Российский телерадиожурналист: я увидел Шушу разбитым, разоренным городом

Гия Саралидзе задается вопросом, если армяне говорят, что Шуша имеет отношение к их культуре, но почему тогда они разорили город?

Как передает AZE.az, Caliber.Аz публикует интервью с российским телерадиожурналистом Гией Саралидзе, который недавно побывал на освобожденных территориях Азербайджана.

– Поделитесь, пожалуйста, впечатлениями от увиденного на освобожденных территориях Азербайджана.

– В этом году я посетил несколько районов Азербайджана, которые ранее находились под оккупацией. Я ездил туда два раза (в феврале и в августе). Я побывал в Джебраильском, Зангиланском, Физулинском, Агдамском районах, в Шуше, Лачине. То есть, практически посетил все освобожденные территории.

В феврале первое место, которое я посетил, был Агдам, и именно этот город произвел на меня сильное впечатление, потому что я не ожидал увидеть такого. Я понимал, что это была зона боевых действий и что почти 20 лет земли находились под контролем армянских войск, но увидеть просто мертвую землю я никак не ожидал.

Это действительно мертвая земля. Хотя я посещал Агдам в детстве, у меня связаны с ним определенные воспоминания.

Тот, кто назвал Агдам «кавказской Хиросимой», был очень точен в своей формулировке: разрушенные здания, мертвый город. Со съемочной группой я объездил весь район, но в ту первую поездку в феврале мы не видели ни одного целого здания. Все в запустении, разбито, вывезено, ни дорог, ни света, ни коммуникаций, абсолютно ничего.

И тогда я уже понял, какого масштаба будет стоять задача перед Азербайджаном, чтобы вернуть эти земли в нормальное состояние, где живут люди, где можно жить по-человечески.

Надо сказать, что уже даже в феврале мы видели и отметили, что начинаются восстановительные работы, прежде всего начали строить дороги, а потом проводить линии электропередачи. Уже тогда строился аэропорт недалеко от Физули. И это все наталкивает на сравнение между людьми, которые были здесь с 1993 года и контролировали все это, и людьми, которые сейчас пришли. Если все эти годы было варварское отношение к этой земле, то сейчас начинаются восстановительные работы.

Это очень видно по Шуше, где я снимал фильм. Он совсем скоро выйдет. При его монтаже я нашел советскую хронику, сравнил, как город выглядел тогда. Но сейчас я увидел Шушу абсолютно разбитым, разоренным историческим центром, там все попросту уничтожалось. На мой взгляд, это удивительно, если учесть, как многие армянские деятели говорят, что, мол, Шуша имеет отношение к армянской культуре. Я, честно говоря, не ожидал, что такое отношение может быть к собственной культуре, раз они считают Шушу своей.

– Расскажите, пожалуйста, с какой целью вы решили побывать на освобожденных территориях Азербайджана?

– Для подготовки репортажей. Я подготовил четыре репортажа. Последний из них выйдет через неделю на моем канале в Youtube и на сайте «Вестник Кавказа», редакция которого организовала мою поездку.

Понимаете, для меня этот регион по понятным причинам очень интересен, ведь еще будучи молодым журналистом, в конце 80-90-х годов, я посещал его. Я бывал там и во время боевых действий, и после них. После того как были освобождены эти территории, и у меня появилась возможность их посетить, я решил ею воспользовался. Моя цель – увидеть самому, что там происходит и рассказать людям об этом. Надеюсь, это у меня получилось. В России ведь по большому счету мало кто знает детали конфликта, и что там сейчас происходит. У многих людей просмотр моих репортажей вызвал бурю приятных эмоций. Поэтому я считаю, что добился поставленной цели, рассказал о том, что происходит, привлек внимание. Для меня это было очень важно.

– Кстати, насколько нам известно, вы также посетили совместный мониторинговый центр в Агдаме. Что вам удалось там узнать и увидеть?

– Мы долго ждали разрешения посетить этот центр. К счастью, «добро» было получено. Нас очень гостеприимно встретили. Я выяснил, что обеспечением жизнедеятельности этого центра занимается азербайджанская сторона. Боевое дежурство несут российские и турецкие военные. Один российский офицер рассказал об очень хороших бытовых условиях: они по-военному аскетичны, но обеспечены всеми удобствами, включая медицинское обслуживание и все очень довольны питанием.

Ответственность за питание несет азербайджанская сторона. Мы, кстати, побывали в столовой и тоже попробовали блюда из меню, которое очень разнообразное. Впрочем, я нисколько не сомневался, что азербайджанская сторона в этом смысле сможет все хорошо организовать. Российские офицеры также рассказали, что у них прекрасные отношения с турецкими и азербайджанскими военными. Главное, у всех есть понимание общего дела.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ