Москва и Баку показали – мир стремительно меняется. ВИДЕО

В истории российского и азербайджанского государства, возникших после распада СССР, такого еще не было. В течение одной недели десятки лидеров государств незападного мира, представляющие разные континенты, активно общались друг с другом, вначале на российской, а сразу после этого на азербайджанской площадке.

О параллелях между саммитом «Россия-Африка» в Сочи и саммитом Движения неприсоединения в Баку размышляет политический обозреватель Сергей Строкань – специально для портала «Москва-Баку».

Практически совпавшие по времени, два ключевых международных события последних дней поставили Россию и Азербайджан в центр мировой политики, вызвав новый всплеск дискуссии о глобальном лидерстве и его драйверах в 21-м веке. В Сочи российский президент Владимир Путин принимал в своей черноморской резиденции первый в истории саммит Россия-Африка, в работе которого приняли участие представители полусотни стран черного континента, включая более 40 глав государств и правительств. А в Баку президент Азербайджана Ильхам Алиев, словно принимая эстафету у своего российского коллеги, встречал саммит Движения неприсоединения, объединяющего более 120 государств афро-азиатского и латиноамериканского мира.

Как сообщает AZE.az, скажем прямо: это был уникальный случай. В истории российского и азербайджанского государства, возникших после распада СССР, такого еще не было. В течение одной недели десятки лидеров государств незападного мира, представляющие разные континенты, активно общались друг с другом, вначале на российской, а сразу после этого на азербайджанской площадке.

Они пытались договориться о новых моделях сотрудничества и правилах игры в современном мире, где традиционные центры силы и влияния – США и их евроатлантические союзники демонстрируют все большую неспособность нести непосильное для них бремя лидерства.

Вообще, эти два саммита – саммит Россия-Африка и саммит Движения неприсоединения, возвращающего себе утраченную роль одной из самых влиятельных сил мировой политики, стали эдакими сообщающимися сосудами. Часть африканских гостей, разогревшихся в дискуссиях в Сочи, на берегу Черного моря, продолжили обсуждение уже в Баку, на берегу Каспия, присматриваясь к новому председателю Движения неприсоединения – Азербайджану, который после этого саммита, переняв лидерство у Венесуэлы, теперь будет возглавлять неприсоединившихся.

«Азербайджан будет председательствовать в этом важном институте. Мы будем стараться в течение трех лет достойно отстаивать интересы государств-членов на различных международных мероприятиях», – пообещал президент Алиев, давая понять, что Баку приложит максимум усилий для того, что Движение неприсоединения, стряхнув себя пыль времени, обрело те же силу и влияние, которыми оно обладало полвека назад, в разгар «холодной войны».

Несмотря на то, что у каждого из двух саммитов была своя программа и своя повестка, безусловно, проходившие в России и Азербайджане дискуссии явно перекликались. Ведь в Сочи, на самом деле, шла речь не только о совместных инвестиционных проектах, развитии торгово-экономического сотрудничества, плотинах и газопроводах, а также борьбе с эпидемиями и экологическими бедствиями.

Весьма символично, что по итогам сочинского саммита его участники приняли декларацию, в которой сформулировано общее видение того, на каких принципах должна строиться международная политика в 21-веке. Сочинская декларация призывает исключить из мировой политики «практику двойных стандартов или навязывание некоторыми государствами собственной воли другим государствам». «Африка хочет оставаться над схваткой и не вмешиваться в какие-то мелкие конфликты на мировой арене, вместо этого стать протагонистом нового мирового порядка», – выразил мнение многих африканских государств, входящих в Движение неприсоединения, президент Демократической Республики Конго Феликс Чисекеди.

Между тем, Движение неприсоединения, принципиально отказывающееся от участия в военных блоках и отвергающее силовое давление, политику санкций и двойные стандарты, ровным счетом для того и существует, чтобы в мире больше не было деления на «хороших» и «плохих парней». А чтобы все «мировые парни», засучив рукава, вместе работали над тем, чтобы сделать все более взаимозависимый мир более управляемым, предсказуемым и стабильным.

В этом смысле, саммит неприсоединившихся в Баку становится иллюстрацией того, как это на самом деле должно работать. В условиях, когда на одного из членов Движения неприсоединения – Исламскую республику Иран, США спустили всех санкционных собак, а европейцы оказались не в силах сказать этой политике твердое «нет», не желая ссориться с американским союзником, о решимости не отказываться от сотрудничества с Тегераном заявил новый лидер Движения неприсоединения – Азербайджан.

«Я удовлетворен дружественными и добрососедскими отношениями между Азербайджаном и Ираном. Существуют большие возможности сотрудничества между двумя странами в рамках транспортных коридоров Север-Юг и Юг-Запад»,- заявил Ильхам Алиев, принимая в Баку министра иностранных дел Ирана Джавада Зарифа. После этого Ильхам Алиев подтвердил готовность поддерживать Тегеран и в ходе встречи с президентом Ирана Хасаном Роухани.

Ёще одним знаковым гостем бакинского саммита стал президент Венесуэлы Николас Мадуро. Тот самый Николас Мадуро, которого отчаянно свергали-свергали всем западным миром, но в итоге так и не свергли, убедившись в своем утраченном могуществе. «Я вылетаю на саммит Движения неприсоединения в Азербайджан. Венесуэла передаст председательство в организации, которое мы исполняли с 2016 года, и я выступлю с итоговым докладом перед делегатами 120 стран», — заявил Николас Мадуро, иллюстрируя собственным примером, что принципы Движения неприсоединения – неплохое пособие для политического выживания.

Нельзя не заметить, что в эти дни в Баку вместе с Николасом Мадуро счел необходимым приехать еще один «плохой парень» для Запада – президент Кубы Мигель Диас Канель.

Произошло это в тот самый момент, когда Соединенные Штаты объявили о том, что вводят против Острова Свободы новые санкции за поддержку режима Николаса Мадуро, которого в Вашингтоне называют «диктатором».

«Шаги, направленные против кубинского режима, будут сопровождаться мерами в поддержку стремления кубинского народа к свободе и экономическому прогрессу», – заявил министр торговли США Уилбур Росс, судя по всему, не желая даже думать о том, что кубинский народ, как и другие народы Движения неприсоединения хотят просто-напросто самостоятельно определять для себя пути к свободе и экономическому прогрессу.

И, наконец, весьма символично и то, что в саммите Движения неприсоединения принимает участие высокопоставленная делегация из Северной Кореи – страны, не одно десятилетие отчаянно пытающейся отстоять свое право идти по собственному пути и не быть международным изгоем – вместе с Ираном, Венесуэлой и Кубой.

В общем, Движение неприсоединения, в котором в ближайшие три года Азербайджан будет председательствовать, а Россия имеет статус гостя, стоит перед очень непростой задачей.

Заявляющий о решимости «достойно отстаивать интересы государств-членов на различных международных мероприятиях», Ильхам Алиев не может не отдавать себе отчет в том, что он и все лидеры неприсоединившихся столкнутся с сопротивлением тех, кто привык следовать категориям блокового мышления и силового диктата, привык отвергать многовекторную политику и навязывать свою волю другим.

Но саммит Движения неприсоединения в Баку как и саммит Россия-Африка в Сочи, зримо показали, что мир стремительно меняется. Если на заре Движения неприсоединения его члены руководствовались принципом: «Спасение утопающих – дело рук самих утопающих», то сегодня неприсоединившиеся могут сказать о себе: «Мы не утонем».

И, наверное, есть глубокий смысл в том, что это сакраментальное: «Нас не утопишь» сегодня уверенно звучит на площадках, которые предоставили десяткам государств современного мира Москва и Баку.

Поделитесь своим мнением

Please Login to comment
  Subscribe  
Уведомить о