Политолог: Россия не позволит США перехватить инициативу по Карабаху

После смены власти в Армении, когда во главе страны встал Пашинян, официальный Баку питал надежды на его прагматизм. Так как он не был представителем карабахского клана, представлял себя человеком нового мышления, демократом. Поэтому чтобы дать ему время разобраться во всем и укрепиться во власти, Баку пошел на некую паузу в переговорном процессе. Однако после ряда бесплодных встреч стала нагнетаться ситуация на линии соприкосновения.

Как передает AZE.az, в интервью газете «Каспiй» руководитель Бакинского клуба политологов, преподаватель Академии госуправления при Президенте Азербайджана Заур Мамедов поделился своей оценкой ситуации, сложившейся вокруг урегулирования нагорно-карабахского конфликта, позиции сопредседателей МГ ОБСЕ и прошедшей накануне в Вашингтоне встречи глав МИД Азербайджана и Армении.

– В настоящее время наблюдается эскалация ситуации на линии соприкосновения по вине армянской стороны. Чем это объясняется?

– Дело в том, что в самой Армении царит напряженная внутриполитическая обстановка. В истории современной Армении мы помним несколько таких периодов, связанных с карабахским урегулированием. Так, после известных высказываний президент Тер-Петросяна был свергнут, в 1999 году был расстрелян парламент. В 2016-м, после апрельских боев, когда по итогам переговоров ожидалось, что Ереван вернет Баку часть оккупированной территории, по разным данным, речь шла о 3-5 районах, неожиданно появилась радикальная группировка «Сасна Црер», и его действия, связанные с захватом заложников, привели к замедлению переговорного процесса. На мой взгляд, возникновение этой группировки было не случайно. Президент Саргсян сам придумал ее, чтобы искусственно затормозить переговорный процесс и не идти на возвращение территорий.

Кстати говоря, в то же время (с весны 2016-го по конец 2018-го) Россия также оказывала давление на Армению с целью возвращения части оккупированных районов Азербайджану, так как видела усиление азербайджанской армии и понимала, к чему может привести повторение апрельских боев. Однако позже в Армении имела место конституционная реформа, превратившая эту страну в парламентскую республику. И не секрет, что целью этой реформы было затруднить принятие политических решений по карабахскому урегулированию. Так, если раньше это мог сделать один президент в своем ближнем кругу, то теперь надо договариваться премьеру с парламентом и президентом.

После смены власти в Армении, когда во главе страны встал Пашинян, официальный Баку питал надежды на его прагматизм. Так как он не был представителем карабахского клана, представлял себя человеком нового мышления, демократом. Поэтому чтобы дать ему время разобраться во всем и укрепиться во власти, Баку пошел на некую паузу в переговорном процессе. Однако после ряда бесплодных встреч стала нагнетаться ситуация на линии соприкосновения. Дошло до того, что армяне обстреляли наши позиции во время визита сопредседателей МГ ОБСЕ в Азербайджан и тогда погиб наш офицер. То есть Армения пошла на осознанную провокацию на линии соприкосновения.

Вторая причина эскалации обстановки в зоне карабахского конфликта в геополитическом факторе. Дело в том, что у некоторых глобальных игроков есть свои интересы и цели в нашем регионе и они не заинтересованы в решении карабахского конфликта. Даже на примере соседней России видно, что в этой стране имеются силы, выступающие как за урегулирование карабахского конфликта, так и за его дальнейшее замораживание и сохранение существующего статус-кво. К сожалению, пока последние преобладают.

– Почему эти провокации происходят именно при Пашиняне?

– Причина этого в том, что армяне, к сожалению, пока не готовы идти на компромиссы. Долгие годы армянское общество воспитывалось на мифических идеях о «великой Армении». Даже бывший посол США в Армении Ричард Миллз в одном из интервью с удивлением отмечал позицию официального Еревана, считающего не только территорию Нагорного Карабаха, но и окружающие районы армянскими землями. Мы знаем, что на оккупированных землях Азербайджана армяне ведут строительство, переселяют туда армян-беженцев из Сирии. Все это говорит о том, что армяне не готовы идти на уступки даже в вопросе 7 районов вокруг Нагорного Карабаха, не говоря уже о самом Карабахе.

Кроме того, не следует забывать, что кто бы ни был сегодня лидером Армении, он не в состоянии решить карабахский вопрос, если армянское общество против этого, если сильна оппозиция, готовая воспользоваться так называемой слабостью официального Еревана и взять власть в свои руки. Пашинян всего этого боится и не готов как лидер брать на себя такую ответственность. Поэтому он ведет ту же политику в отношении урегулирования карабахского конфликта, что Саргсян и Кочарян, причем намного радикальнее.

К примеру, при Пашиняне мы наблюдаем, как часто официальные лица Армении посещают Нагорный Карабах и оккупированные территории, проводят там встречи. Понятно, что все эти визиты в основном рассчитаны на внутреннюю аудиторию, так как Пашинян – чужой человек для карабахских армян и этими визитами он хочет расположить их к себе. Однако не думаю, что карабахские армяне признают Пашиняна в качестве лидера армянской нации. Придет время, когда они захотят отомстить ему. Заявления ряда бывших чиновников из числа карабахских армян говорят о том, что они продолжают поддерживать Кочаряна.

Пока еще в Армении царит эйфория от прихода к власти Пашиняна, от того, что карабахский клан отстранен от власти. Однако время идет, и рейтинг Пашиняна постепенно падает. И на фоне ослабления власти Пашиняна не исключено, что карабахский клан попытается взять реванш и снова встать у руля правления в Армении.

– Армянский народ в первую очередь ждет от Пашиняна решения социально-экономических проблем. Однако премьер кормит свой народ воинственной риторикой ближайшего окружения, в частности министра обороны Тонояна, считая это более важным делом, чем подъем экономики.

– Конечно, это его большая ошибка. Мы прекрасно знаем, на что способен Тоноян. Мы помним, что в ходе апрельских боев 2016 года Тоноян бежал в Ереван и за это был отправлен Саргсяном в отставку.

Кстати, Кочарян и Саргсян также считали, что воинственная риторика поможет им сохранить власть в своих руках. Однако апрельские события 2016 года показали, что Саргсян должен уйти в отставку. Поэтому я уверен, что прошлогодние события в Армении – в первую очередь последствия апреля 2016-го. Соответственно стала меняться и риторика первых лиц Армении после тех событий. Так, если ранее Кочарян и Саргсян утверждали, что Карабахская война окончена и победу в ней одержала Армения, то Пашинян уже утверждает, что Карабахская война еще не окончена и может начаться в любой момент.

В этом армянский премьер прав, так как Азербайджан действительно может в любой момент прервать переговоры и приступить к другому способу разрешения конфликта. Пашиняну важно понять, что сейчас, пока идут переговоры, Президент Ильхам Алиев предлагает карабахским армянам самый высокий статус автономии, а также открытие границы с Арменией, налаживание с ней всей полноты отношений и допуск Еревана к участию в важных международных проектах, главенствующую роль в которых играет Баку. Но если Азербайджан вернет оккупированные земли военным путем, то ни о какой автономии и открытии границ не может быть и речи. В таком случае армяне сильно проиграют. Так что сейчас на кону будущее армянской государственности. И если армяне надеются на помощь каких-то стран в войне с Азербайджаном, то надо понимать, что геополитические интересы этих государств также меняются с течением времени, как и региональный расклад сил.

– Что вы можете сказать о прошедшей на днях встречи глав МИД Азербайджана и Армении в Вашингтоне?

– В первую очередь хочу заметить, что уже давно не проводилось встреч на территории США в рамках урегулирования карабахского конфликта. Это объясняется тем, что в предыдущие годы американцы больше внимания уделяли событиям на Ближнем Востоке: борьба с международным терроризмом, «арабская весна» и т.д. Но в настоящее время в связи с обострением отношений США с Россией и Ираном, центр противостояния смещается в район Черного и Каспийского морей. Таким образом, Южный Кавказ становится актуальной геополитической площадкой для Вашингтона. В этом смысле значимость урегулирования карабахского конфликта для американской внешней политики повышается, но пока еще не приобрела первостепенную важность. Ясно также, что Россия не позволит американцам перехватить инициативу в урегулировании карабахского конфликта.

В то же время, исходя из последнего совместного заявления сопредседателей МГ ОБСЕ по итогам переговоров в Вашингтоне, становится ясно, что страны-сопредседатели решать карабахский конфликт не хотят. Точно так же можно расценивать и предыдущее заявление сопредседателей МГ ОБСЕ по итогам их визита на Южный Кавказ. Ведь именно в ходе их визита убит азербайджанский офицер, а они ни словом об этом не обмолвились. На мой взгляд, это аморально с их стороны.

В частности сопредседатели постоянно призывают обе стороны не нарушать решим прекращения огня. Но при чем тут Азербайджан, если убит именно наш офицер, а армянский министр награждает его убийц? Это откровенное наплевательство на урегулирование карабахского конфликта со стороны стран-сопредседателей МГ ОБСЕ. Такое поведение наводит на мысль, что Азербайджан и Армения могут обойтись без таких посредников и в ходе двусторонних переговоров, возможно, достигнут большего. Ведь одно дело, когда не совпадают две точки зрения по одному вопросу, а другое дело – когда пять.

Поэтому я считаю, что МГ ОБСЕ пора заканчивать со своим заявлениями, надо переходить к конкретным шагам и ставить конкретные вопросы перед конфликтующими сторонами.

Поделитесь своим мнением

Please Login to comment
  Subscribe  
Уведомить о