Максим Гауин: у Еревана только один путь – примирение с Баку и Анкарой

Французский историк напоминает, что Париж в свое время проголосовал за четыре резолюции Совбеза ООН, которые являются правовой основой для Азербайджана вернуть свои земли.

Как передает AZE.az, Caliber.Az публикует интервью с французским историком, внештатным сотрудником Центра исследований Евразии Максимом Гауином.

– Как вы полагаете, можно ли считать, что 10 ноября 2020 года была поставлена точка в 32-летнем конфликте между Азербайджаном и Арменией?

– Это зависит от того, что вы подразумеваете под конфликтом. Если вы имеете в виду крупные военные операции, то, скорее всего, да, потому что у Армении нет финансовых и демографических возможностей для того, чтобы попытаться совершить новую агрессию. Мечта о российском участии в возможной войне по образцу 1992-1994 годов смехотворна: Азербайджан и Турция намного сильнее, Россия находится в упадке, и господин Путин становится все более непопулярным, не может решить проблемы более миллиона мусульман, в частности, татар Поволжья, которые являются гражданами России.

– Исполняется год со дня начала Отечественной войны Азербайджана. В этот день, ровно год назад, вы могли представить себе, что очередные вооруженные провокации ВС Армении приведут к началу полномасштабных военных действий, которые ознаменуются победой Азербайджана?

– Начало войны было предсказуемо еще к июлю, когда правительство Никола Пашиняна попыталось реализовать проект «новая война – новые территории», и когда общественное мнение в Азербайджане единодушно высказалось за то, чтобы воспользоваться этим случаем для возвращение захваченных земель.

Что касается результатов, то уже в первый день войны я был убежден, что Азербайджан контратаковал с целью полностью отвоевать свои земли. Президент Азербайджана Ильхам Алиев никогда бы не решился на операцию такого масштаба для чего-либо иного, кроме полного отвоевания, и он не стал бы этого делать без веских на то причин.

– Какое будущее ожидает Армению?

– Все будет зависеть от выбора правительства Армении в течение следующих года-двух. Армения не может справиться с проблемой миграции, у нее нет никакого способа остановить этот процесс, кроме примирения с Азербайджаном и Турцией. Вы знаете, что это значит: отказ от любых территориальных претензий к соседям, от «нждеизма», от претензий на «геноцид» в связи с трагедией 1915 года. Это, конечно, огорчит богатых фанатиков Лос-Анджелеса, но ничего не изменит в повседневной жизни Еревана – за исключением, конечно, явного экономического улучшения.

– В одном из своих интервью вы говорили, что после войны в Карабахе доверие к Франции как в Азербайджане, так и в Армении подорвано: «Обе стороны – Азербайджан и Армения ополчились против Франции». Как вы думаете, это заслуженное недовольство?

– Армянские националисты почти никогда не бывают удовлетворены. Попытка утолить их аппетиты привела к провалу осени 2020 года.

Что касается Азербайджана, то я понимаю его гнев, но прошу азербайджанцев вспомнить: Франция проголосовала за четыре резолюции Совета Безопасности ООН, которые являются основной правовой основой для права Азербайджана вернуть свои земли; Франция продала Азербайджану спутник наблюдения в 2014 году и была готова в 2018 году продать систему противоракетной обороны для защиты Баку (правительство Азербайджана в конечном итоге выбрало израильскую систему); даже во время войны 2020 года Франция недвусмысленно отказывалась признать т.н. «нкр» и повторила, что голосование по резолюциям 1993 года все еще отражает ее позицию. Именно поэтому в этом году административный апелляционный суд Лиона аннулировал так называемую «хартию о сотрудничестве», незаконно подписанную в 2015 году по настоянию армянского лобби городами Сент-Этьен, Бур-ле-Валанс, Десин-Шарпье, где проживают преимущественно французы армянского происхождения, с представителями сепаратистского режима ранее оккупированной Шуши и Ходжавенда, поскольку городской совет не может опираться на принципы собственной дипломатии, противоречащей политике Кабинета министров.

– Вы посещали освобожденный Карабах? Видели ли результаты армянского вандализма на этих землях? Можно ли в этом отношении рассчитывать на справедливою оценку и восстановление справедливости со стороны международных организаций?

– Я еще не посещал эти территории. Вообще-то я должен был приехать в Азербайджан, но пандемия коронавируса отложила мою поездку, а затем другие трудности вынудили меня перенести свой визит. Но я видел фотографии еще до войны 2020 года. То, что было сделано в Карабахе в 90-е годы, было повторением вандализма, совершенного в Восточной Анатолии, особенно в 1915 и 1918 годах, затем на Кавказе в 1918-1921 годах и в Западной Анатолии армянскими добровольцами греческой армии в 1920-1922 годах. Вандализм — это традиция армянского национализма.

Что касается международных организаций и правосудия, то решение Европейского суда по правам человека от 16 июня 2015 года, связанного с делом «Чирагов и другие против Армении», позволяет быть оптимистом.

– Турецко-французские отношения в последние годы переживают не лучшие времена. Как вы оцениваете нынешнее состояние турецко-французских отношений?

– Кризис 2020 года позади, и мы вряд ли могли ожидать более эффективных усилий послов в Анкаре и Париже. Но франко-турецкие связи должны быть налажены. В 2020 году они были абсолютно мертвыми. Увы, послы не все могут сделать сами.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ