На Южном Кавказе – азербайджаноцентричная геополитическая конфигурация

По мнению азербайджанского эксперта, Азербайджан делает то, что Армения не смогла сделать в течение 30 лет, а именно — добился признания победы со стороны всех региональных и нерегиональных игроков.

После победы Азербайджана в 44-дневной войне в регионе Южного Кавказа начала формироваться новая геополитическая реальность. Эта данность, о которой часто говорят и президент Азербайджана, и все остальное политическое руководство страны.

Однако эти тезисы не просто слова, а формирующийся на практике процесс. Вспомним, как за это время изменились отношения Франции и Азербайджана. Вспомним последнее выступление президента по поводу отношений с Парижем. «Франция приняла новую реальность в регионе», — сказал президент.

Не менее сложными оказались и отношения Азербайджана с Ираном. Еще полгода тому назад отношения между странами были почти предвоенными. Однако, ситуация начала меняться, и сейчас иранский министр дорог и градостроения прилетел в физулинский аэропорт, а министр обороны Азербайджана провел встречи с главой Генштаба Ирана Мухаммедом Гусейном Багери и президентом Ирана Ибрагимом Раиси.

«Проблемы, которые были между Азербайджаном и Ираном, вылившиеся в серьезное политическое напряжение осенью 2021 года, сменились серьезными дипломатическими встречами между чиновниками двух стран. Азербайджан смог отстоять свои интересы, дать Ирану понять беспочвенность его обеспокоенности по ситуации на армяно-азербайджанской границе и процессам разблокировки зангезурского транспортного коридора», — сказал в беседе с “Зеркало” политолог Ризван Гусейнов.

По его словам, на данном этапе практически царит полное взаимопонимание между Баку и Тегераном по большинству региональных вопросов.

«Экономическая инфраструктурная и инвестиционное сотрудничество между Ираном и Азербайджаном выходит на более высокий уровень. Это касается и договоренностей по разработке азербайджанской стороной нефтегазовых месторождений в иранском секторе Каспия, наращивания газовых поставок, а также инвестиций Ирана в восстановление инфраструктуры Карабаха», — добавил он.

Говоря о заявлении Багери — «Иран всегда будет на стороне Азербайджана. К территориальной целостности Азербайджанской Республики мы относимся также чутко, как к территориальной целостности Ирана», Гусейнов отметил, что данный месседж адресован азербайджанской аудитории, а также является серьезным звоночком для Армении.

«Этнический азербайджанец Гусейн Багери является знаковым высокопоставленным военным чиновником в Иране, поэтому эти его слова имеют многозначительный глубокий характер и авторитет. До этого все политические крупные фигуры Ирана также открыто говорили о территориальной целостности Азербайджана.

Что же касается обострения отношений, которое мы наблюдали осенью прошлого года, то тогда Иран защищал свои государственные интересы и волновался за то, что формирующаяся новая геополитическая ситуация после победы Азербайджана в войне может нанести урон иранским интересам в регионе», — отметил аналитик.

Азербайджан делает то, что Армения не смогла сделать в течение 30 лет, а именно — добился признания победы со стороны всех региональных и нерегиональных игроков. Сейчас в регионе Южного Кавказа строится новая, азербайджаноцентричная геополитическая конфигурация. Все страны, которые захотят войти в данный регион, должны будут учитывать интересы Азербайджана. Данное право Баку получил после победы.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ