Перенджиев: Баку уничтожил криминальную экономику Ирана

По мнению российского эксперта, именно процесс уничтожения «теневой» экономики Азербайджаном и вызвал сильнейшее сопротивление ему со стороны различных субъектов в Армении и Иране.

Визит министра иностранных дел Ирана в Москву совсем не связан с отношениями между официальными Баку и Тегераном. Да, действительно, глава внешнеполитического ведомства России Сергей Лавров выразил свою озабоченность по поводу ухудшения отношений между Ираном и Азербайджаном, однако главной темой всё же стало экономическое сотрудничество между официальными Москвой и Тегераном. А вот тема Азербайджанской республики как раз и рассматривалась в рамках дальнейшей реализации проекта «Транспортный коридор Север-Юг», старт которому и был дан в августе 2016 года во время встречи лидеров Азербайджана, России и Ирана в Баку.

Как передает AZE.az, об этом в беседе с корреспондентом Axar.az заявил доцент кафедры политологии и социологии РЭУ имени Г.В. Плеханова, член Экспертного совета организации «Офицеры России» Александр Перенджиев.

«Тема раскрытия и развития транспортных коммуникаций оказалась весьма непростой на Южном Кавказе. Стали себя активно проявлять субъекты, которые посчитали, что данный транспортно-коммуникационный процесс несет урон для их, прежде всего, экономических интересов. Но дело в том, что противники развития транспортной сети действуют в сфере «теневой», то есть по сути криминальной экономики, которая сформировала свою инфраструктуру как раз в годы оккупации Арменией азербайджанских земель.

Официальный Баку, освободив свою территорию от оккупации, по сути, разрушив теневую инфраструктуру и стал во весь рост формировать институты и инфраструктуру «белой» экономики в данном регионе. Именно процесс уничтожения «теневой» экономической сферы со стороны Азербайджанской республики и вызвал сильнейшее сопротивление ему со стороны различных субъектов в Армении и Иране.

Как видите, религиозный фактор здесь далеко не на первом месте. Приоритетное место занимает экономическая сфера, а ее фундамент — транспортные коммуникации. Их раскрытие привело к изменению финансовых потоков. И именно в Армении и Иране стали серьезным образом опасаться, что эти потоки теперь будут переориентированы на Азербайджан и Турцию. Здесь я вспоминаю своего командира части, у которого я был заместителем по воспитательной работе, который как-то сказал на совещании о том, что «главное, чтобы машины ездили (речь идет о машинах части). А будут ездить машины, будет и дисциплина!».

Тогда мне такая формула обеспечения дисциплины не понравилась. А вот сейчас понимаю, что на политико-экономическом уровне она вполне работает! Поэтому Россия в отношениях с Ираном как раз и пытается убрать эту «теневую» экономическую сторону и вывести экономический процесс в регионе из тени.

Вот именно эту задачу решала официальная Москва на встрече с министром иностранных дел Ирана. А вот что пыталась решить иранская сторона? Полагаю, что официальный Тегеран тоже пытался понять, как будет формироваться экономическая модель на Ближнем Востоке и в Центральной Азии в связи с приходом к власти талибов, укреплением позиций Азербайджана и Турции в регионе, укреплением Китая своих лидерских позиций в мире и другими факторами”, – отметил наш собеседник.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ