписанные договоренности станут для всех жителей региона огромным плюсом. Это будет плюсом для тех, кто живет и будет жить в Карабахе, это будет плюсом для Армении, потому что она в течение десятков лет находилась в блокаде – с закрытыми границами с Турцией, с Азербайджаном, отрезанной от транзитных коридоров. То есть нужно показать, что ситуация изменилась, прежде всего для мирных жителей и изменилась только в положительную сторону. Нужно отстраивать инфраструктуру, соединять страны транспортными коридорами, делать жизнь лучше. Но некоторым этого не хочется. И они вмешиваются в процесс, пытаясь провокационными заявлениями его подорвать. Им не выгодно, если люди, если страны скажут, что еще год, два, три назад нам жилось плохо, зарплата была маленькая, мы не могли туда-то поехать, не могли привезти товар, но теперь мы это сделать можем, мы себя обеспечиваем, у нас есть работа, мы можем продать наши товары в Иран, в Турцию, в Россию. И наоборот. Что же в этом плохого? И все люди скажут: это отлично, это хорошо. Но кое-кому этого не хочется, им хочется поддерживать другой статус.

– Резюмируя, логика такая, что сначала решаются все вопросы, зафиксированные в двух трехсторонних заявлениях, по мере возможности на бытовом уровне налаживается взаимодействие между азербайджанцами и армянами и потом, уже через какое-то время, на что Россия и рассчитывает, будут (если они еще останутся) решаться те вопросы, которые сегодня решение не находят…

– Вопросы будут решаться постепенно, по степени остроты. А самый острый, я считаю, необходимый, как сегодня и представляется, это вопросы экономического характера, разблокирования транспортно-экономических связей. Экономические вопросы решим с пользой и выгодой для всех сторон и будем двигаться дальше. Договорились – действовать нужно в соответствии с этими договоренностями. Ильхам Алиев, надо отдать ему должное, всегда был абсолютно порядочным человеком, который если о чем-то договаривается, то он этим договоренностям следует. Он никогда не забегает вперед, он никогда не оглядывается назад и решает вопросы конструктивно. Именно поэтому к нему и такое отношение. Везде. Я вижу, что у Путина к нему такое отношение.

– Но объективно разблокирование транспортно-экономических связей действительно выгодно всем, кто бы что ни говорил…

– Конечно, выгодно всем. Абсолютно правильно об этом сказал Алиев. Кому невыгодно, чтобы на Южном Кавказе установился мир, тот пытается найти «что-то не то». Сейчас некоторые (потому что раньше не успели) пытаются увязать вопрос статуса Карабаха с разблокированием транспортно-экономических связей, говорят: нет, мы не разблокируем, пока не решим вопрос по статусу. Это глупость полная. Вопрос Карабаха решался таким жесточайшим путем не для того, чтобы его дальше загонять в угол. Ну зачем загонять вопрос в совершенно нерешаемое русло. Но, к сожалению, некоторые международные стороны способствуют такой риторике.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ