Российский аналитик: Баку устойчив к политическим манипуляциям

На днях госсекретарь США совершил вояж по постсоветским странам. По мнению известного российского эксперта, Помпео с его выдающимися талантами политического интригана в Баку делать нечего.

Госсекретарь США Майк Помпео завершил поездку по постсоветскому пространству, включавшую в себя посещение Украины, Беларуси, Казахстана и Узбекистана.

Как передает AZE.az, профессор НИУ ВШЭ Дмитрий Евстафьев в интервью Vzglyad.az проанализировал стратегические цели администрации Трампа на постсоветском пространстве, а также причины, воздержавшие Помпео от визита в Южный Кавказ.

– Каковы были стратегические цели визита Помпео в страны постсоветского пространства?

– Стратегические цели визита М.Помпео, известного тем, что это самый выдающийся интриган современного Вашингтона по постсоветскому пространству, сводились к трем принципиальным целям:

Первое. Продемонстрировать, что Америка, даже, несмотря на увлеченность разного рода внутриполитическими и внутриэкономическими процессами, про Евразию не забыла и у Вашингтона есть, что предложить политическим элитам постсоветских государств. На самом деле выяснилось, что ничего стратегического предложить США не могут, кроме расплывчатых и невнятных обещаний. И что никакой «повестки дня» для Евразии у США нет, во всяком случае, на сегодняшний день. Единственное место в ходе визита, где было о чем поговорить, – в Киеве, что вполне понятно.

Второе. Попытаться расширить клин между элитами соответствующих стран и Россией, в особенности это касается Беларусии и Казахстана. Это чисто манипулятивная задача, что мы и увидели совершенно откровенно на примере визита Помпео в Минск.

Третье. И, наверное, единственное, где есть реальное содержание: в условиях внутреннего кризиса в КНР (и здесь вопрос не только в коронавирусе, но и в нем тоже) попытаться максимально торпедировать усилия Пекина по выстраиванию политической инфраструктуры проекта «Великий шелковый путь». И если первые два момента не интересны уже в среднесрочном контексте, то за изменениями позиции государств, где побывал Помпео (и здесь, – не исключая Украины, включенной китайцами в проект ВШП) надо следить очень внимательно.

Особенно видна была содержательная пустота визита в ходе пребывания госсекретаря в Казахстане и Узбекистане. Бросалось в глаза, что на фоне пышных встреч и демонстрации почтения, что он ничего не привез дельного.

– Касательно визита Помпео в Беларусь было официально заявлено, что цель визита госсекретаря США – поддержать суверенитет Беларуси. От кого и каким образом Вашингтон собирается защищать белорусский суверенитет?

– Видимо суверенитет нужно защищать от России, желающий получить не мировые, но рыночные или близкие к рыночным цены за энергоресурсы Минску. Причем защищать суверенитет придется поставками существенно более дорогой американской нефти. А самое главное, на что Помпео не дал и не собирался давать ответа, – кто будет за эту нефть платить. Не думаю, что и Минск, и Вашингтон искренне считают, что контракты на поставку американской сланцевой нефти будут оплачиваться за счет китайских кредитов. Это была бы уже совсем унизительная для Пекина экзотика.

Вообще, даже по характеру «сливов», появившихся в СМИ после его окончания, становится понятно, что визит содержательно был абсолютно «пустой» и в каком-то смысле нацеленный на то, чтобы «позлить» Москву. Ну, например, на кого рассчитана запущенная в СМИ информация о предложении Трампа Лукашенко отказаться от союза с Москвой в обмен на обещание за три года обеспечить вступление Беларуси в ВТО, НАТО и, внимание!! ЕС? Трамп, конечно, «император мира», но вряд ли он решает вопросы, связанные со вступлением стран в ЕС. Другой вброс был еще более экзотичен – в добавление к этим обещаниям содержалась идея о создании конфедерации Литвы, Польши и Беларуси. Речь Посполита в новом формате польского геополитического проекта Междуморье? Интересно, понимают ли это в Минске. Это говорит о том, что никаких целей кроме манипуляций и раздувания объективно имеющихся противоречий у Помпео в Минске в принципе не было.

– Визит Помпео в Беларусь состоялся на фоне разногласий Минска с Москвой. Может ли российская сторона пойти на уступки в затяжных переговорах с Беларусью из опасения его «дрейфа на Запад»?

– Может, но вряд ли пойдет. Это не вопрос денег, хотя и относительно финансовой стороны есть вопросы. Тем более, что все объяснения белорусской стороны, почему Россия должна поддерживать более высокую конкурентоспособность белорусской экономики в том числе и в тех отраслях, где она конкурирует с Россией, грешат наивностью. Нам предлагается платить за то, чтобы под Смоленском не стояли танки НАТО в то время, как в Минске сильны и усиливаются с каждым российским траншем позиции тех, кто эти танки мечтает под Смоленск привезти.

Для России вопрос о переходе к коммерчески осмысленным, хотя явно и не совсем еще рыночным отношениям с партнерами становится принципиальным. Особенно в свете «украинского урока», который торопливо доучивается всеми российскими ведомствами и корпорациями. А еще более принципиальным для Москвы становится понимание невозможности развития экономического сотрудничества без политической составляющей, особенно, если условия сотрудничества мы определяем, как «партнерские». Если страна хочет взаимодействовать с Россией на «особых» условиях, то она должна согласиться соблюдать какие-то понятные правила игры.

Что же касается угроз «уйти на Запад», то это лишь отражение некоей растерянности и нечеткого понимания глобальных геоэкономических процессов. А вообще, – обращу внимание на то, что Россия стало существенно более жестко вести себя с партнерами по Евразии. Не всегда получается довести ситуацию до положительного результата, но тенденция налицо. Это отражает изменения в понимании роли и места Евразии в системе российских геополитических приоритетов. В частности, осознание того, что для США партнерство с Россией является важнейшим условием продолжения прямого экономического противоборства с Китаем. В США слишком многие понимают, что без России они уже достигли с Китаем максимума. С другой стороны, в Москве есть уверенность в устойчивости политической системы России. А речь идет не о выживании, а о форматах дальнейшего развития. Этих двух обстоятельств не могут понять некоторые лидеры постсоветских государств, считающие, что могут выставлять Москве условия.

– Позвольте перейти к вопросу о визите Помпео в Центральную Азию. Ранее государственные секретари США совершали визиты во все пять стран ЦА, но нынешний госсекретарь поехал только в Узбекистан и Казахстан. На ваш взгляд, почему американцы усилили ставки на эти республики?

– Потому, что только в этих двух государствах США рассчитывают на успех своих информационно-политических манипуляций. Странно, что Помпео не поехал в Туркмению, где сильно влияние китайцев. Вероятно, побоялся слишком жесткой реакции Пекина, у которого Ашхабад в должниках. Киргизия, увы, уже давно не считается важной для США страной. На фоне этого, Узбекистан, продолжающий колебательную многовекторность, но все же, кажется, склоняющийся к сближению с ЕАЭС, и Казахстан, где процессы транзита власти сопровождаются рядом непредсказанных в начале сложностями, выглядят вполне интересными территориями, чтобы их слегка «покачать», хотя и в несколько «спринтерском» режиме. Но я бы не сказал, что США на какие-то государства усилили или ослабили ставки. Они продолжают традиционную линию, где главным элементом была игра на противоречиях между Казахстаном и Узбекистаном, используя амбиции национальных элит.

– Как вы знаете, в Ташкенте прошла встреча глав МИД всех пяти стран ЦА и США в формате «С5+1». А в 2018 и 2019 годах прошли координационные встречи глав государств пяти стран ЦА в Нур-Султане и Ташкенте без внешних игроков. Есть ли необходимость в таком формате сотрудничества, если страны ЦА уже самостоятельно встречаются и решают свои проблемы без внешней поддержки?

– Главная проблема стран Центральной Азии в том, что они попали в ситуацию геоэкономической несамодостаточности, обостряющейся в силу, прежде всего, процессов геоэкономической регионализации, когда ресурсно богатые, но промышленно довольно сильно деградировавшие страны региона начинают втягиваться в экономические, социальные, а, как следствие, – и политические процессы, формирующиеся новых «центров силы». В данном случае, – вокруг Китая и Ирана, да и России, вопреки почти всем прогнозам, в том числе и ходившим по центральноазиатским столицам, не ослабшей за последние годы, а даже несколько наоборот. Эти центры силы начинает все больше играть роль фокуса для ресурсов, в том числе, инвестиционных, людей, экономических связей, например, логистики.

Тот же ЕАЭС, мыслившийся многими как удобная ширма для доступа на российский рынок, начинает при всех колоссальных издержках приобретать функции реального регулятора. Мир стремительно меняется, а страны Центральной Азии, как минимум, часть из них, явно засиделась на старте и теперь стремится найти форму, при которой их голос не будет игнорироваться, а интересы их элит – учитываться. Особенно с учетом того, что китайское проникновение в регион оставляет крайне мало место для национальных элит. Естественно, что попытка заручиться хотя бы моральной и политической поддержкой США выглядит естественной. Да только и в Вашингтоне времена сейчас сильно изменились. Хотя как политический баланс против излишнего доминирования Пекина США вполне подойдут даже и в нынешнем состоянии.

– На ваш взгляд, почему государственный секретарь Помпео не заехал в Южный Кавказ, в Азербайджан?

– Азербайджан – устоявшееся в политическом и экономическом плане государство, как на уровне политической системы, так и на уровне конкретных лидеров, в отличие от некоторых ваших соседей (и я сейчас говорю не только про Армению) уже продемонстрировало свою устойчивость перед политическими манипуляциями.

Помпео с его выдающимися талантами политического интригана в Баку делать нечего. Конечно, есть и определенный элемент демонстрации неблаговоления к азербайджанскому руководству, но он, поверьте, в данном случае вторичен. Помпео – это не про позитивную «повестку дня». Помпео – это про половить рыбу в мутной воде. Значит, в Азербайджане недостаточно мутной воды, чтобы ловить там рыбу. Но это же хорошо, неправда ли?

Subscribe
Уведомить о
0 Comments
Inline Feedbacks
View all comments