Намазов: больше не допустим сепаратизма и территориальных претензий соседей

По мнению известного эксперта, Азербайджан не допустит использования миротворческой операции как ширмы для возрождения сепаратизма и реваншизма на своей земле.

Заявление Сергея Лаврова справедливо вызывает много вопросов у азербайджанской стороны. Одним заявлением Лавров затронул сразу три отдельных темы: статус Карабаха; мандат МГ ОБСЕ; посещение официальными лицами Армении Нагорного Карабаха.

Как передает AZE.az, о том, что хотел сказать глава МИД России, какие сейчас процессы развиваются вокруг Карабаха, рассказал в интервью “Зеркало” бывший глава Секретариата президента Гейдара Алиева, политолог Эльдар Намазов.

— Глава МИД России Сергей Лавров на последней пресс-конференции заявил о том, что вопрос статуса Карабаха будет обсуждаться в рамках МГ ОБСЕ. Здесь сразу два пункта не совпадают с официальной позицией Азербайджана: первый — вопрос статуса еще будет обсуждаться в будущем; второй — формат МГ ОБСЕ еще остается. Как бы вы оценили заявления главы МИД России?

— Начну со второго, связанного с МГ ОБСЕ. Формально Минская Группа еще существует, хотя ее дальнейшая судьба выглядит, мягко говоря, достаточно туманно. С правовой точки зрения, орган может прекратить свое существование либо путем самороспуска, т.е.- коллективного решения его членов, либо это решение может принять та организация, которая его создала – т.е. ОБСЕ. В такой ситуации, Москва — как один из сопредседателей МГ ОБСЕ — вряд ли может себе позволить (с точки зрения, хотя бы, обычной дипломатической этики) объявить в одностороннем порядке о прекращении существования МГ ОБСЕ.

О реальном отношении Москвы к МГ ОБСЕ можно судить, например, по реплике Владимира Путина вскоре после подписания трехстороннего соглашения от 9/10 ноября. Путин тогда сказал, что и для других сопредседателей МГ ОБСЕ есть работа в рамках начавшегося процесса урегулирования конфликта, к примеру, защита и сохранение памятников культуры… Если учесть, что Россия сама сейчас проводит миротворческую операцию, организует открытие стратегически важных транспортных коммуникаций и др., в приглашении Путиным других сопредседателей заняться охраной памятников культуры трудно не заметить глубокого и нескрываемого сарказма… Но объявлять о прекращении деятельности МГ ОБСЕ Москва не может ни по международно-правовым, ни по этическим соображениям.

Кстати, и официальный Баку по тем же соображениям не объявлял этого. Звучала жесткая и обоснованная критика бездеятельности МГ ОБСЕ и поведения Парижа, фактически дискредитировавшего свою роль посредника односторонними и неприемлемыми заявлениями, но о прекращении деятельности МГ ОБСЕ Баку официально не заявлял.

Что же касается вопроса статуса, то я большой разницы в подходах Москвы и Баку пока не вижу. И Путин, и Лавров в разных выражениях высказывают мысль, что сейчас обсуждать вопрос статуса нереально, это дело далекого будущего. Оба подчеркивают, что в Нагорный Карабах должны вернуться азербайджанские беженцы, две общины должны начать совместное проживание, должна проясниться этно-конфессиональная структура региона. Говоря проще – т.к. многие десятки тысяч армян после второй Карабахской войны предпочитают не возвращаться в Нагорный Карабах, а многие десятки тысяч азербайджанских беженцев готовятся вернуться туда, к родным очагам, сейчас невозможно представить, кто будет составлять большинство жителей этого региона в будущем.

Если это будут азербайджанцы, что вполне вероятно, то что вообще тогда будут обсуждать любители темы статуса? Кстати, этот подход был прописан и в т.н. мадридских принципах, в документах МГ ОБСЕ – вопрос статуса может быть обсужден только после возвращения азербайджанских беженцев в Нагорную часть Карабаха и налаживания там совместной жизни двух общин. Поэтому, когда официальный Баку заявляет, что вопрос статуса не обсуждается, а официальная Москва говорит, что это дело далекого будущего, я не вижу здесь большого противоречия, и мне вспоминается известная реприза незабвенного Аркадия Райкина: раньше говорили «пшёл вон», а сейчас говорят – «зайдите завтра». Стилистика разная, но смысл же один и тот же…

— В своем выступлении Лавров также сказал, что не видит проблем в посещении официальными лицами Армении Карабаха. Хотя официальный Баку предупреждает Армению отказаться от подобных провокационных действий. Выходит, что официальные лица Армении будут также посещать Карабах?

— Недавно президент Азербайджана публично выразил свое недовольство некоторыми действиями российских миротворцев в зоне Лачинского коридора, приведя в пример два случая – пропуск в Нагорный Карабах министра иностранных дел Армении и группы французских парламентариев без разрешения на то азербайджанской стороны. Заявление Сергея Лаврова в этой части абсолютно противоречит и букве, и духу трехстороннего соглашения, а также элементарным нормам международного права, да и дипломатического этикета. Ведь президент Азербайджана не ставил под вопрос саму идею функционирования коридора между Арменией и Нагорной частью Карабаха.

Этот коридор создан и функционирует с полного согласия азербайджанской стороны. Но, как и в любом другом случае с подобными коммуникациями, ничто не должно противоречить принципам суверенитета государства, в данном случае – Азербайджана, и поэтому есть естественные ограничения. Например, по этому коридору на международно-признанную территорию Азербайджана не могут проникать военные силы других государств.

Французские парламентарии, как и граждане, и официальные лица любых других стран не могут въезжать на территорию Азербайджана вопреки воле нашего государства. У российских миротворцев согласно трехстороннему соглашению есть права решать такие вопросы? У этих российских военнослужащих нет права решать вопрос кому посещать или не посещать саму Россию, откуда у них могут быть права решать такие вопросы в отношении территории Азербайджана? Министр иностранных дел Армении, незаконно посетив территорию Азербайджана с помощью российских миротворцев, сделал в Ханкенди ряд заявлений о необходимости «самоопределения Арцаха», «деоккупации Арцаха»… Может Сергей Лавров объяснить – как это соотносится с духом и буквой подписанного президентами России и Азербайджана соглашения от 9/10 ноября?

Не стоило, на мой взгляд, министру иностранных дел России пытаться полемизировать с президентом Азербайджана со столь легковесными аргументами. Слова Сергея Лаврова напомнили мне по духу провокационные высказывания Никола Пашиняна из Шуши или столь же провокационное приглашение Анны Акопян Мехрибан ханум «послушать мугам в армянском городе Шуши». К чему привело столь откровенное пренебрежение нормами международного права, высокомерное отрицание законных интересов Азербайджана – всем уже известно.

– Как мы видим, Россия сейчас в Карабахском вопросе вновь играет двойную игру. Заявления главы МИД России никак не способствуют решению вопроса. Какое дальнейшее развитие ситуации вы видите?

— Азербайджан уже выразил и устами президента страны, и многочисленными заявлениями политических сил, представителей гражданского общества свое отношение к подобным проявлениям. Если коротко сформулировать этот посыл – мы не допустим использования миротворческой операции как ширмы для возрождения сепаратизма и реваншизма на своей земле.

Слишком много бед и страданий пережил наш народ из-за того, что в свое время недооценил трагические последствия этнического сепаратизма и территориальных претензий соседей и слишком долго питал надежды, что «горбачевская Москва» прекратит беспринципную политику «и нашим и вашим» и будет следовать основополагающим правовым нормам.

Недавно мы отметили Парад Победы и День памяти, посвященный героям второй Карабахской войны. Сегодня мы отмечаем «20 января», скорбим по шехидам, отдавшим свои жизни за независимость нашей Родины.

Весь ход 44-дневной войны показал, что мы усвоили все эти уроки истории и не намерены повторять ошибки прошлого. Поэтому, любые попытки развивать ситуацию в этом направлении приведут к тому, что прерванная из гуманистических принципов операция «Железный кулак» будет логически довершена операцией «Железный пинок». В этом отношении и власть, и гражданское общество Азербайджана едины.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ