Генерал-майор Александр Васяк: армяне проиграли психологическую войну

Генерал-майор Вооруженных Сил АР Александр Васяк в беседе с главным редактором NET-ФАКС Алексеем Синицыным прокомментировал специально для Bakililar.AZ, истерию, царящую среди армянских экспертов по поводу недавнего заявления России, США и Франции, которые всерьез обсуждают проведение “превентивной” войны против Азербайджана.

Алексей Синицын:

– Вне всякого отношения к политике великий Сальвадор Дали как-то высказал парадоксальную мысль: «Кто хочет заинтересовать, тот должен провоцировать». Как модель эта теза приемлема к любому виду провокаций, включая военные на разделительной линии враждующих армий или государств. Только в этом случае «заинтересованность» по Дали должна укладываться в некий скрытый политический контекст. Помните, провокации маоистов против советских пограничников в марте 1969 на острове Даманский и летом того же года у озера Жаланашколь? Общественность расценила вылазки китайцев как попытку проверить боеспособность советских вооруженных сил, своеобразную разведку боем. Но главной целью маоистов был четкий сигнал Соединенным Штатам о своей готовности выступать единым фронтом против Москвы.

А теперь признаем, что армянское общество находится сейчас на грани истерики, если уже не переходит эту грань. Такой одиозный, но известный на Западе политолог, как Игорь Мурадян, утверждает, что заявление президентов стран-сопредседателей МГ ОБСЕ, «ведет к верной гибели армянского государства». Более того, он, явно пребывает в отчаянии, если судить по его стенаниям: «Остановить этот процесс (т.е. процесс гибели – ред.) уже невозможно, поскольку некому его остановить». На таком эмоциональном накале армянская сторона может пойти на любую серьезную военную провокацию, чтобы вызвать к себе сочувственный интерес больших политических игроков, дискредитировать Азербайджан в глазах мировой общественности, а, может быть, и приостановить свое участие в переговорном процессе.

Александр Васяк, генерал-майор ВС Азербайджана, военный эксперт:

– Я совершенно не исключаю такое развитие событий, но давайте сначала классифицируем провокации на линии разделения враждующих сил. История знает немало вооруженных инцидентов, которыми агрессор провоцировал другую сторону на развертывание боевых действий. Такого рода провокации – пролог большой войны, их цель получить Casus belli – повод к этой самой войне. Теоретически они были разработаны еще в древнем Китае, а самая известная провокация, наверное, «Глейвицкий инцидент», инсценированный СС и послуживший поводом к нападению Германии на Польшу в 1939 году.

Но мы сейчас говорим о провокациях, способных создать новую политическую тенденцию и развернуть на 180 градусов общественное мнение, однозначно приветствующее Мадридские принципы урегулирования карабахского конфликта. Такая провокация должна быть достаточно масштабной, чтобы вызвать серьезный резонанс в мире. Относительно мелкие вооруженные инциденты армянская сторона устраивает уже 15 лет без какого-то ощутимого военного или политического результата. Вспомним ещё раз боестолкновение у озера Жаланашколь. Наученные опытом Даманского, пограничники вскрыли все приготовления маоистов и сорвали их вылазку, нанеся противнику огромный урон. Мы же находимся на реальной линии фронта, и уже одно это нивелирует фактор неожиданности. Современные средства наблюдения и разведки, которыми мы располагаем, позволяют отслеживать действия противника на всю глубину его обороны. Поэтому скрытно подготовить операцию с применением огневых средств поражения, выводом боевой техники и сосредоточением своих сил ему просто не удастся. Его встретят адекватно. И это при том, что у армянской стороны нет шансов дезинформировать мировое сообщество по поводу того, кто действительно выступал провокатором.

Конечно, сейчас следует ожидать попыток просачивания разведывательно-диверсионных групп в глубину азербайджанских боевых порядков. Но мы и ждем их, удвоив, утроив нашу бдительность. Поэтому масштабные провокации с армянской стороны, исходя из их логики, вполне вероятны, но абсолютно контрпродуктивны в военном контексте и бесперспективны в политическом. Более того, я убеждён, что любая попытка изменения существующей конфигурации на линии соприкосновения сторон будет иметь катастрофические последствия для армянской стороны.

А. Синицын: – Предлагаю рассмотреть развитие ситуации по вектору – от плохого к худшему. Не будем даже комментировать хвастливые заявления армянских «стратегов» о возможности оккупации Гянджи или Баку. Приведу несколько выборочных цитат из изысканий более серьезных армянских военных экспертов, сохраняя их весьма своеобразную лексику. Один из них предупреждает свое руководство: «Необходимо учитывать, что Армения в ближайшие годы не будет обладать возможностью наращивания своего военного потенциала в том же масштабе, что и Азербайджан». Другой советует: «Одновременно с наступательным ракетным вооружением (выделено нами – ред.), Армении необходимо расширить авиационный парк боевых и транспортных вертолетов». Третий настаивает: «Исходя из необходимости достижения главных политических целей и принимая во внимание слабые стороны Оборонительного плана, мы можем приступить к обоснованию Наступательного плана ведения войны с Азербайджаном (выделено нами – ред.)». А министр обороны самопровозглашенной НКР Мовсес Акопян раздраженно поучает граждан РА: «Если вы (жители Армении) видите гарантии безопасности по ту сторону Лачинского коридора, то для меня линия этих гарантий проходит по берегу реки Кура». И уже при случае он добавляет: «Я не исключаю, что может сложиться такая ситуация, когда мы начнем атаку (выделено нами – ред.)». Заметим, что армянские форумы, буквально, кипят призывами «нанести превентивный удар по Азербайджану». Как вы прокомментируете возможность развязывания Арменией «превентивной войны».

А. Васяк: – Вот мы и подчеркнули разницу между превентивным ударом и превентивной войной. История превентивного удара насчитывает лет двести. Еще адмирал Нельсон сжигал на рейде Копенгагена датские корабли и тем самым породил термин «копенгагенинг», под которым понимают упреждающий удар силами ВМФ. Но это дела давно минувших дней. Замечу, что превентивный удар наносится по заранее изготовившемуся к наступлению противнику, т.е. по какой-то военной группировке. У армян нет такой цели, нет перед ними группировки азербайджанских войск. Значит, речь идет о превентивной войне. Впрочем, и такая война, и упреждающий удар находятся вне границ правового поля и однозначно оцениваются как акт агрессии.

А. Синицын: Однако возможность превентивного удара, даже ядерного, предусматривается военными доктринами США, России…

А. Васяк: – Будем откровенны. До сих пор актуально римское изречение: «Что позволено Юпитеру, то не позволено быку». А Армения совсем не Юпитер в мировой политике. США едва ли не ежедневно и безнаказанно бомбили Ирак с 1991 по 2003 год, а бомбардировки Югославии продолжались 79 дней. США в Югославии нанесли удары по 2300 объектам, применили 1000 крылатых ракет, осуществляли, практически, непрерывное огневое поражение. Таких возможностей нет у других крупных государств, а у Армении и быть не может.

А. Синицын: Но есть и не такие большие игроки. Легендарный ветеран элитного спецназа «Саерет Маткаль» из группы глубокой разведки израильского генштаба Моти Марциано утверждает: ««У нас с самого начала существовала понятная политика развития армии. В основе – доктрина нанесения превентивных ударов и проведения операций возмездия. Это означает приоритетное развитие ВВС, бронетанковых и десантных войск».

А. Васяк: – Именно в этом вся соль. По уровню развития ВВС, ВДВ и бронетанковых войск Армения значительно уступает азербайджанским вооруженным силам. А отставание по средствам связи, разведки, целеуказания и управления боем, без которых сейчас уже невозможно воевать, просто катастрофическое.

Замечу, что как военному человеку, мне близка американская доктрина «быстрого достижения преобладания», разработанная почти 15 лет тому назад. Ее практическое воплощение мы видели в ходе американской операции «Шок и трепет» в Ираке и, в некотором приближении, в действиях российских войск в августовской войне 2008 года. Суть в том, что в современной войне нет нужды стремиться к нанесению противнику невосполнимых потерь. Главная цель операций видится в полном подавлении его воли к сопротивлению. Для этого необходимо: навязать свой ритм и дистанцию боевых действий, вывести из строя ПВО, командные пункты и узлы связи, ритмично наносить удары самолетно-вертолетными группами, десантировать штурмовые подразделения спецназа в тыл противника. Тогда он не сможет даже толком войти в соприкосновение с наступающими силами, будет деморализован и уничтожен практически дистанционно. Для армян осуществление подобного – фантастика, нечто нереальное. Для армий типа армянской разворачивать наступательную операцию без гарантированного огневого поражения, предварительно не измотав противника в тяжелых оборонительных боях, – чистое безумие.

А. Синицын: – Я, видимо, буду выступать «адвокатом дьявола». Допустим недопустимое: армянам удалось скрытно собрать ударную группировку на одном из участков фронта…

А. Васяк: – Я не представляю, как им удастся прикрыть переброску войск из Армении и с других участков карабахского фронта. Это займет не менее двух суток. Такая операция будет нами гарантированно вскрыта. И потом карабахский театр военных действий изучен нами вдоль и поперек. Мы отлично представляем себе возможные направления и главного, и вспомогательных ударов противника. Поверьте, выбор у них небольшой.

Но допустим, как вы сказали, недопустимое. Армяне создали наступательную группировку. Однако для этого им придется с миру по нитке собирать средства огневого поражения, боевую технику со всей линии фронта, оголяя его на опасных участках, коих немало на линии их обороны. При наших развитых коммуникациях, это – прекрасная возможность для нанесения контрударов, в том числе по оголённым участкам и по флангам вклинившейся группировки противника. У нас для этого хватит и резервов, и огневой мощи. Так что, генералам Оганяну и Акопяну лучше отсиживаться в обороне, что тоже не является гарантией от сокрушительного поражения.

А. Синицын: – А вам не кажется, что одну войну армянская сторона уже проиграла? Психологическую.

А. Васяк: – Я в этом убежден. Паническая реакция на заявление президентов США, России, Франции, глубокая растерянность армянской военно-политической элиты, их жалкое аппелирование к руководителям крупных держав не могут не сказаться на боеготовности армянской армии, моральном духе ее личного состава. Тем более, что противная сторона прекрасно осведомлена о военном потенциале азербайджанских вооруженных сил, давно уже готовых отстоять свое право на восстановление территориальной целостности собственного государства.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ