Российский эксперт: как Россия позволила армянам сесть себе на шею?

Но в России есть непреходящие ценности, отказ от которых невозможен в принципе, даже если ради этого придется пойти на серьезные даже геополитические жертвы.

Как передает AZE.az, на вопросы Vesti.az отвечает российский историк и политический аналитик Олег Кузнецов.

– В городе Армавир Краснодарского края России наконец-то снесен мемориальный знак нацистскому преступнику Нжде, причем снесен руками самой армяно-григорианской церкви, которая его и устанавливала. Как вы можете прокомментировать это событие, и почему армянскому лобби, несмотря на все усилия, не удалось отстоять этот памятник своему кумиру?

– Снос мемориального знака нацисту Нжде в Армавире наглядно свидетельствует о том, что нормы закона в России при определенном стечении обстоятельств и наличии политической воли стоят выше и действуют вопреки интересам политической конъюнктуры. В России есть непреходящие ценности, отказ от которых невозможен в принципе, даже если ради этого придется пойти на серьезные даже геополитические жертвы. Борьба с героизацией нацизма – из их числа, это – вопрос, не признающий полумер, половинчатых действий, диспозитивных решений, какое бы давление извне на народ и политическое руководство не оказывалось бы.

Вспомните, какой визг стоял в армянской русскоязычной прессе, такого визга не было даже тогда, когда азербайджанские военные сбили в Нагорном Карабахе армянский боевой вертолет в 2014 году. В Ереване около российского посольства проходили митинги протеста, Союз армян России требовал политической и юридической реабилитации нацистского преступника Нжде, того же требовал от Москвы глава государства этой страны – премьер Пашинян. Армяне во всех возможных формах продемонстрировали факт того, что в их стране окончательно победил нацизм, и они этим гордятся. И что? Ничего. Россия в очередной раз показала, что является страной, в которой действует закон.

Практически два месяца все ждали, когда же состоится демонтаж памятного знака Нжде, на этой теме в России очень многие попытлись сделать себе политический пиар на муниципальном, региональном и федеральном уровне. Но надо понимать, что исполнение ранее принятого политического решения требует соблюдения формально-бюрократических процедур, на что требуется время. Есть правила функционирования государственного аппарата, которые никто в России не отменял. Конечно же, лично по мне было бы гораздо эффектнее и зрелищнее демонстративно взорвать памятный знак Нжде в назидание армянским нацистам.

Но это было бы противозаконно, равно как и противозаконно было его не демонтировать по-тихому, выполняя предписание городской прокуратуры и муниципальных властей. Все политические вопросы в России, особенно если они касаются темы межнациональных отношений, решаются тихо и строго по закону, и случай с памятным знаом Нжде в Армавире лишний раз доказал это.

Я передаю вам для публикации один документ, о существовании которого не должен был знать никто из журналистов, пока демонтаж памятного знака Нжде не был осуществлен. Это – ответ из муниципалитета города Армавира на мое заявление о его сносе, с которым я обратился в Генеральную прокуратуру России, а оттуда оно по всем ступенькам властной иерархической лестницы спустилось вниз – сначала в прокуратуру Краснодарского края, оттуда – в прокуратуру города Армавира, а оттуда – в администрацию этого города. Документ датирован 11 ноября, а из его содержания следует, что к этой дате предписание местных властей о сносе было выписано.

Но до 29 ноября его получатель и исполнитель работ – настоятель армяно-григорианкого храма во имя Успения Пресвятой Богородицы – исполнять его не спешил, нагло игнорируя требование местных властей и в явном расчете на то, что очередная волна общественного негодования утихнет, чиновники получат свою мзду от армянского бизнеса, а мемориальный знак Нжде как памятник “непоколебимости армянского духа” останется. Чтобы армянские священники исполнили распоряжение местных властей потребовался международный скандал.

В субботу вечером, 30 ноября, мне позвонили приближенные к кремлевской политической элите московские друзья и сказали, что снос памятного знака Нжде для Азербайджана является большим политическим успехом, поскольку удалось пробить брешь в иллюзии “непогрешимости” армян в глазах российского политического истеблишмента.

Сила разочарования в них российских верхов очень велика, на слово им больше уже никто не верит, и сегодня Азербайджан получил новые возможности представлять в Кремль любые обоснованные инициативы по Кавказу и Нагорному Карабаху, которые теперь не будут, как это было прежде, с порога восприниматься в штыки. Теперь у России и Азербайджана есть общая политическая тема – борьба с армянским нацизмом, в том числе и на территории Армении. А еще мне понравилась фраза, сказанная в телефонном разговоре моими московскими друзьями: “В России есть адекватные армяне, которые смогли адекватно объяснить неадекватным армянам их неадекватность”.

– Какую роль в этом акте справедливости сыграл официальный Баку и лично президент Ильхам Алиев?

– Роль властей Азербайджана и лично президента Алиева в этом деле очень велика, может быть велика настолько, что недоброжелателями вашей страны может быть преподнесена даже как вмешательство во внутренние дела России. Если говорить честно и объективно, что жители Армавира были недовольны этим актом героизации нацистского преступника Нжде в своем городе с момента установки ему памятного знака на территории армяно-григорианской церкви, о чем в разные годы активно писала региональная и федеральная пресса.

Местные общественники и депутаты не раз и не два обращались в мэрию Армавира, городскую прокуратуру, в правоохранительные органы, но отовсюду все эти годы отфутболивали. В этом легко убедиться, если поискать ссылки на публикации в интернете за 2013, 2014, 2017 годы. Несколько лет процесс такого “бодания” на местном уровне между чиновниками и общественниками был незамечаем за пределами Армавира, тем более что армянская пропаганда факт существования мемориального знака Нжде в России никак не афишировала, чего нельзя сказать о мемориальной доске ему на доме в болгарской столице Софии. Если бы азербайджанская пресса не вмешалась в этот вопрос год назад, ситуация продолжала бы топтаться на прежнем месте.

В связи с этим я открою вам одну маленькую тайну, о которой после сноса знака Нжде в Армавире говорить уже можно: о его существовании в Армавире в Баку узнали от меня поздней осенью прошлого года. Тогда русскоязычная армянская пресса начала активно муссировать слух об установке памятника Нжде в комплексе “Двор кириллицы” в городе Плиска на северо-востоке Болгарии. Тогда я решил выяснить, а в каких еще странах своего пребывания армянская диаспора продолжает дело героизации нациста Нжде? Оказалось – в России.

Это существенно скорректировало направление моих научных поисков и придало им дополнительный импульс, так как стало моим личным “крестовым походом”: сами понимаете, одно дело – воевать с абстрактным вселенским злом, другое – с совершенно конкретным, которое уже пустило корни у тебя на родине. В Азербайджане тему памятного знака Нжде в российском Армавире восприняли как свою и сделали все для того, чтобы она стала известна российскому политическому руководству.

Власти Азербайджана во всех смыслах содействовали мне в организации исследований, создали вполне комфортные условия для проживания и работы, хотя очень многие из высокопоставленных чиновников относились к ним крайне скептически и даже откровенно не верили в успех. Теперь об этом можно говорить вслух, и я скажу: один из недавно уволенных высокопоставленных чиновников в конце прошлого года выступал за прекращение моих исследований как бесперспективных, и только прямое указание президента Алиева не позволило ему это сделать. История – наука очень эгоистичная, герой тот – чья фамилия на обложке книги.

Но я прекрасно понимаю, что без личного указания президента Алиева я никогда бы не был допущен в архив Службы государственной безопасности вашей страны, не надо забывать, что я – иностранец, вряд ли бы где еще было такое возможно, без его личной поддержки я точно не смог бы целых полтора года беззаботно жить и работать в Азербайджане. На обеспечение моих исследований работали и продолжают работать десятки человек, что было бы совершенно невозможно без наличия политической воли первого лица государства. Естественно, что в этих условиях я не мог подвести его и выдал результат, который все ожидали.

Теперь несколько слов о личном участии президента Алиева в сносе памятного знака Нжде в Армавире. Для начала скажу, что он очень умный человек с очень высоким быстродействием мозга, который моментально схватывает суть любой идеи. При этом он осторожный и глубокомысленный человек. Когда все только начиналось, мне передали его слова: “Гарантий не надо, дайте доказательства”. Выявленные и предоставленные документы, насколько мне известно, были не раз им лично оценены, он сам отобрал факты для своей речи в Ашхабаде. И именно с этим я связываю такой ее успех. Без речи президента Алиева в Ашхабаде мемориальный знак нацисту Нжде в Армавире стоял бы до сих пор. Эти слова – не фигура речи: посмотрите, какую бредовую активность развили власти Армении и руководство армянской диаспоры России, защищая его от сноса.

И еще одно личное качество президента Алиева я хочу особо выделить – он умеет и не боится брать ответственность на себя: не всякий политик его уровня решился бы даже при наличии весомых аргументов и доказательств поднять на международном уровне тему государственной политики героизации нацизма в Армении, зная об отношении к этой стране со стороны России, но он, тем не менее, это сделал не только во имя своего собственного, но и во имя армянского народа, который давно пора вырвать из плена нацистской пропаганды теории цехакрона Гарегина Нжде.

– Вы являетесь одним из главных действующих лиц в деле давления на власти России, чтобы те обеспечили снос памятного знака Нжде в Армавире, так как именно ваши научные исследования предоставили доказательства того, что Нжде – армянский нацист. Какие чувства вы испытываете после победы?

– Действительно, вы правы в том, что я собрал доказательную базу, представление которой политическому руководству России, заставило его принять решение о сносе этого позорного знака и заставить армяно-григорианскую церковь в Армавире его демонтировать. Сейчас я вам открою еще один секрет, связанный с этим делом: настоятель армянского храма до последнего противился сносу, так как у него для это были веские исторические и моральные основания. Дело в том, что когда большевики пришли к власти в России, они начали проводить активную антирелигиозную кампанию, закрывая храмы, монастыри и мечети, принадлежащие самым разным религиозным исповеданиям.

Армянский храм в Армавире также был закрыт ими в начале 1930-х гг., но когда гитлеровцы оккупировали этот город летом 1942 года, то в качестве первого шага, чтобы привлечь местную армянскую общину на свою сторону, открыли этот храм и разрешили богослужение в нем. С тех пор и до наших дней этот храм не закрывался, поэтому нет ничего удивительного в том, что отношение среди армян Армавира к прославлению нацистских преступников типа Нжде или Дро столь восторженное и активное.

Если говорить о моих чувствах после всего случившегося, то у меня нет ощущения восторга, какое было у советских солдат-победителей, когда они писали свои фамилии на стенах Рейхстага в Берлине в мае 1945 года. Наоборот, меня переполняет чувство тоскливого раздражения. Что же Россия за страна такая, что позволила армянам сесть себе на шею до такой степени, что они могут сначала безнаказанно ставить на ее территории памятники своим нацистам, а чтобы снести их, требуется вмешательство Азербайджана? Поэтому мне сейчас очень и очень грустно…

Поделитесь своим мнением

Please Login to comment
  Subscribe  
Уведомить о