Олег Кузнецов: между Москвой и Баку нет напряженности

По мнению известного российского эксперта, Соглашение от 10 ноября медленно, но реализуется, и фактически это происходит без участия Минской группы ОБСЕ.

Официальные представители США и Франции, да и Армении в унисон заявляют о том, что статус Карабаха должен быть решен в рамках МГ ОБСЕ. Напротив, в Баку же считают, что ни о каком статусе и речи быть не может, более того, для Азербайджана МГ ОБСЕ полностью девальвировалась как структура.

С другой стороны, на сегодня отношения Баку и Москвы тоже складываются не очень и гладко. Как передает AZE.az, о том, что происходит на дипломатической арене, рассказал в интервью “Зеркало” российский политолог Олег Кузнецов.

— США, Франция и Армения открыто заявляют о том, что карабахский вопрос будет решаться при содействии МГ ОБСЕ, хотя в реальности уже сформирован новый трехсторонний формат в лице Армении, России и Азербайджана. Как в России относятся к формату МГ ОБСЕ?

— На этот вопрос некоторое время назад вполне однозначно ответил пресс-секретарь российского президента Дмитрий Песков. Дату его заявления на этот счет я уже не припомню, за точность цитаты не ручаюсь — все это при необходимости можно легко найти в Интернете, но суть его слов по уже обозначенной выше причине сводилась к следующему: Россия будет приветствовать любую активность Минской группы ОБСЕ, направленную на исполнение московского трехстороннего Соглашения о прекращении огня и всех военных действий в регионе Нагорного Карабаха от 10 ноября 2020 года. Что-либо добавить или убавить в отношении этой официальной позиции я не могу.

Если подходить к заявлениям представителей США, Франции и Армении непредвзято, то они по большому счету пока никак не противоречат духу и букве Соглашения от 10 ноября. Да, Минская группа ОБСЕ как некий коллегиальный международный политический орган не высказала своего консолидированного мнения на счет данного соглашения, но это и не означает того, что она на корню отрицает этот документ. Позволю себе напомнить вашим читателям, что Россия, Азербайджан и Армения являются членами Минской группы ОБСЕ, и поэтому Соглашение от 10 ноября прошлого года вполне может рассматриваться как внутренний документ этой структуры. А если вспомнить, что Турция и Беларусь являются официальными союзниками Азербайджана и Армении и также входят в состав постоянных членов МГ ОБСЕ, поддерживая всецело московское Соглашение по Карабаху, то у его сторонников вообще имеется численное большинство или, как минимум, паритет с остальными участниками данной структуры. Поэтому я не вижу особого противоречия между Минской группой и Соглашением от 10 ноября 2020 года, не говоря уже об их противопоставлении друг другу.

Соглашение от 10 ноября худо-бедно, но реализуется, конечно, не с той интенсивностью, с какой хотелось бы лично мне, да и многим другим людям. И это происходит де-юре и де-факто без участия Минской группы ОБСЕ, точнее — двух ее сопредседателей в лице США и Франции. Их подключение к процессу реализации московского Соглашения может или интенсифицировать его исполнение, или отчасти затормозить, но остановить уже не в состоянии. Я думаю, что в Вашингтоне и Париже эту ситуацию также прекрасно понимают, поэтому не совершают ни одного практического действия, которое шло бы вразрез с московским Соглашением от 10 ноября 2020 года.

— В последнее время между Азербайджаном и Россией наблюдается напряженность. Что является главной причиной этого обострения, и смогут ли страны вернуться в положительное русло?

— Лично я такой напряженности, по крайней мере, на официальном уровне не наблюдаю. Одна нота протеста МИД Азербайджана не является свидетельством ухудшения отношений, а тем более — возникновения напряженности. Последние две недели я вижу всплеск нервозности у политически ангажированной части азербайджанской блогосферы в социальных сетях, а также публикаций с критикой действий России всего в нескольких масс-медиа вашей страны, что можно воспринимать как рост напряженности в самосознании определенной части азербайджанского общества, но никак не на дипломатическом уровне. Порой мне кажется, что значительная часть азербайджанской общественности ввела себя в состоянии экзальтации, что я объясняю для себя влиянием религиозного праздника Ашуры, когда энергия религиозного начала получает свою сублимацию в политической пропаганде. Но это не имеет никакого отношения к намерениям или действиям российской стороны.

Скажу откровенно и резко, но чтобы не было никаких обид на мои слова: в России 17-19 сентября состоялись парламентские и губернаторские выборы, властям, спецслужбам, политикам и большинству журналистов более месяца было не до Азербайджана с Арменией и не до Карабаха. Все действия в этом направлении, если таковые и совершались, были обусловлены внутриполитической конъюнктурой, а не резонами или аспектами внешней политики. Я прекрасно понимаю, что значительная часть азербайджанской, равно как и армянской интеллигенции, подвержена чувству этноцентризма или стремлению быть в центре внимания.

Но у Кремля в последние месяцы было много своих внутренних проблем, и у него не было ни сил, ни времени, ни ресурсов, чтобы целенаправленно улучшать или ухудшать отношения с Азербайджаном. Но если азербайджанская общественность нафантазировала себе новые мифы и фантомы, то это, согласитесь, проблемы не Москвы или Баку, а персонально только тех, кто эти мифы и фантомы создал и сам в них поверил.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ