Путин огорчил Армению: у Еревана есть повод для расстройства

На этой неделе состоялся визит президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана в Россию, на который обратили внимание в мировом экспертном сообществе, ведь речь шла о глобальном сотрудничестве двух крупных держав, переживающих, в некоторой степени, общие проблемы. И, хотя, по мнению аналитиков, Анкара и Москва остались «при своих» по итогам этой встречи, в Армении прозвучавшие в Москве заявления вызвали огорчение. Почему?

Как передает AZE.az, об этом и многом другом Media.Az беседует с экспертом по Турции Российского совета по международным делам Тимуром Ахметовым, проживающим в Анкаре.

– Главы России и Турции обсуждали перспективы перехода на расчеты в национальной валюте. Как вы думаете, насколько реальна эта идея и окажутся ли соседние с Турцией и Россией страны вовлечены в этот проект?

– Вопрос перехода на национальные валюты в торговых операциях – важен для Москвы и Анкары. Однако перспектива зависит от состояния экономики Турции и России. Турецкая лира не очень стабильна, как и российский рубль. Как же в таких условиях говорить о переходе в расчетах на национальные валюты? Конечно, страны могут учитывать курс евро, или ориентироваться на доллар, но опять же, курсы скачут. Но в перспективе для банковского обмена можно будет создать какую-то общую валюту, которую РФ сможет распространить, допустим, на Евразийский экономический союз (ЕАЭС).

– Азербайджан – страна, граничащая с Турцией и Россией, но не входящая в ЕАЭС…

– Мне кажется, решение Азербайджана (о переходе на общую валюту – ред.) будет зависеть от состояния азербайджанской экономики, объемах торговли с Турцией и Россией. И если эти показатели будут высоки, то это может стать важным фактором для перехода к таким расчетам.

– Другой важный итог поездки Эрдогана в Россию – это покупка ЗРК С-400. Президент Турции вновь заверил, что сделка есть, и никто от нее отступать не собирается. Эта тема волнует окружающие страны, ведь мало кому из соседей хочется, чтобы Турция входила в клинч с США. К чему приведет вся эта ситуация?

– Предсказать, конечно же, сложно. Слишком много игроков, которые могут повести себя непредсказуемо. Возможен вариант, когда Турция действительно пойдет до конца в вопросе покупки российских комплексов, ведь отказ от своего слова может ударить по имиджу Эрдогана. Но при этом, после приобретения, эти комплексы могут не использоваться. Их могут развернуть только в случае угрозы горячего конфликта, региональной войны. Если Анкара не будет «включать в розетку» радар, которого американцы так сильно опасаются, то Турция может получить и согласие на поставку американских самолетов F-35.

– Есть ощущение, что по курдскому вопросу Анкара и Москва не нашли общего решения. Турция по-прежнему воспринимает курдов как угрозу, в Москве отмалчиваются…

– Позиция России не менялась, на мой взгляд. Она заключается в том, чтобы сирийские курды были представлены в политическом процессе урегулирования сирийского конфликта. При этом Москва видит разницу между теми же сирийскими курдами, и теми, кто добровольно или вынужденно действует в составе ответвлений Рабочей партии Курдистана (PKK). Москва заинтересована в том, чтобы привлечь к политическому диалогу максимально возможное число политических сил, появлении альтернативных курдских структур.

Это отвечает и интересам Турции. Россия ждет, что сирийские курды отвергнут курдскую повестку дня, при которой существуют определенные угрозы для национальной безопасности Турции. То есть РФ хочет, чтобы сирийские курды остались, так скажем, «сирийскими». И это, повторюсь, важно и для Турции. Анкара не выступает против сирийских курдов, она выступает против филиалов Рабочей партии Курдистана. Мы видели военную операцию Турции в Африне, это все шаги по постепенно ослаблению PKK в Сирии.

– Еще один заметный момент: во время визита Эрдогана в Москву, президент России Владимир Путин заявил, что решение США признать сирийские Голанские высоты частью Израиля нарушает резолюции СБ ООН…

– Заявление Путина в «незначительном оттенке» касалось и Турции. ООН действительно не признает права Израиля на управление этими территориями, но ведь и Анкара начала контролировать некоторые сирийские территории. Это было мягкое напоминание Анкаре. Хотя никто в Турции и не думает об аннексии территории Сирийской Арабской Республики (САР). Это, одновременно, был и общий месседж о том, что территориальная целостность САР должна соблюдаться.

– В Москве не опасаются, что такое четкое заявление о недопустимости решения США признать Голанские высоты частью Израиля, может вызвать негативную реакцию в Армении? Ведь после прокламации президента США Дональда Трампа, в Ереване заговорили о том, что надо еще подождать, потянуть время и потом мир начнет признавать «НКР»…

– Я не специалист по Армении, но да, разочарование в Ереване будет. Никто не признает оккупации азербайджанских территорий. И заявление Владимира Путина должно осадить представителей некоторых кругов в Армении, которые надеются на то, что рано или поздно оккупированные территории Азербайджана приобретут какой-то самостоятельный международный статус. Так что у Еревана есть повод для расстройства.

Поделитесь своим мнением

Please Login to comment
  Subscribe  
Уведомить о