Повлияют ли на Азербайджан санкции, введенные в отношении Ирана?

Суббота, 05 Январь 2019, 11:51 Баку, 07:51 GMT

Иран – мощный региональный игрок и потому события, которые происходят в этой стране и вокруг нее, неизбежно отражаются на соседних государствах. В этой связи стоит обратить внимание на прогноз американских аналитиков из агентства Stratfor, которые утверждают, что в 2019 году экономика Ирана вступит в резкую рецессию.

В докладе отмечается, что Тегеран может успешно справиться с любыми политическими последствиями, связанными с проблемами экономики. Указывается, что в экономическом отношении Иран будет делать упор на «разумное управление и защиту ценных резервов в твердой валюте», одновременно стимулируя внутренние инвестиции через государственный сектор и пытаясь продолжить реформу финансового сектора.

«Иран будет сосредоточен на экономическом выживании в условиях санкций и потому добьется лишь ограниченного прогресса в долгосрочных реформах, касающихся укрепления частного сектора. При этом, противоборствующие политические группировки Ирана попытаются воспользоваться экономической ситуацией, но все же перед лицом кризиса они будут работать вместе, выбрав в качестве приоритета сохранения режима», – считают американские аналитики.

Насколько верны эти прогнозы? Ожидает ли Иран в 2019 году политический или экономический кризис? Как это отразится на странах региона, прежде всего на Азербайджане, который серьезно инвестировал в иранскую экономику (речь о проекте «Север-Юг»)?

Как передает AZE.az, обо всем этом в беседе с Media.Az рассказал эксперт Центра постсоветских исследований Института мировой экономики и международных отношений имени Е.М.Примакова Российской академии наук, российский политолог Фархад Ибрагимов.

«Иранская экономика действительно испытывает сложности. Связаны они в первую очередь с повторно введенными санкциями Вашингтона. Но они не настолько удушающие, как это было во времена администрации Обамы. Во-первых, санкции носят исключительный характер – некоторым странам, например, Китаю и Турции, по сути, дозволено торговать с Ираном.

Во-вторых, как известно к американским санкциям не присоединились не только Россия и Китай, что было вполне ожидаемо, но и Евросоюз, который, по сути, озадачил администрацию Трампа. Неясная ситуация и в самом регионе Ближнего Востока. Здесь страны разделились на два лагеря. Одни считают, что новые санкции против Ирана недопустимы. К примеру, такой позиции придерживается Турция, другие – Израиль и Саудовская Аравия, лишь приветствуют подобный подход Трампа к иранскому вопросу», – отметил наш собеседник.

«Иными словами, новые американские санкции против Ирана не вызвали того эффекта, который ожидали изначально. Да, действительно, с введением санкций, курс иранского риала продолжил падать. Это, естественно, отразилось на ценах на продовольствие, технику и многое другое. Подорожали не только импортные, но и местные товары. Уровень жизни постепенно падает и это может вызвать недовольство среди простого населения. На подобный исход рассчитывают в Вашингтоне, опровергая в то же время информацию о своем желании свергнуть нынешнее иранское руководство», – считает Фархад Ибрагимов.

Эксперт указал на тот факт, что сам президент Роухани также находится в непростом положении: «На Западе его подвергают критике за то, что он якобы продолжает агрессивную политику своего предшественника Ахмадинежада и использует ситуацию со снятием санкций для дальнейшей работы над изготовлением ядерного оружия. Критикуют его и у себя на родине за то, что он пошел на уступки Западу – «а мы предупреждали вас, что Западу верить нельзя». Справедливости ради, стоит отметить, что реформаторов еще в 2013 году предупреждали: санкции если и снимут, то ненадолго, так что идти на уступки нельзя, это расценят как слабость. В итоге, так оно и получилось».

«Тем не менее, и реформаторы, и консерваторы понимают, что сейчас не время набрасываться друг на друга, ведь любое волнение населения отразится на безопасности страны. А этого ждут иранские эмигранты, которые бежали еще в годы Исламской революции, пристально следят и в Израиле за событиями в Иране, в Саудовской Аравии и других странах региона, и, конечно же, на Западе.

Следовательно, иранская элита сейчас работает над выработкой таких механизмов, чтобы санкции как можно меньше отражались на жизни простых иранцев. На мой взгляд, Тегеран в ход пустит не только аппарат государственной информационной пропаганды – в век технологий это не является определяющей силой. Скорее, помогут экономические реформы и действенная работа судебных и правовых органов. Это будет способствовать консолидации большей части иранского общества. И, кстати, мы это уже наблюдаем», – отметил Фархад Ибрагимов.

По словам эксперта, иранцы сейчас активно работают с Россией, Китаем, странами региона, например, с Турцией и Азербайджаном: «С Европой также ведутся переговоры, при этом европейцы стараются этого не демонстрировать, чтобы не раздражать лишний раз Вашингтон».

«Иран связывает свои надежды не только с добычей нефти и газа. Их интересуют инвестиции и транзитные международные проекты. К ним как раз можно отнести международный транспортный коридор (МТК) «Север-Юг», в который активно инвестировал Азербайджан. В Иране сегодня разрабатываются планы по минимизации рисков в рамках сотрудничества с Россией, Азербайджаном и Турцией, чтобы эти страны не попали под американские санкции из-за сотрудничества с Исламской республикой.

Ко всему прочему, американские санкции против Ирана в основном касаются нефтегазового сектора, а не грузоперевозок. Следовательно, МТК «Север-Юг» не может на сегодняшний день попасть под возможные санкции. А значит, уменьшаются угрозы для экономик Азербайджана и России», – резюмировал Фархад Ибрагимов.

Поделитесь своим мнением

Please Login to comment
  Subscribe  
Уведомить о