Турция хочет стать серьезным экспортером оружия

Турция, заключившая с Россией соглашение по С-400, получит самые обсуждаемые в последнее время системы противовоздушной обороны.

Ожидается, что С-400, которые привлекают всеобщее внимание возможностями «высокоэффективной защиты», будут размещены в Турции до 15 июля. Сделка, которая реализуется на фоне санкционных угроз со стороны американского правительства, — главная интрига последнего времени.

Как сообщает AZE.az со ссылкой на Inosmi.Ru, немалый интерес вызывает вопрос, какие шаги совершит американское правительство, заявившее, что не станет воздерживаться от использования такого экономического оружия, как санкции в рамках закона «О противодействии противникам Америки посредством санкций» (CAATSA), даже против союзных стран.

Эксперты Стокгольмского международного института исследования проблем мира (SIPRI) прокомментировали в беседе с «Yeni Şafak» этот американский закон, одобренный президентом США Дональдом Трампом 2 августа 2017 года — в первую очередь для усиления давления на Россию — и предупредили, что политика «угроз» разрушит отношения США с их союзниками, прежде всего по НАТО.

«Страны-союзники» — жертвы национальных интересов США

В последние десять лет экономические санкции стали важным инструментом в рамках более масштабной экономической и внешней политики США, отмечает сотрудник программы вооружений и военных расходов Стокгольмского института исследования проблем мира Александра Куимова. По ее словам, закон CAATSA, подписанный в августе 2017 года, рассматривается как средство сдерживания России. Эксперт говорит, что CAATSA, поддерживающий и усиливающий санкции США в отношении России, дает американскому правительству право отказаться от экспорта в страны, покупающие у России оружие, а кроме этого, не позволяет государственным учреждениям или компаниям совершать какие-либо транзакции, связанные с российским оружием.

Хотя в том, чтобы использовать CAATSA как инструмент для подрыва российских интересов, противоречащих американским, есть определенная логика, сложно понять, как этот закон может применяться, не вызывая проблем в отношениях с подпадающими под него покупателями российского оружия, подчеркивает Куимова. «Большинство покупателей российского оружия важны и с точки зрения национальных интересов США, — продолжает эксперт. — Это стратегические союзники США, такие как Индия, или официальные союзники по альянсу. Например, некоторые страны НАТО до сих пор используют советское оборудование, покупают запчасти и программные обновления у России».

«Многие страны, сталкивающиеся с угрозой санкций в рамках CAATSA, считают себя жертвами национальных интересов США, причиняющих вред их собственным национальным интересам», включая все связанное с развитием отечественной оружейной промышленности с опорой на предложения России о сотрудничестве и передаче технологий, подчеркивает Куимова. И эта ситуация «в лучшем случае портит отношения этих стран с США, а в худшем — отдаляет их от США».

Что такое CAATSA?

Закон, подписанный президентом США 2 августа 2017 года, расчистил путь санкциям, которые применяются в последнее время в отношении России, Ирана и Северной Кореи. В рамках этого закона предполагается введение санкций против компаний, сотрудничающих с оборонно-промышленной отраслью и разведывательными службами России. А в сентябре 2018 года в рамках CAATSA впервые были введены санкции против департамента разработки оборудования Центральной военной комиссии Китая. Отмечалось, что покупка Турцией С-400 у России нарушит 231-й раздел CAATSA и на повестке дня возникнут санкции. Но у президента также есть право в особых случаях временно отменить эти санкции.

Вопрос поднимался на саммите G20

На саммите лидеров G20 в Японии президенты Реджеп Тайип Эрдоган и Дональд Трамп обсудили вопросы покупки С-400 и F-35.

На пресс-конференции по итогам саммита Дональд Трамп, отвечая на вопрос, подвергнется ли Турция санкциям в случае покупки систем противовоздушной обороны С-400 у России, отметил, что Турция — интересный случай.

Трамп, заявив, что, по его мнению, с президентом Эрдоганом обошлись несправедливо, подчеркнул: «То есть это сложный вопрос. Мы работаем над ним. Посмотрим, что мы сможем сделать». После этих заявлений Трампа стали звучать комментарии, что проблему можно будет преодолеть и без кризиса в контексте CAATSA.

А позже министр национальной обороны Хулуси Акар (Hulusi Akar) заявил, что на фоне напряженности между Вашингтоном и Анкарой из-за покупки С-400 Турция готовится к возможным санкциям со стороны США.

Турция обеспечивает 65% своих потребностей в сфере обороны

За последние 20 лет турецкая оружейная промышленность в значительной степени развилась, отмечает Куимова. «К настоящему времени Турция обрела способность разрабатывать и производить основные виды вооружений, прежде всего танки, системы защиты, военную электронику, — продолжает она. — По словам турецких официальных лиц, Турция уже способна обеспечивать 65% своих потребностей в сфере обороны. В последние годы Турция в рамках программы национального развития под названием „Видение — 2023″ развивает свои военные технологии и потенциал. Для перехода на самообеспечение вооружениями на более высоком уровне Турция нацелена развивать возможности в области отечественного производства оружия и реализовать желание стать экспортером оружия, обладающим правом голоса в мире».

Куимова, подчеркнув, что развитие турецкой оружейной промышленности поистине впечатляет, обратила внимание на важность оборудования, поступающего из-за рубежа, и отметила, что Турция уже стала конкурентом в большом сегменте рынка. Относительно мировой оружейной промышленности Куимова добавила: «Очевидно, глобальный спрос растет, а глобальное предложение растет еще быстрее».

Что будет делать турецкая оборонная промышленность?

Другой сотрудник программы вооружений и военных расходов SIPRI Симон Веземан (Siemon Wezeman), подчеркивая, что санкции очень сильно повлияют на турецкую оружейную отрасль, говорит: «Даже если будут введены ограниченные санкции (например, только по F-35), все равно сохранится угроза введения американцами санкций в будущем».

Одним из крайних вариантов для Турции станет «переход на другую сторону», отмечает Веземан. Обращение к таким независимым от США партнерам, как Россия и Китай, совместная разработка вооружений и работа на рынках станет для Турции поворотом на 180 градусов. Цена за такой поворот будет высокой, а результаты появятся не сразу.

В интересах НАТО — удержать Турцию в союзе

Веземан, говоря о том, что Турция входит в число стран, чьи вооруженные силы вносят самый большой вклад в НАТО, замечает: «Вооружения, расходы и стратегическое положение. Все это по-прежнему может быть важно для США и НАТО. А трения из-за С-400 (вдобавок к политике в Сирии и на Ближнем Востоке, поддержке курдов) — тема, которая не только касается США и Турции, но и имеет влияние в более широком масштабе, затрагивая НАТО. Существует вероятность возникновения своего рода раскола».

Веземан, подчеркивая, что с 2014 года НАТО имеет дело с возродившейся Россией и продолжает жаловаться на ее растущую военную мощь, добавляет: «Особенно в настоящее время в интересах самой НАТО — удерживать такого сильного союзника, как Турция».

«Поэтому на пользу НАТО пойдет достижение определенной договоренности по С-400, — продолжает эксперт, — что позволит по крайней мере смягчить напряженность в отношениях, спасти репутацию всех сторон и сохранить альянс. Например, позволить Турции обладать С-400 как автономной системой (без полной интеграции с системой НАТО), сделать Турции более выгодное предложение по покупке американских „Пэтриот” (Patriot) и других современных вооружений (более низкая стоимость, большая передача технологий) или в сфере сотрудничества с турецкой промышленностью».

Поделитесь своим мнением

Please Login to comment
  Subscribe  
Уведомить о