Гамида Омарова: "Все в моей жизни – подарок судьбы"

Понедельник, 19 Февраль 2007, 17:44 Баку, 01:44 GMT

Гамида Омарова – яркая личность отечественного кинематографа. Она была и остается одной из самых красивых актрис в нашей стране, и образы, которые она воплотила в фильмах “Не бойся, я с тобой”, “Амадей”, “Низами” и др. самое лучшее тому доказательство

Сейчас Гамида ханым возглавляет Гильдию актеров Азербайджана. Ей по-прежнему небезразлична судьба нашего кинематографа. Обо всем этом мы и завели беседу с известной аткрисой:

– Прошел год, как вы стали президентом Гильдии актеров Азербайджана. Расскажите, какие планы уже удалось претворить в жизнь?

– Прежде хочу заметить, что вновь созданная Гильдия киноактеров – уже вторая по счету в нашей стране. Первая появилась в начале 80-х. Ее руководителями были Расим Балаев и мой сокурсник Вилаят Велиев. Но поскольку впоследствии Расима Балаева назначили председателем Союза кинематографистов, а Вилаят Велиев уехал в США, гильдия через несколько лет прекратила свое существование.

Почему мы решили возобновить работу этой структуры? Со временем накапливается очень много проблем, и с годами они только увеличиваются. Безусловно, нас беспокоила невостребованность наших актеров. Как известно, у нас в стране очень редко снимаются фильмы. А актер – это человек, который напрямую зависит от режиссера, творческой группы, и когда он невостребован, то соглашается уже на все – сниматься в клипах и т.д., чтобы хоть как-то прокормить свою семью. И очень неприятно, когда в таких случаях актер сталкивается с обманом.

А все это потому, что нет единой системы оплаты. Во времена СССР все мы знали свою ставку. А сейчас? И кто вообще даст гарантию, что после выполненного заказа актер получит свои деньги? Поэтому необходимо заключать трудовые договора. Все эти и многие другие задачи стоят перед нашей организаций. Прежде всего мы планируем помочь нашим аксакалам. Мы объединили в своих рядах многих профессиональных актеров отечественного кино, театра и телевидения. Разработан устав.

Но есть одна большая проблема – финансирование, создание сайта Гильдии киноактеров. К сожалению, мы не можем найти на это средства. А ведь такой сайт помог бы нам выйти на международный рынок.

– Как известно, за рубежом подобные гильдии существуют уже давно. У нас же их то создают, то закрывают, то опять восстанавливают… Какую роль играют подобные структуры для актера?

– Дело в том, что за рубежом актерские гильдии хорошо финансируются, а нас кроме Союза кинематографистов никто не поддерживает. Приходится искать выход самим. В целом же актеры заинтересованы в существовании гильдии, так как понимают, что эта организация защищает их интересы.

– Перенимаете ли вы опыт своих коллег из других стран? К примеру, в Украине при гильдии существует специальная школа актерского мастерства. Планируется ли открытие такой школы у нас в Баку?

– Дело в том, что прошло еще слишком мало времени. Наша гильдия еще очень молода. Хотя на нашем первом заседании Джамиль Гулиев представил устав Гильдии актеров Украины и США. Скажу вам, что некоторые приемлемые для азербайджанских киноактеров пункты мы решили перенять. По поводу создания актерской школы. Да, мы намерены открыть такую школу. Точнее, первые шаги в этом направлении уже сделаны. Это будет Международная школа кинематографии, в стенах которой будут готовить будущих актеров, режиссеров, сценаристов и киноведов.

– Не так давно пресса сообщала, что “всеми любимая артистка Гамида Омарова переживает далеко не лучшие времена”. Было ли это действительно так?

– Наверное, журналисты имели в виду не только материальное положение, но и и мои семейные проблемы – больной ребенок, престарелая мать… Но, к счастью, я увидела помощь со стороны правительства. Я очень благодарна первой леди страны Мехрибан ханым и президенту Ильхаму Алиеву. Меня также радует, что наш президент уделяет большое внимание нашей культуре.

– Сейчас проблем уже нет?

– Безусловно, многие мои проблемы разрешились. И сегодня я могу уделять больше внимания отечественному киноискусству, в частности работе в Гильдии актеров.

– Глядя на вас, создается впечатление, что время остановилось – вы по-прежнему очень красивая женщина. Ощущаете ли былую востребованность в кино?

– (смеется) Это всего лишь впечатление… Я просто отдохнула. Я человек искусства, высшее образование получила во ВГИКе. Сегодя у меня болит душа за себя и своих коллег – мы практически не снимаемся и никто нас не приглашает. Когда-то судьба меня баловала: я снималась в 2, 3, 4 фильмах подряд, работала за рубежом… А сейчас, действительно, очень сложный период. Трудно быть нужной. Наша гильдия поэтому и была создана. Обидно, конечно, ведь если взять, к примеру, хотя бы Россию, то ни один их актер не остался не у дел. Все заняты, успешно и качественно снимаются.

Недавно из Москвы к нам приезжала одна известная актриса. Мы с ней беседовали, и я узнала, что в России снимают более 400 фильмов в год. В это число входят и сериалы, и художественные, и телевизионные фильмы, и “короткоментражки”, и “Ералаши” и т.д. Конечно, обо всем этом азербайджанский кинематограф пока что может только мечтать… А вы говорите, я молодо выгляжу. Это же всего лишь миг, мгновение. У Гусмана, моего режиссера в фильме “Не бойся я, с тобой” была хорошая фраза – “Поезд уже ушел”. Поезд уходит! Когда же я буду сниматься? Из года в год я могу повторять, что могу создавать другие роли, которые зритель еще не видел – сложные, противоречивые, характерные, разные. И не я одна на это способна…

– Вы снимались у разных режиссеров, на вашем счету – более 40 фильмов, вашими партнерами по кино были многие известные актеры. Вы когда-нибудь влюблялись на съемочной площадке?

– Я влюблялась во всех своих фильмах… но не в партнеров, а в их образы. Иначе просто невозможно искренне играть. А вообще жизнь и кино – это совершенно разные вещи. Я не влюбчивый человек. Но впервые влюбилась в первом классе. Пришла домой после школы и сказала: “Бабуля, я хочу выйти замуж”. Она удивленно спросила: “И кто этот счастливец?” “Он такой белый-белый, круглый и пухлый, и мне все время хочется дергать его за щечки”, – ответила я. “А как его зовут?” – продолжила бабушка. “Я еще не знаю, потом узнаю и скажу” – сказала я. Бабушка мне тогда посоветовала не торопиться и дождаться возвращения мамы с работы. А мама у меня была очень строгой, я даже ее боялась. Один только ее взгляд чего стоил! И когда бабуля рассказала маме о моем заявлении, она сказала: “Пусть она сначала станет отличницей, а потом мы подумаем…” Не поверите, но этот ответ мамы сыграл большую роль, я стала отличницей! Потом, конечно, я забыла этого мальчика, мы переехали в другой дом… Вот это была моя первая любовь. Так что в фильмах – одно, в жизни – другое. И замуж я тоже вышла по любви.

– Есть ли у вас любимый кинофильм?

– Со времением мне почему-то стали нравиться советские фильмы 50-х, 60-х годов – “Весна на Заречной улице”, “Три тополя на Плющихе”; “Полет над гнездом кукушки”… В последние годы увлекаюсь картинами великолепного режиссера Эмиля Кустурицы. Каждую его работу смотрю с большим наслаждением.

– А если говорить о своей любимой роли?

– Наверное, одна из моих первых – роль Чинары в 2-серийном телевизионном художественном фильме Октая Миркасимова, снятого по сценарию Наби Хазри. Я сыграла в этом фильме взбалмошную профессорскую дочь. Хотя первой роли по сути у меня и не было, так как была занята параллельно в 2-х фильмах – “Хочу понять” и в первом ремейке азербайджанского художественного фильма “В царстве нефти и миллионов”, где я сыграла роль Шафаг. С возрастом мне стала ближе роль Афаг в историческом фильме “Низами”. Все мои героини – в основном чистые, преданные люди, черты характера, схожи с моими.

– Некоторые актеры боятся вести счет своим ролям. Вы тоже суеверны в этом отношении?

– Нет, я могу ответить на этот вопрос. Ролей у меня эдак около сорока. Я думаю, это немало. Правда, как-то Египетский центр искусств организовал “телемост” с актерами Египта, и звезда кино Фатен Хамама, она была первой женой Омара Шарифа спросила у меня, в скольких фильмах я снялась. И я с гордостью ответила: – “В сорока”! “Как мало”, – заявила она. По восточным меркам, это действительно очень мало. Например, в Египте в год снимают по 50, 60 и даже 100 фильмов. Я, конечно, и попыталась объяснить, что у нас в год снимали по 8-12 лент, и то это было в 80-х годах, когда был заметен скачок в кинематографии.

– Давайте поговорим об авторских правах актера. Заключаются ли контракты актеров через руководимую вами организацию, и имеют ли место случаи, когда это делается в обход гильдии?

– К сожалению, все эти контракты пока заключаются вне гильдии. Юридически пока документы не оформлены. Но как только это произойдет, все вопросы, связанные с работой, актеры будут решать непосредственно через нашу инстанцию. Иначе их снова будут обманывать. Зато восле заключения договора с гильдией, актер будет себя чувствовать свободным и защищенным.

– В контракте по авторским правам предусмотрено даже, что через гильдию телеканалы будут договариваться об интервью с актерами. Не случится ли так, что действительно заслуженные актеры будут редко попадать на отечественный экран. Так как если представители телеканалов будут финансировать актеров, стало быть и актеры на экран будут попадать только те, кто неплохо обеспечен, а все остальные, выходит, останутся за кадром?

– Этот вопрос обсуждается, и по этотму вопросу пока есть некоторые разногласия. К заключительному решению мы пока не пришли. Если телевидение зарабатывают за счет рекламы, транслируя звезд кино и т.д., они тем самым обеспечивают свою экономику. И в данном аспекте это дело должно отражаться в хорошом смысле слова и на актерах. Однако спорные вопросы по этому поводу все же возникли.

– К большому сожалению, сегодня люди искусства очень часто поступают непорядочно по отношению друг к другу, строят козни, плетут интриги… Вам приходится сталкиваться с такими “звездами” кинобизнеса”?

– Да, сегодня, к сожалению, это есть, но этими делами все же больше занимаются люди шоу-бизнеса. В основном это начинающие исполнители, которые в своих выступлениях говорят, что и на Западе есть такие скандалы. Но это ошибочное мнение. По их мнению, “нет скандала, нет певца”. Звезды мирового кино, эстрады – Мирей Матье, Эдит Пиаф, Джо Дассен, Бони-М, ABBA не делали ничего сверхъестественного для того, чтобы стать знаменитыми. Потому что все они – профессионалы своего дела. Они просто пели и делали себе на этом имя. И естественно, существовала контркультура – желтая пресса. Но это не значит, что начинающий певец должен думать, как облить грязью другого, чтобы заполучить известность. Это уже, простите, не кульутра, а самое настоящее бескультурье. Иначе не назовешь. Но я уверена, что когда-нибудь благоразумие все же восторжествует. Все эти скандалы – это уровень низкопробной прессы, низкосортных телеканалов.

– Самый запоминающийся, яркий эпизод вашей жизни?

– (смеется) Была такая история с арбузом. Мне было лет 5, я играла во дворе детского сада и увидела за кустом огромный арбуз. Подошла к нему и вцепилась зубами, но ничего не вышло. Пришлось звать на помощь друзей. Я их тихонько позвала, чтобы никто не услышал. Мы его вместе откатили, пошли к поварихе Марии Ивановне. Она подняла его и принесла на кухню, взяла огромный нож, разрезала. Он хрустнул от первого прикосновения лезвия ножа. Но что мы увидели потом – он оказался белым-белым. Я от удивления не знала, что и сказать.. Тогда Мария Ивановна решительно взяла большой кусок арбуза, положила его передо мной и сказала: “Ешь, ты нашла этот арбуз – это твоя доля”. И я съела. Поверьте, это был самый вкусный, самый сладкий арбуз в моей жизни. С тех пор, все, что происходит в моей жизни, я воспринимаю как подарок судьбы, который должна принять и полюбить!

– Расскажите про свою семью…

– У меня два ребенка – это моя мама, за которой я ухаживаю и делаю все, чтобы она чувствовала мою заботу и любовь к ней, и мой сын. Он моя опора и надежда на будущее.

– Вы объездили много стран. Где вам больше всего понравилось?

– С удовольствием отправилась бы в отель “Эльбург” в Каире на 20-й этаж. Побывав там впервые, и выйдя на балкон, я увидела нечто потрясающее. Замечу, в сказках “Тысячи и одной ночи”, описываемые звезды были большими, как груши и до них можно было дотянуться рукой. А руководителю нашей группы Ягут ханым сказала: “Посмотрите, какие звезды!!!”, а она мне в ответ: “Это же Восток… Тут все, как в сказке “Тысяча и одна ночь”. Наверное, если бы ее не было рядом, то подумала, что у меня галлюцинации…

– У актеров часто спрашивают, повторили бы они свою судьбу заново, если бы предоставился такой шанс. А вы?

– Я хотела бы вернуть только детство. Хотя как-то в одном фильме, название которого я сейчас и не помню, мать заканчивает жизнь самоубийством, и ее муж, безумно любя ее, отправляется искать ее на тот свет. Все мы знаем, что люди, покончившие жизнь самоубийством, попадают в ад. И герой фильма соглашается идти в ад, только чтобы найти там свою жену. Посмотрев этот фильм, мой сын спросил меня, “Мама, а как же мы найдем друг друга?” Я сказала: “Не знаю”. Люди в этом фильме меняют свое обличье – белые становятся чернокожими и наооборот. И мой сын говорит: “А я знаю как. Когда мы будем проходить мимо друг друга на том свете, ты будешь петь свою любимую песню, а я буду петь свою. И это будет наш пароль. И если даже мы будем выглядеть иначе, то все равно узнаем друг друга…”

А вообще-то я сейчас подумала, что все же повторила бы свою жизнь заново. Ради сына. Так что сгоряча сказала, что хотела бы повторить толькор детские годы…

– И какая же у вас любимая песня?

– А это наш с сыном секрет!

– Как, по-вашему, что нам нужно для того, чтобы возродить традции азербайджанского кино?

– Во первых, снимать больше фильмов. В первую очередь я пожелала бы нашему кинематографу именно этого. Зрителю необходим богатый и свободный выбор. Тогда и у кинокритиков, и у актеров появилось бы побольше работы… То есть каждый бы занялся своим делом.

– Почитатели таланта существовали во все времена. Вот и теперь нам вспоминается передача “Ретро”, которую сначала вел Аяз Салаев, а потом вы… Люди ждали каждую субботу, чтобы посмотреть фильм по “Рэтро” и увидеть очаровательную ведущую с красивыми глазами (так про вас говорили). Скучаете ли вы по тем временам?

– Ну конечно. Очень хорошие были времена. Телезрители присылали фотографии, рисовали меня перед экраном своих телевизоров, посылали мне любовную лирику. Я пришла в восторг однажды, когда прочла поэму, посвященную мне. Там были такие слова – “вы очень красивая, милая, любимая”, а в конце – “просим, чтобы вы показали индийский фильм ради моей любимой”. Много хорошего осталось в памяти… Мы с Аязом стали первоокрывателями мирового кино в Азербайджане. Ведь в этой передаче мы начали показывать и зарубежные фильмы. Сейчас же, когда полно всяких DVD, видео, нашего телезрителя трудно чем-либо удивить…

– Да, но сегодня появились и новые возможности. К примеру, актера из бывшего СССР можно запросто увидеть в каком-нибудь голливудском фильме. Вам эта свобода дала новые возможности?

– Возможности есть. Но нужно, чтобы они носили не случайный характер, а регулярный. А это уже – одна из задач Гильдии актеров, с помощью которой мы сможем достичь больших результатов и обеспечить достойной работой наших актеров. Думаю, в ближайшее время все так и будет…