Российский политолог: Армения хочет выиграть время для перевооружения

По мнению эксперта, всем стало не до Минской группы ОБСЕ, показавшей за тридцать лет свою полную неэффективность.

Как передает AZE.az, Caliber.Az публикует интервью с российским политологом Михаилом Щипановым.

– Армения продолжает торпедировать выполнение пунктов трехстороннего заявления от 10 ноября 2020 года, а именно открытие коммуникаций, делимитацию и демаркацию границ, а также отказывается подписывать мирный договор. Кроме того, из Еревана продолжает доноситься воинственная риторика. В чем, по-вашему, причина такого неоднозначного поведения армянского правительства?

– Явная пауза в осуществлении ряда обязательств, взятых армянской стороной еще в ноябре прошлого года, объясняется, прежде всего, сложной внутриполитической ситуацией в Ереване. Естественно, страна переживает эдакий посттравматический синдром. Тем более, что до военного конфликта в стране существовали откровенно шапкозакидательские настроения. И такое «похмелье» вдвойне горько. Затягивая процесс делимитации границы, а значит, и окончательного признания новых территориальных реалий, правительство Никола Пашиняна, как бы подвешивая ситуацию, дает понять своим оппонентам, что, мол, не все еще потеряно. Заодно усиленно перекладывает вину за недавнее поражение на предшественников.

Руководство Армении считает, что проиграны бои, но не проиграны и не преданы забвению стратегические цели. Армения хочет просто выиграть время для перевооружения, для выстраивания более благоприятной международной обстановки. Тем более, что, по мнению ряда армянских экспертов, сам текст трехстороннего заявления не содержит ряда деталей, в частности, четкого обязательства открыть пути в Нахчыван. Поэтому Ереван хочет превратить это в предмет обсуждения (желательно максимально длительного) в более широком международном кругу.

– Также интересно ваше мнение о позиции Франции по отношению к Армении. Что Ереван ждет от Парижа?

– В отношениях с Парижем Ереван надеется на влияние местной армянской диаспоры, ведь в апреле следующего 2022 года во Франции пройдут президентские выборы. А позиции Эммануэля Макрона трещат по всем швам. И ему каждый голос, каждый взнос в предвыборную кассу важны. Тем более, некоторое время казалось, что Макрону необходим хоть какой-то внешнеполитический успех, а потому почему бы ему активнее не вмешаться в ситуацию вокруг Карабаха. Речь шла даже о возможности появления на пока условной границе с Азербайджаном французских военных, что стало бы еще и дополнительным ответом на все более энергичное присутствие России в Африке, которую в Париже считали своим задним двором.

Правительство Армении откровенно шантажировало Россию, заявляя о возможности появления иных, иностранных форматов урегулирования. Но дальше слов Макрон так и не пошел. И тем более сейчас, после натовского фиаско в Афганистане, Европе стало не до Карабаха. Недаром же «семерка» приглашает министров России и Китая обсудить совместно новую геополитическую ситуацию. Как говорится, не время разбрасывать камни.

– А каких целей добивается в нашем регионе Россия?

– Для России Карабахский конфликт, без сомнения, часть кризиса всего постсоветского пространства, которое в Москве долго рассматривали в качестве зоны своего исторического влияния. Однако гармонизировать отношения со всей постсоветской «семьей» у России явно не получается. В отношении Карабахского конфликта явно были попытки максимально дистанцироваться от противоборствующих сторон – союзнические обязательства на основе ОДКБ с Арменией, стратегическое партнерство с Азербайджаном. Благо гарантии ОДКБ на Карабах не распространялись. Визиты в Москву лидеров обоих противоборствующих государств и усилия Кремля играть роль медиатора в новой поствоенной реальности могли послужить конструированию новой системы безопасности и взаимного доверия на Южном Кавказе. В этом смысле трехстороннее заявление, подписанное при гарантиях Москвы и при ее непосредственном челночном посредничестве, выглядело попыткой «решить квадратуру круга», выступить инициатором и гарантом прорыва в отношениях Баку и Еревана, построения новой геометрии их отношений. Но пока во многом план спотыкается о ереванскую многовекторность. Вернее, ее иллюзию.

– Как вы оцениваете надежды Армении на МГ ОБСЕ?

– Ситуацию сильно запутали последние события в Афганистане, которые отодвинули в мировой повестке Карабах явно на второй план. Афганистан из центра Азии становится полем сложнейшего компромисса коллективного Запада, Китая, России, Ирана, Турции. Не исключено, что будут сформированы новые международные переговорные группы. И на таком фоне всем стало не до Минской группы ОБСЕ, показавшей за тридцать лет свою полную неэффективность. Группа была предлогом для вмешательства в развитие событий на Южном Кавказе для ее сопредседателей – Франции и США. Но пока, повторимся, не до Карабахского конфликта. Хотя, если ситуация и дальше будет находиться в подвешенном состоянии, процесс «переговоров о переговорах» на Западе при поддержке Еревана попробуют реанимировать.

– Что вы думаете о реваншистских настроениях, которые царят в Армении? Есть ли вообще силы у Армении, чтобы начать полномасштабную войну?

– Тут, как говорится, смотрите пункт №1. В Ереване явно хотят выиграть время. Тем более, что, в отличие от Карабаха, целостность территории Армении гарантирована пунктами договора о ОДКБ. Вот только вряд ли Азербайджан, решивший свою стратегическую задачу, собирается напасть на суверенную Армению. В случае попыток реванша Армения потеряет и поддержку России, и тщательно инспирируемую иностранную солидарность. В том числе и диаспор. А демонстрация некоторыми кругами откровенного реваншизма пока служит еще и выпуску пара, заодно и подогревает политическую борьбу внутри страны.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ