Российский эксперт: азербайджанский манат не обвалился, как другие

В Азербайджане население в целом больше доверяет способности правительства и власти в целом удержать ситуацию на валютном рынке. Это во многом связано с тем уровнем политической стабильности, который был достигнут в последнее время в стране.

Как передает AZE.az, профессор НИУ ВШЭ Дмитрий Евстафьев в интервью Vzglyad.az рассказал о вероятном сценарии дальнейшего развития событий на нефтяном рынке, причине обвала рубля и стабильном курсе азербайджанского маната.

– Причины обвала цен на нефть известны. Но сейчас многих интересует вопрос, а что же дальше будет происходить с ценами на нефть? Стоит ли ожидать достижения договоренности между Россией и Саудовской Аравией?

– Думаю, в ближайшие три недели – месяц мы столкнемся с разного рода информационными и политическими манипуляциями, резкими заявлениями и обещаниями «стоять до конца», что мы уже видим со стороны наших саудовских партнеров. Пока либо одна из сторон не добьется своих целей (а наиболее достижимой является 1-2 банкротства американских сланцевых компаний) или гарантированно не убедится в невозможности достичь своих целей (и здесь – первое слово за Саудовской Аравией, которая должна признать не только то, что стратегия блефа в отношении Москвы не сработала, но и то, что она не будет работать и в дальнейшем), никакого сдвига к компромиссу не будет.

Думаю, реалистично ожидать начала диалога в апреле, но самое позднее – в середине мая. К середине мая финансовые последствия саудовского «нахрапа» будут очевидны всем, включая и Эр-Рияд. Вопрос в том, что танго России и Саудовской Аравии в сделке ОПЕК+,- это не танец для двоих. Там есть и скрытый кукловод, – США, которые руками саудовцев отжимали у других нефте- производителей сегменты рынка. И Россия была далеко не первой в очереди на «раскулачивание». В конечном счете, американская сланцевая нефть выдавливала из Европы, в том числе и азербайджанскую нефть.

А нефть Ирана выбрасывалась с рынка при участии саудовцев политическими методами. Просто Россия имеет ресурс противостоять действиям Саудовской Аравии, которая, приватизировав ОПЕК, сама превратилась в американского сателлита, стремясь получить максимальную поддержку от Вашингтона в сфере безопасности в свете военных поражений в Йемене и политической турбулентности внутри. Поэтому игра идет не только и не столько экономическая и ценовая. И на ее исход будет влиять слишком много различных фактором.

– Не все валюты нефтедобывающих стран обвалились после падения цены на нефть, но рубль обесценился. Почему нельзя было принять меры по сдерживанию российской валюты?

– Обвал рубля, конечно, был чувствительным (по итогам это будет 7-8%), но отмечу три важные детали: во-первых, возникшая ситуация впервые не стала причиной для паники среди населения. Мы в Москве впервые не видели панических очередей в обменниках. Да, конечно, определенный слой людей прореагировал на ситуацию нервно, но каким-то социально-политическим явлением падение курса не стало. И уже не станет. Вообще, мы увидели новую зрелость нашей страны.

И, кстати, вполне профессиональные действия властей, которые избежали резких эмоциональных решений. Посмотрим, что будет через месяц-полтора. Во-вторых, обвал связан с действиями корпоративных игроков, которые пытаются выводить валюту с российского рынка. Для населения, конечно, последствия будут.

Но с учетом тех изменений, которые произошли в российской экономике, население будет затронуто этим скачком доллара существенно (мы иногда даже недооцениваем, насколько) меньше, чем, скажем, даже в 2014 году. Хотя бы с точки зрения рынка продовольствия и простейших социальных товаров. Наконец, правительство России решает много различных задач, главным из которых является не курс доллара, а обеспечение относительно высокого уровня экономического роста. Чего в условиях «истерии коронавируса» добиться будет существенно сложнее.

А значит, некоторая девальвация в совокупности с вливанием дополнительных денег в экономику весьма кстати. Вообще, все эти колебания курса американской валюты сейчас и на протяжении следующего года для всех сырьевых и близких к сырьевым (как Россия или Бразилия) стран будут вторичными по сравнению с поддержанием темпов роста выше 1% и удержанием макроэкономической стабильности.

– Азербайджанский манат не обвалился, по сравнению с тенге. Хотя Казахстан и Азербайджан – это нефтедобывающие страны. На ваш взгляд, почему с апреля 2017 года курс азербайджанского маната по отношению к доллару держится на уровне 1,7 AZN?

– Это вопрос доверия. В Азербайджане население в целом больше доверяет способности правительства и власти в целом удержать ситуацию на валютном рынке. Это во многом связано с тем уровнем политической стабильности, который был достигнут в последнее время в стране. В Казахстане – доверие меньше и это, очевидно, связано с процессами политического трансфера, которые происходят в стране и которые, порой, носят неоднозначный характер. Эта же логика действует и в России, хотя наша страна существенно меньше зависит от доходов от нефти.

Налицо была неуверенность – по аналогии с 2014 годом – в способности правительства адекватно реагировать на колебания валютной конъюнктуры. Поверьте, после вполне адекватных действий правительства 10-11 марта в случае возникновения схожих ситуаций в дальнейшем реакция населения будет куда более спокойной. А то, что этот «шок» на сырьевом рынке – не последний, я могу вам гарантировать. Все еще только начинается.

Поделитесь своим мнением

Please Login to comment
  Subscribe  
Уведомить о