Политолог: Азербайджану и Грузии не хватает «горизонтальных связей»

Что происходит в последнее время между Азербайджаном и Грузией? В Ахалкалаки установили (или, если вернее сказать, обновили) бюст местного жителя и по совместительству армянского сепаратиста Михаилу Авагяну, воевавшего в Карабахе. И произошло это 20 января, в день траура в Азербайджане. Затем было празднование дня создания Вооруженных сил Армении, на котором помимо официальных лиц Грузии, включая министра обороны, присутствовали армянские боевики с орденами, полученными за войну в Карабахе.

Сразу за этим появилась информация, что Грузия готова открыть пункты таможенного контроля на «границах» с Абхазией и Южной Осетией в рамках соглашения о торговле и транзите грузов с Россией. Это означает беспрепятственную доставку грузов по железной дороге и в Армению.

В парламенте Грузии обеспокоенные депутаты уже поднимали вопрос об установлении бюста карабахского сепаратиста в грузинском населенном пункте в день всенародной скорби в Азербайджане. Обстановка накаляется и вряд ли это случайно.

Ощущение подготовки серьезной провокации появилось еще год назад. Тогда, как написал армянский политический обозреватель Акоп Бадалян, «Грузия нейтрализовала угрозу в адрес Армении». Он назвал это «жестом Тбилиси». В феврале 2018 года тогдашний президент Грузии Георгий Маргвелашвили посетил Марнеульский район страны, встретился с местным азербайджанским населением, но не принял предложение местной молодежи почтить память жертв геноцида в Ходжалы: «Шаг грузинского президента — важный политический фрагмент в отношениях Грузии как с Арменией, так Азербайджаном, а также в контексте региональной политики. Некоторые круги в Армении много лет выражали недовольство в связи со слишком тесными связями Грузии с Азербайджаном и Турцией и наращиванием турецких и азербайджанских инвестиций в Грузии… «Корень» армянского недовольства понять можно, тем более, если учесть позицию Грузии по «геноциду армян» (кавычки наши – ред.)».

Тогда же, год назад, ереванское издание news.am отметило, что политика Грузии в регионе, якобы, вызывает раздражение у Азербайджана. Оказывается, как считает издание, за последние годы изменились отношения Грузии со своими соседями – Турцией и Азербайджаном.

Кроме того, армянский эксперт по вопросам Грузии Алик Эроянц, опять же год назад, заявил, что в армяно-грузинских отношениях наблюдается новая динамика. Он заявил, что в контексте отношений Грузии с соседними странами Армения в выигрышной ситуации: «Дипломатическое представительство Армении в Грузии работает довольно активно, в частности, под этим имеются в виду активные шаги и контакты». Эксперт подчеркнул, что посольство Армении в Грузии создает возможности, которыми должна воспользоваться армянская сторона. Он отметил, что еще многое предстоит сделать, однако стороны на верном пути. Особо обрадовало в прошлом году Алика Эроянца то, что «снизилось число антиармянских публикаций, а увеличились антитурецкие и антиазербайджанские материалы (в грузинских СМИ)».

Как передает AZE.az, многие эксперты в Баку считают, что идет целенаправленная кампания, цель которой – удар по азербайджано-грузинским отношениям. О том, что происходит, Media.Az побеседовала с известным грузинским политологом Гелой Васадзе.

– Так стоит ли азербайджанской стороне беспокоиться?

– Конечно, это разные темы (бюст в Ахалкалаки, празднование дня создания Вооруженных сил Армении в Тбилиси и информация о готовности Грузии открыть пункты таможенного контроля на «границах» с Абхазией и Южной Осетией – ред.). Но в информационной повестке дня они используются в одном направлении.

Начнем с бюста. Он же, на самом деле, стоял с 1994 года там. Сейчас сделали реновацию и попытались организовать серьезную пиар-кампанию по этому поводу, в расчете на реакцию Азербайджана. Так и получилось. Особенно, если учитывать, что мероприятие прошло 20 января, в траурный для Азербайджана день. Что касается приема в связи с днем создания Вооруженных сил Армении, то это стандартное мероприятие. Все посольства организуют прием в свой день армии.

– Но на этом приеме, как сообщали грузинские СМИ, присутствовали люди, воевавшие в Карабахе на стороне армянских сепаратистов… Из Армении ли они непосредственно, или из сепаратистской «НКР» – грузинские СМИ не поясняют.

– Из Армении приехал какой-то высокопоставленный военный, возможно, он привез с собой своих людей. Но именно в самом приеме, подчеркну, ничего экстраординарного нет.

–  А открытие транспортных коридоров из России через Абхазию и Грузию в Армению?..

– …Тут можно было бы еще добавить, что Азербайджан поднял цену на газ для Грузии. Это важный вопрос, как и открытие транспортных коридоров (через Абхазию в Армению – ред.).

По азербайджанскому газу есть много спекуляций на счет того, что это определенное наказание Грузии. Но я бы не стал делать далеко идущих выводов, все может быть вызвано чисто экономическими вопросами.

А вот транспортный коридор – это, пожалую, ключевой момент. И у меня много вопросов к нашим властям. Согласно договоренностям, которые были заключены еще в 2011 году, когда России нужно было вступить во Всемирную торговую организацию, на нас надавили. С тех пор никаких изменений не было. И вот в 2019 году вопрос вновь всплыл. Сейчас завершается процесс создания юридической инфраструктуры, чтобы эти транспортные коридоры были возможны в принципе. Но остается вопрос «физической инфраструктуры». Скажем, железная дорога. Ее надо восстанавливать и т.д.

Но главный вопрос – политический. Ясно, что если наши власти пойдут на это (открытие транспортных коридоров – ред.), то «выстрелят себе в ногу». Азербайджан и Армения здесь даже ни при чем. Речь идет фактически об экономическом признании оккупированных территорий (Абхазии и Южной Осетии – ред.). И потому грузинское общество воспринимает это очень чувствительно. Так что я не думаю, что в нынешней ситуации власти пойдут на это.

Зачем грузинские власти поднимают этот вопрос? Вопрос без ответа, ведь недоумевают не только в грузинском экспертном сообществе, но и внутри правящей партии.

– Но возможность открытия транспортного коридора все есть…

– … И это не может не вызывать беспокойства.

– Можно ли, на ваш взгляд, говорить о том, что возникшая напряженность как-то связана с выборами в прошлом году?

– Думаю, что это никак не связано. В Грузии должность президента – чисто церемониальная.

Но я бы обратил внимание на другую системную проблему в отношениях между Грузией и Азербайджаном. В Баку и Тбилиси ранее были люди, которые могли друг с другом договориться. Вспомним, например, Эдуарда Шеварднадзе и Гейдара Алиева. А сейчас у Тбилиси нет фигуры, которой может позвонить президент Азербайджана и спросить: «Что происходит?». А ведь отношения между странами часто строятся на дружбе между конкретными лидерами, которая по нисходящей переходит на дружбу между министрами, чиновниками.

Нам не хватает «горизонтальных связей». Вот мы с вами беседуем и это – «горизонтальная связь» на уровне экспертного сообщества, медиа. Но нужно наладить связь на более высоком уровне. А это – проблема во внешней политике Грузии. И особо выпукло это заметно во взаимоотношениях с Азербайджаном. Мы – соседи. У нас множество общих проектов, интересов. Надо сделать так, чтобы можно было просто неформально позвонить и спросить: «Что происходит? Почему так?».

Поделитесь своим мнением

Please Login to comment
  Subscribe  
Уведомить о