Теплоты между Ереваном и Баку не будет, но мирное соглашение подпишут

Российский эксперт заявляет, что эскалация, которая сегодня наблюдается, стала полной неожиданностью для всех.

Как передает AZE.az, известный российский политический обозреватель Сергей Строкань, побывавший недавно на освобожденных азербайджанских территориях, в беседе с Caliber.Az поделился своими впечатлениями от поездки и видением дальнейшего развития ситуации в регионе:

– Поездка была очень интересная, насыщенная, было много представителей ведущих российских СМИ. Организация таких визитов очень важна, особенно в условиях продолжающейся информационной войны между Арменией и Азербайджаном.

«Баррикада», назовем это так, пролегла и в российском информационном пространстве, разделив журналистов и экспертов на две условные команды – те, кто за Ереван, и те, кто за Баку.

Мы имеем переизбыток заявлений политиков, дипломатов, политологов, но испытываем острый недостаток информации о том, что реально происходит. Так что важность подобных поездок трудно переоценить. Журналисты, которые приехали, получили возможность все увидеть своими глазами.

Лично для меня было открытием, я просто не знал, что существовала так называемая «линия Оганяна» (120-километровая эшелонированная цепь опорных пунктов на господствующих высотах на востоке оккупированных азербайджанских территориях – ред.), такие минные поля.

Я – международник, бывал во многих странах, но не уверен, что есть пример, когда зарывали такое количество мин – десятки, сотни тысяч. И, собственно говоря, территорию использовали только ради минирования.

И еще не могу не сказать о другом сильном впечатлении – разрушенная Шуша. Я, подчеркиваю это, не участвую в информационных войнах. До ноября прошлого года Шуша не находилась под контролем Азербайджана.

А недавно я ходил по улицам этого города, видел разрушенные памятники, развалины. И подумал: а разве так поступают со святынями?! В городе не было азербайджанцев, но ведь там практически не жили и армяне.

Почему этот город пустовал, находился в таком плачевном состоянии, если был так важен для армянской стороны? Я бы хотел, чтобы вменяемые армянские журналисты поговорили об этом с азербайджанскими.

– В последнее время фиксируется обострение на границе между Азербайджаном и Арменией. С чем, на Ваш взгляд, это связано? Вмешательство Запада, недовольного тем, что урегулирование случилось без их участия? Или что-то другое?

– Эскалация, которую мы сегодня наблюдаем, стала полной неожиданностью для всех, в том числе и для меня. Я был убежден, что после парламентских выборов в Армении ситуация стабилизируется.

На выборах убедительно победил Никол Пашинян, а это человек, который вложил свой политический капитал в трехстороннее заявление, мирные соглашения, подписанные лидерами России, Азербайджана и Армении. Однако вновь стали звучать заявления о «статусе» (кавычки наши – ред.) Карабаха.

С моей точки зрения, здесь не обошлось без внешних суфлеров. Я не сторонник теорий заговора, но я смотрю на календарь. 7 июля в Москву приезжает и.о. премьер-министра Никол Пашинян, идет разговор об острых проблемах, о тех, кого в Армении называют военнопленными, для Азербайджана важный вопрос – разминирование.

Затрагиваются тема работы трехсторонней комиссии, разблокирование транспортных коммуникаций. Но я не нашел ни одного упоминания об «особом статусе Карабаха».

Далее Никол Пашинян уезжает из Москвы и как черт из табакерки выскакивает тема «статуса». И это уже происходит в преддверии визита в регион главы Европейского совета Шарля Мишеля. Уже на пресс-конференции в Ереване он открыто сказал, что Евросоюз готов играть самостоятельную роль в урегулировании и вновь поднял вопрос «статуса».

Почему об этом заговорили после визита Никола Пашиняна в Москву, где обсуждались абсолютно другие вопросы?! Вероятно, что это все шло с подачи Шарля Мишеля, которого условно можно воспринимать как «французского связного» в регионе (Шарль Мишель – представитель французского сообщества Бельгии – ред.).

Президент Франции Эммануэль Макрон – амбициозный политик, он неоднократно демонстрировал желание показать свое лидерство в разных регионах мира, в том числе и в ЕС. Видимо, он решил, что сейчас может включиться в гонку и стать одной из влиятельных сил, которые будут определять повестку на Южном Кавказе.

Российская сторона, конечно же, приветствует любые усилия, направленные на урегулирование. Но у меня нет полной уверенности в том, что усилия Европейского Союза будут дополнять усилия России.

Возможно, они будут идти вразрез. Если эти действия будут направлены на то, чтобы подорвать трехсторонние договоренности, то тогда они будут достойны всяческого осуждения. А если на реализацию договоренностей, то будут достойны всяческих похвал.

– Очень важный момент – перспективы мирного соглашения между Азербайджаном и Арменией, которые предусматривают взаимное признание территориальной целостности. Подписание такого документа в ближайшее время возможно? Если да, то когда? Кстати, Никол Пашинян, как всегда, делает очень противоречивые заявления, но, вроде бы, приходит к мысли о том, что нужен мир.

– Я думаю, что от мирного соглашения не уйти. Дело не в том, что отношения Еревана и Баку как-то потеплеют. Давайте быть реалистами. Какой-то теплоты здесь не предвидится. Но с прагматической точки зрения, такое соглашение нужно всем сторонам уже сегодня, чтобы демонтировать имеющийся конфликтный потенциал.

Отсутствие соглашения как раз и создает двусмысленность и тянет за собой шлейф проблем.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ