Пашинян может потерять власть из-за уличных протестов или госпереворота

Секрет довольно оптимистичных для Армена Саркисяна показателей, зафиксированных опросом Международного республиканского института (IRI), на самом деле прост. Этот феномен нередко наблюдается в парламентских республиках, где президент несет, в основном, представительские функции. Находясь, как правило, под куда менее интенсивными ударами критики, чем глава правительства, президент в такой ситуации может получить и более высокий уровень доверия.

Вокруг главы государства в таких условиях обычно возникает гораздо меньше информационных поводов, которые могли бы привести к росту недоверия в его отношении (обратим внимание, что, как свидетельствует данное исследование, уровень недоверия к премьеру Армении составляет 24%, а к президенту – только 13%).

Есть и еще одна причина роста доверия к президенту Армении. Всю вторую половину 2018 году граждане этой страны жили в режиме предвыборной кампании (сначала ожидания назначения досрочных парламентских выборов, а потом и подготовки к их проведению). После разогретых ожиданий всегда следует спад и тогда растет доверие к фигурам и институтам, которые воспринимаются, как находящиеся вне политики или, по крайней мере, в стороне от эпицентра политических баталий. Обратим внимание на динамику показателей Армянской апостольской церкви в опросах, проведенных от имени IRI – по сравнению с ноябрем 2018 года уровень доверия к ней вырос на 11%, а недоверия снизился на 14%. Президент Армении, в известной степени, попал в ту же волну.

Как передает AZE.az со ссылкой на Vesti.az, об этом пишет российский аналитик Михаил Нейжмаков.

Однако высокий уровень доверия к президенту Армении (по данным все того же исследования, проведенного от имени IRI, соответствующий показатель для Армена Саркисяна составил 81% против 72% у Никола Пашиняна) или симпатий к нему не означает, что в данный момент он может представлять электоральную угрозу для премьера и проправительственных сил. Более того, если Армен Саркисян выйдет на «линию огня» (например, возглавив список партии или блока на следующих парламентских выборах) уровень недоверия к нему, с большой вероятностью, начнет расти, просто потому, что информационные атаки против него станут интенсивнее. Такое в истории избирательных кампаний происходит довольно часто как раз в случаях, когда на «политическую передовую» выходит фигура, до этого находившаяся «вне политики» или «над схваткой».

Не будем забывать: тот же самый опрос под эгидой Международного республиканского института показывает, что проправительственный блок «Мой шаг» свое доминирование сохраняет: его рейтинг составил 52% против 12% у «Процветающей Армении» и 5,1% у Республиканской партии.

«Медовый месяц» в отношениях Никола Пашиняна и армянских избирателей, конечно, прошел. Однако лидеры, взошедшие на «политический Олимп» на популистской волне, далеко не всегда резко теряют поддержку сограждан – тем более в первый год после прихода к власти. Вспомним, например, объединение СИРИЗА теперь уже экс-премьера Алексиса Ципраса в Греции, которое дважды в течение 2015 года выигрывало парламентские выборы и в итоге продержалось у власти более 4 лет (даже к финалу нынешней, проигранной ею избирательной кампании, придя с неплохим результатом 31,53% голосов).

Результаты нынешнего соцопроса IRI – отнюдь не свидетельство скорого заката карьеры Пашиняна. В дальнейшем неблагоприятных сценариев развития событий для премьера Армении может быть как минимум два. Первый может быть запущен после резонансного события, которое приведет к резкому снижению его поддержки (оно может быть связано как с ситуацией вокруг Карабаха, так и с социально-экономической и внутриполитической обстановкой внутри самой Армении – например, в случае резкого скачка энерготарифов или резонансных инцидентов, связанных с действиями сотрудников силовых структур против граждан). В таком случае вырастут шансы, что действующий премьер может потерять власть по итогам уличной протестной кампании или, что нельзя исключать полностью, верхушечного переворота.

Второй сценарий предполагает постепенное размывание поддержки Никола Пашиняна и потерю проправительственными силами абсолютного большинства по итогам следующих парламентских выборов.

Тогда не исключено объединение других прошедших в парламент сил против крупнейшего игрока – подобные события, например, привели к потери власти Партией коммунистов республики Молдова в 2009 году. Однако далеко не факт, что один из этих сценариев реализуется в ближайшие годы. Поэтому пока о действительно серьезных угрозах для власти Никола Пашиняна говорить преждевременно.

Поделитесь своим мнением

Please Login to comment
  Subscribe  
Уведомить о