Х.Асадова: на всех симпозиумах по ковроткачеству армяне сидят молча. Эксклюзив

Интервью Bakililar.AZ с искусствоведом, научным сотрудником Института Археологии и Этнографии Азербайджанской Национальной Академии Наук Хадиджой Асадовой.

Армяне никогда не занимались ковроткачеством и их претензии на азербайджанские ковры совершенно безосновательны.

Об этом в интервью Bakililar.AZ сказала искусствовед, научный сотрудник Института Археологии и Этнографии Азербайджанской Национальной Академии Наук Хадиджа Асадова. Мы побеседовали с Хадиджой ханум именно о карабахских коврах, поскольку на авторство ковров этой азербайджанской школы, ровно как и на принадлежность им исконно азербайджанской земли – Нагорного Карабаха армяне претендуют особенно.

– Расскажите о Карабахской школе ковроткачества, ее истории, традициях, наиболее ярких образцах искусства карабахских мастеров-ковроделов

– Карабах является одним из семи центров ковроткачества в Азербайджане. Ковры, сотканные в нагорной и равнинной частях Карабаха, условно подразделяются на несколько подгрупп – Бардинские, Шушинские и Джебраильские. Прекрасная природа Карабаха, его чистые воды, богатый растительный покров, столь необходимый для приготовления натуральных красителей, разнообразие пород разношерстных овец способствовали развитию здесь коврового мастерства с незапамятных времен. Карабахские ковры ткались из шерсти с добавлением местного шелка, при их окрашивании использовалось до 1500 натуральных красителей. Производя ковры народ не только обеспечивал свои потребности, но это также способствовало получению определенного заработка материально малообеспеченных слоев.

Карабахская школа ковроткачества знаменита своими коврами, среди которых “Şabalıd buta”, Çələbi“, “Xantirmə”, “Qasımuşağı”, “Muğan”, “Bulud”, “Buynuz”, “Balıq”, “Qoca”, “Açma-yumma”, “Bəhmənli”, “Malıbəyli”, “Xanlıq”и др., а также всемирно известный ковровый набор «Dəst-xəli-gəbə”.Этот набор состоял из пяти частей: халы (центральный широкий ковер), двух боковых ковров – дорожек), а также еще двух ковров, один из которых настилался на пол. В Карабахе, наряду с вышеупомянутыми ворсовыми коврами ткались и безворсовые – килимы, паласы, зили, вэрни и джиджимы. В быту ковры находили широкое применение, они использовались не только как настилы на пол, но и как скатерть, занавеси и пр. Мэфрэш, хурджун, чул (попона), хейбя (сума переметная), харал (мешок), настилы на седла, сумки, все эти изделия были неотъемлемой частью жизни карабахцев. Ковры карабахской школы отличаются от изделий других школ гармонией ярких красок, тонким художественным оформлением, профессиональным способом тканья. Орнамент карабахских ковров составляли элементы свастики, булуд, элементы в виде дракона, буйнуз (рога), бута, мифологические птицы, тавра и пр. орнаменты, восходящие к древним верованиям и сохранившиеся в памяти народа.

Карабахские ковры служили примером с точки зрения искусства не только для других школ ковроткачества в Азербайджане, но и на всем Кавказе. Именно поэтому побывавшие на Кавказе в XIX веке такие исследователи, как С.Пиралов, Исаев, Я.Зергенидзе в своих произведениях особо отмечали карабахские ковры, как самые известные на всем Кавказе. С.Пиралов в своей книге «Краткий очерк кустарных промыслов Кавказа» (1900 год) сравнивал красоту карабахских ковров с иранскими, отмечая схожесть ряда орнаментов. Ковровое мастерство в Карабахе было распространено шире по сравнению с другими регионами Закавказья. Ковры, сотканные в Шуше, классифицируются по орнаментам, как лампа, булуд, хонча, машин, зэрмэхмэр, гюллю яйлыг и пр. Я.Зергенидзе в своей публикации «Елизаветпольская губерния – г.Шуша. Производство ковров и ковровых изделий» (1891 год), изданной в Тифлисе, отмечал, что по количеству и качеству ковры и паласы, сотканные в Шуше, занимают первое место в Закавказье. Он подробно исследовал каждый из этих ковров, описал профессиональные навыки здешнего народа, технологические преимущества, орнаментальное построение, расцветку и пр.

– Наши вороватые соседи упорно пытаются представить азербайджанские ковры армянскими, была информация о том, что азербайджанские ковры через Иран вывозятся в Армению. Но ведь всем прекрасно известно, что никогда не было «армянских ковров», так как ковроткачеством испокон веков занимались азербайджанцы, а армянам этот вид искусства не свойственен. Даже американские исследователи, такие как Артур Поуп и Чарльз Элис отмечали, что говорить о понятии «армянский ковер» просто нелепо, Поуп в частности посвятил этому целую книгу под названием «Миф об армянских коврах». Ваше мнение на этот счет.

– Армяне не имеют никакого отношения к ковровому мастерству, их претензии на этот счет совершенно безосновательны. Ковры во все времена были объектом купли-продажи. Во многих исторических источниках отмечается, что армяне занимались посредничеством и торговлей. Они ходили по домам азербайджанцев, собирали сотканные ими ковры и продавали их. То есть армяне всего лишь продавали ковры, сделанные азербайджанскими ковроткачами, теперь же они пытаются присвоить произведения азербайджанских мастеров, выдать культурное наследие азербайджанского народа за свое. Налицо очередной факт посягательства армян на культурное и материальное наследие азербайджанского народа. Были выявлены факты, когда армянские буквы впоследствии специально вшивались в центральное поле или бордюр азербайджанского ковра, однако невозможно было скрыть то, что это было сделано много позже после того, как собственно, ковер был соткан, эти буквы не несли никакого смысла и совершенно очевидно, что это было дело рук неумелого фальсификатора.

Американский исследователь Артур Поуп в своей публикации «Миф об армянских драконовых коврах» опровергает гипотезы о принадлежности ковра “Əjdahalı” армянам. Согласно одной из них, принадлежность ковра “Əjdahalı” армянам, якобы, доказывает то, что армянские цари отдавали его как дань в XIII веке. Беспочвенность этого предположения доказывает то, что ковры могли быть куплены у кочевников, а затем быть отданы в дань. Учитывая то, что армяне занимались преимущественно торговлей, их притязания на авторство ковра “Əjdahalı” безосновательны. Поуп в своей публикации затронул эти и им подобные предположения. В своем труде американский исследователь пишет, что ковер “Əjdahalı” создавался в Губе и Карабахе.

Чарльз Грант Эллис в своей статье «Ранние Кавказские ковры», опубликованной в 1976 году, тоже отмечает, что местом ткачества ковра “Əjdahalı” является Губа и Карабах. В статье указывается географическое положение Карабаха и Губы, подробно на иллюстрациях дается описание ковров, приводится факт создания некоторых из них в Ширване. Обе эти статьи зарубежных исследователей очень ценны, поскольку двое всемирно признанных, авторитетных исследователей в этих статьях открывают правду о принадлежности ковра “Əjdahalı” азербайджанскому народу, опровергая армянские измышления.

– Представление азербайджанских ковров армянскими на выставках во Франции и США, очевидно, рассчитано на не очень просвещенных в этой области обывателей. Вы участвовали в международных симпозиумах, выступали с докладами о традициях азербайджанского ковроткачестве, скажите, частые ли гости подобных мероприятий армянские представители и избегают ли они говорить о своих притязаниях на произведения азербайджанского коврового искусства среди профессионалов, экспертов?

На конференциях, симпозиумах и конгрессах в России, Туркмении, Иране, Турции и др.странах, в которых я принимала участие, были и армянские представители. Например, в 1996 году я принимала участие в симпозиуме, организованном в рамках промышленной выставки в Тегеране. Я выступила с докладом в салоне, где присутствовали художники-ковроделы, ученые, в зале были иностранцы, а также южные азербайджанцы, был и один армянин. В своем докладе я рассказала об истории ковроткачества в Азербайджане, был продемонстрирован фильм, в котором был наглядно показан факт воровства и присвоения армянами культурных ценностей Азербайджана на оккупированных землях, в том числе и ковров, которые азербайджанский народ создавал на протяжении тысячелетий. Приведенные факты поразили участников симпозиума, потом, они, встречая наших представителей, выражали восторг и восхищение азербайджанской культурой, присутствовавший в зале армянин молча, без единого аргумента, слушал наши обвинения, высказанные в ходе доклада. Мне доводилось сталкиваться с армянами и в ходе заседаний, посвященных ковроткачеству, в Турции, Туркмении, и там армяне никогда не высказывали свою точку зрения на поставленные темы. Армянские представители на подобных мероприятиях сидели молча, покорно, не создавая никаких проблем. Однако после, они проводили выставки, на которых представляли азербайджанские ковры армянскими, издавали книги на эту тему. Их происки совершенно бессмысленны. В мире многие народы занимаются ковровым ремеслом, однако известны только те из них, которые имеют древнюю историю и традиции ковроткачества, и в этом списке нет армян, потому что они никогда не занимались ковроткачеством.

– Почему азербайджанские ковры долгое время представлялись персидскими?

– Как Вам известно, согласно Туркменчайскому договору 1828 года, Азербайджан был разделен, южная его часть вошла в состав Ирана, а северная оказалась в подчинении России. В то время ковры, сотканные нашими мастерами, не пропагандировались как азербайджанские, и неверно считалось, что их ткут иранцы, персы, в реальности же это были азербайджанцы. Азербайджан не был независимым и этот фактор оказал свое решающее влияние. Спустя много лет историческая справедливость восстановлена и теперь никто не называет азербайджанские ковры персидскими.

– Как бы Вы охарактеризовали нынешнее состояние ковроделия в Азербайджане, и почему, как на Ваш взгляд, ковры постепенно утрачивают свою важную роль в быту азербайджанской семьи?

– У каждого времени есть своя мода, свои вкусы и потребности. Со временем, меняется отношение людей к труду. Сегодня все выражается с помощью электронных устройств, сокращается разница между городом и деревней. Если раньше девушки сами ткали ковры в приданое, то сегодня, современные девушки этим не занимаются, предпочитая готовые ковры. Это факт, и он наносит урон народному творчеству. То есть, если нет спроса, снижается и производство. В этом отношении Азербайджан тоже пережил период испытаний. Раньше были артели, куда привлекались народные умельцы, потом артели были преобразованы в объединения, мастеров приучили к готовым пряже и хлопку, искусственным красителям. Тем не менее, искусство ковроткачества в Азербайджане не было забыто, но в ряде районов снизился уровень производства ковров и уровень окрашивания натуральными красителями на основе народных традиций.

Сегодня, изменилось отношение к этому виду искусства. В 2005 году президентом Азербайджана Ильхамом Алиевым был подписан закон «О сохранении и развитии азербайджанского коврового искусства» и это позволило возродить народные традиции ковроткачества. Благодаря этой заботе к народному творчеству, сегодня ковроткачи возвращаются к технологии окрашивания натуральными красителями, национальным орнаментам, возрождаются древние способы ковроткачества, проводятся исследования ковров, их пропаганда. Благодаря этому вниманию сегодня строится отвечающее современным стандартам здание Государственного музея азербайджанского ковра, нет сомнений в том, что ковроткачество, точно так же, как и искусство мугама ожидает светлое и многообещающее будущее.

Сегодня азербайджанцы еще более трепетно относятся к национальному достоянию, высоким духовным ценностям нашего народа. Как и во всем мире, в Азербайджане происходит возвращение к использованию естественных продуктов, касательно ковроткачества, речь идет о возвращении к использованию натуральных красителей, натуральной пряжи и шелка, национальным орнаментам. Мне кажется, что ковер, произведенный именно таким образом, ковер с богатым, дворцовым орнаментом, ковер, украшенный сакральными, несущими глубокий смысл, нашими национальными орнаментами, желает видеть каждый азербайджанец в своем доме.

– Спасибо за интервью.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ