Пашинян заговорил о проблемном состоянии переговоров с Азербайджаном

Флер оптимизма, который попытался воссоздать Ереван вокруг седьмых всеармянских игр, проходящих в оккупированном Карабахе, исчез после пышной церемонии открытия мероприятия.

По сути, выяснилось, что в Ханкенди закрутился сюжет далеко не спортивно-фестивального события, а настоящей внутриполитической сходки, где нашлось место и негласным смотринам кандидатов на «президентские выборы» в «нкр», и завуалированной схватке ереванского и карабахского кланов.

Помпезное выступление Пашиняна, в котором обозначились тревожные ноты, обнажило нарастающую напряженность, которая очень даже может вылиться в новую внутриармянскую бойню.

Как сообщает AZE.az со ссылкой на Vesti.az, то, что Пашинян продолжает борьбу за выживание в заминированной среде, ясно, как божий день. Угроз у него хоть отбавляй. На сегодня нет у премьера противоядия против вооруженных сепаратистов, которые все еще бряцают оружием на пути к цели. А задача у них одна – отстоять военно-политические позиции, чтобы не лишиться источников питания.

В своей речи Пашинян больше говорил о проблемном состоянии переговоров с Азербайджаном, посетовал на инертность Минской группы, которая не удосужилась определиться по основным принципам повестки. Снова озвучил соображения о перспективах подключения Ханкенди к переговорам.

Не забыл выдвинуть условия Азербайджану, прекрасно осознавая, что сие есть не более чем пустой номер.

Дежурными фигурами речи он попытался обставить главный контент выступления, в котором отобразился повышающийся градус внутриполитического противостояния.

Чтобы не отпугнуть серую карабахскую массу и не дать ей поводов обвинить себя в отступничестве, Никол Воваевич провозгласил священный клич «миацум», под которым в конце 80-х закрутился вихрь несчастий, приведший армян к краю бездны. Пугающая неопределенность вперемежку с межклановой грызней – сегодняшняя реальность, и с ней премьеру надо что-то делать.

Иначе все полети к чертям, и ответственность останется на нем, как на человеке, не сумевшем справиться с вызовом горстки бандитов.

Как завзятый демократ, миролюбец и революционер, премьер предупредил неугомонных оппонентов о чреватости попыток выйти на политическое ристалище с оружием. Предостерегающе призвал отказаться от авантюр, гордо заявив, что не допустит применения насилия. Но услышал ли его адресат?

Строгие предупреждения и предостережения это сигнал Самвелу Бабаяну, экс-министру обороны «нкр» и его подельникам. Но слова премьера такой категории это, скорее, не угроза, а стимул, чтобы пойти ва-банк.

Пашинян выпустил всю обойму боекомплекта, памятуя, что до марта, а «выборы» должны пройти в начале весны, может и не подвернется удобного случая, когда и волки, и овцы окажутся буквально с глазу на глаз.

Не называя имен, премьер заявил, что не допустит вовлечения во внутриполитические разборки третьи страны. Обосновал свою убежденность нежеланием соглашаться с теми, которые создают почву для продвижения в Армении интересов зарубежных стран.

В принципе странно и алогично, что глава кабинета страны, переведенной на внешнее управление, вдруг разряжается гневом в отношении тех, кто ратует за превращение азербайджанского Карабаха в подмандатную территорию России.

Ну, армянам изобретательности не занимать. Будет не странно, если завтра кто-либо из них объявит Карабах 52-ым штатом США.

Пока же стало ясно, что Пашинян так и не смог обезвредить Бако Саакяна, который на излете президентства с открытым забралом пошел против революционной власти, дабы спасти сепаратистский блок.

По тому, как карабахские командиры кучкуются, используя остаточный ресурс, дестабилизации избежать не удастся. Пашинян со своими людьми и даже теми, кого смог рекрутировать из числа карабахских, по-прежнему воспринимаются в Ханкенди, как чужаки. Управу на них можно найти, если Ереван не проявит малодушия и не оседлает противника его же оружием, то есть, вооруженным путем.

Пока же премьер зондирует почву, чтобы обезопасить себя перед лицом возможных массовых выступлений карабахцев, которых полевым командирам не составит труда согнать на центральную площадь силой оружия. Простой люд в этой игре всего лишь элемент декора. Власть вооруженных бандитов над обманутыми и подневольными карабахцами все еще в силе. Это и объясняет, почему Пашинян напрямую обратился к карабахцам, реанимировав слово миацум.

Это старая песня уже не о главном, а о жутком.

Есть еще одна немаловажная деталь, объясняющая причину озвучки в Ханкенди «миацум». Так называемый альянс под одноименным названием, ратующий за сохранение «единства Армении с Карабахом» креатура самого премьера. Она специально инкорпорирована в структуру оккупированного Карабаха, чтобы продемонстрировать простым людям лояльность новой армянской власти к захватнической стратегии. Таким ходом глава кабинета пытается обезопасит тыл.

Не случайно на митинге он заявил и о готовности Еревана стать гарантом легитимных выборов. Все, что предпринял Пашинян, готовясь к участию на открытии всеармянских игр, есть попытка укрепить позиции на чужом поле с видом на преодоление глубоких разногласий.

Вынашивая план надевания смирительной рубашки на карабахских строптивцев, Пашинян действует по принципу «не можешь остановить драку, постарайся ее возглавить». Потому пригодился клич «миацум», от которого у карабахцев резь под печенкой.

Выражение “Карабах это неотъемлемая часть Армении” на сегодня играет роль спасительной мантры для премьера. Но для перспективы оно безнадежно исчерпало ресурс.

Все, кто ему присягнул, продолжают пожирать друг друга. И понятно почему, потому что на кону ключи от всеармянской черной кассы под названием Карабах.Но опасная и затянувшаяся гонка до добра не доведет. Это как пить дать.

Поделитесь своим мнением

Please Login to comment
  Subscribe  
Уведомить о