От Зангезурского коридора зависит присутствие России на Южном Кавказе

По мнению известного российского эксперта, Армения в силу своего конституционного законодательства, согласно которому Карабах является частью этой страны, де-юре не готова к мирным переговорам и демаркации границы с Азербайджаном, пока не будет проведена конституционная реформа или хотя бы референдум по вопросу принадлежности Карабаха.

Последние дни в армянских СМИ идет много разговоров о возможном подписании новых документов при участии России, Армении и Азербайджана. При этом в большей степени в этих документах делается упор на возможное открытие Зангезурского коридора.

Как передает AZE.az, о том, что происходит в регионе, а также насколько важен Зангезурский коридор для Кремля, рассказал в интервью “Зеркало” российский политолог Олег Кузнецов.

— Ряд армянских СМИ недавно писали о том, что в ноябре месяце будет подписано мирное соглашение между Азербайджаном и Арменией с участием России. Как вы считаете, насколько в сегодняшних условиях возможно подписание какого-либо соглашения? Есть ли какие-то предпосылки для этого?

— Лично я в принципе не считаю армянские масс-медиа адекватным источником информации, особенно в данном вопросе, так как речь изначально шла о неких армянских телеграмм-каналах, сообщения которых затем были растиражированы в других средствах массовой информации, причем не только армянских, но и азербайджанских. При этом никто не удосужился проверить первоисточник на предмет того, какой позиции придерживается его автор — прокочаряновской или пропашиняновской, поскольку нельзя исключать, что это был сугубо внутриармянский информационный вброс, чтобы лишний раз потрепать нервы армянскому премьеру Николу Пашиняну накануне первой годовщины разгрома армии Армении в Карабахе осенью прошлого года и подписания трехстороннего Заявления о прекращении огня и всех военных действий в Карабахе. Эта информация с самого начала могла быть фейком, но как очень многие гротескные новости с сайта «Панорама» вдруг обрела неожиданный резонанс.

Понятно, что азербайджанская пресса ухватилась за эту новость потому, что всем в вашей стране хочется почувствовать вкус политической победы после военного разгрома Армении, а он все не приходит и не приходит, терпение народа все более и более истончается, и он хочет знать, победа была окончательная или нет. Я три или четыре месяца назад написал о том, что Армения в силу своего конституционного законодательства, согласно которому Карабах является частью этой страны, де-юре не готова к мирным переговорам и демаркации границы с Азербайджаном, пока не будет проведена конституционная реформа или хотя бы референдум по вопросу принадлежности Карабаха, и вряд ли это будет сделано добровольно, так как в этой стране опять воцарится внутриполитический хаос. С полгода назад я писал о том, что Азербайджану надо готовиться к новой пограничной войне или хотя бы войсковой операции по установлению в одностороннем порядке линии границы. Этой точки зрения я придерживаюсь до сих пор.

Надо честно признать, что Пашинян очень умело и ловко использует каждый малейший шанс и возможность, чтобы уклониться от участия в переговорном процессе с Азербайджаном по Карабаху, так как он прекрасно понимает, что всякое его действие в этом направлении с позиции армянского национального законодательства будет антиконституционным, и политическая оппозиция в лице сторонников Кочаряна не упустит шанса, чтобы отстранить его от власти. Все последние заявления Пашиняна в этой сфере совершенно абстракты и умозрительны, и у меня нет никакой уверенности в том, что он намерен начать переговоры, скорее наоборот.

Я, конечно, не вещая Кассандра и могу ошибаться, но мне кажется, что в первой половине ноября ничего не случится, за исключением азербайджанской операции по принудительному установлению линии границы, особенно в эксклавах Газаха и Нахчывана.

— Очень много разговоров идет вокруг Зангезурского коридора. Для Армении важна разблокировка региона, и это понятно. Азербайджану тоже. А для России насколько необходим проект Зангезурского коридора?

— Проект Зангезурского транспортного коридора для России с политической точки зрения гораздо важнее, чем для Азербайджана и Армении, о чем я неоднократно писал ранее, так как от этого напрямую зависит геополитическое присутствие России в регионе Южного Кавказа в среднесрочной перспективе, и между двумя этими величинами существует пропорциональная зависимость, — чем позже коридор будет открыт, тем меньше влияния у России в вашем регионе останется. И если этот вопрос будет висеть в воздухе достаточно долго, то может быть поставлен вопрос, по картам какого года будет происходить демаркация азербайджано-армянской границы.

Ни для кого не секрет, что единственная международно-признанная граница между двумя странами, закрепленная в многостороннем договоре, была установлена Карским договором 1921 года с участием Грузии и Турции. Лично я не вижу ни одного юридического препятствия для того, чтобы по решению этих четырех стран государственные границы на Южном Кавказе вернулись к своему состоянию на тот год. И тогда вопрос Зангезурского транспортного коридора решится сам собой.

В России это обстоятельство понимают также хорошо, как и я, но очень опасаются «выстрелить себе в ногу», так как до сих пор неясно, как изменятся в результате этого трансрегиональные грузопотоки, кто их будет контролировать, и кто станет их оператором. Поэтому Кремль пока выбрал позицию в соответствии с латинской пословицей «Festina lrente» — «Торопись неспеша», так как хочет определенности со стороны Баку и Еревана и опосредованно через них от Анкары и Тегерана по технической и экономической составляющей проекта, увязывая политическое урегулирование данного вопроса с предыдущими двумя до того, как документ об открытии коридора будет подписан. По крайней мере, лично мне эта версия видится наиболее рациональной. А пока идут рабочие контакты в рамках трехсторонней рабочей группы на уровне вице-премьеров России, Азербайджана и Армении, низкий уровень проработанности которых не позволяет поднять эти сугубо технические вопросы на политический уровень, о чем прекрасно знают и в Москве, и в Баку, и в Ереване.

— Как в России отреагировали на визит Эрдогана в аэропорт Физули, а также на посещение Зенгилана?

— Вне всякого сомнения, к этому визиту отнеслись с большим вниманием как очень серьезной политической демонстрации азербайджано-турецкого союзничества и подтверждения приверженности лидеров двух стран к положениям Шушинской декларации от 15 июня 2021 года.

Всем понятно, что экономическое значение международного аэропорта Физули в нынешних условиях минимальное, если не сказать, что нулевое, его загрузка коммерческими пассажирскими рейсами начнется лет через 10, поэтому об экономической составляющей этого проекта можно говорить только в среднесрочной и даже долгосрочной перспективе.

В ближайшие годы этот аэропорт будет задействован исключительно в политических целях реинтеграции Карабаха в состав Азербайджана, в том числе и той его части, которая находится под временным контролем российских миротворцев, и в этом процессе из числа внешних партнеров Азербайджана ведущее место будет принадлежать Турции. Физулинский аэропорт изначально строился под реализацию амбициозного проекта превращения Шуши в культурную столицу исламского мира, что при его официальном открытии было еще раз продемонстрировано. В Кремле данный факт, естественно, приняли к сведению и будут выжидать, реализуется ли этот проект, а затем начнут в рабочем порядке налаживать мосты гуманитарного взаимодействия в соответствии с изменившейся реальностью.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ