Турецкий аналитик: Анкара поможет Баку в решении конфликта в Карабахе

По мнению турецкого эксперта, Турция рассматривает ситуацию вокруг Нагорного Карабаха в рамках двух этапов. Сначала освобождение семи оккупированных районов Азербайджана, этот вопрос надо рассматривать отдельно от непосредственно вопроса Нагорного Карабаха. Далее Азербайджан и Турция могут решить карабахский конфликт в рамках международного права.

Как передает AZE.az, Vesti.az публикует интервью с турецким политологом, ведущим экспертом экспертно-аналитической сети «Анкара-Москва» Энгином Озером.

– На днях президент Азербайджана Ильхам Алиев на встрече с новоназначенным послом Греции заявил, что Баку поддерживает Анкару в ее позиции на Восточном Средиземноморье.

В свою очередь, глава МИД Турции Мевлют Чавушоглу поблагодарил главу азербайджанского государства, указав, что Турция будет всегда рядом с Азербайджаном. Как вы это можете прокомментировать?

– Полагаю, что Анкара и Баку будут углублять военное сотрудничество, несмотря на то, что Турция является членом НАТО. Военное сотрудничество двух стран поможет обеспечить региональную безопасность, как самой Турции, так и Азербайджана. Думаю, что в дальнейшем к этому механизму может примкнуть и Пакистан.

Кроме того, после нападения на азербайджанские ВС с армянской стороны в направлении Товуза, Турция незамедлительно продемонстрировала свою позицию в отношении Азербайджана и провела с ней военные учения. Это показательно с той точки зрения, что Турция готова, прикладывая все усилия, защищать Азербайджан.

Азербайджан же в свою очередь в лице президента Ильхама Алиева искренне показал свою позицию по Турции. Это очень важно для нас, так как это не просто выражение «одна нация – два государства», которое постоянно и так часто критикует армянская сторона, это фактически очерчивает контуры военного союза между двумя странами. Подтверждением этому служат слова главы Азербайджана на церемонии вручении верительных грамот греческому послу в Баку.

Сейчас рано что-то утверждать о больших перспективах подобного регионального сотрудничества, но, считаю, что оно имеет под собой реальную основу. Мы, граждане Турции, искренне благодарны президенту Азербайджана за его поддержку.

– Понятное дело, что Турция не входит в число стран-сопредседателей Минской группы ОБСЕ и не является посредником в вопросе урегулирования нагорно-карабахского конфликта, она всегда открыто поддерживала позицию Азербайджана в вопросе территориальной целостности страны и ее суверенитета и азербайджанской принадлежности Нагорного Карабаха и других оккупированных земель. Что Турция может предложить для урегулирования конфликта? Как вам кажется, вопрос силового решения лежит все еще на столе или стороны будут решать вопрос дипломатическим путем?

– Как мне кажется, Турция рассматривает ситуацию вокруг Нагорного Карабаха в рамках двух этапов.

Во-первых, это освобождение семи оккупированных районов Азербайджана, вопрос которого надо рассматривать отдельно от непосредственно вопроса Нагорного Карабаха.

Нам придется объединить военные и политические силы с Азербайджаном и пытаться защищать стабильность, сколько сможем – год или два. Думаю, в этот период карабахская проблема сможет быть решена в рамках международного права.

Считаю, что подобное возможное, так как в Армении сильны антироссийские настроения, а также по стране пройдет волна экономического кризиса.

– Как вы оцениваете российско-турецкие и турецко-американские отношения? Зачем США давят на Турцию в контексте закупок российских С-400? Как в итоге закончится эта история, по вашему мнению?

– Думаю, что у Турции с американцами начались проблемы в Сирии после 2014 года, когда Анкара приняла решение о создании своего газового коридора с Катаром, который проходил бы через Саудовскую Аравию, Иорданию и Сирию.

Турция полностью поддержала этот проект. Американцы же договорились с Израилем о том, чтобы их газопровод прошел по дну моря в Европу, после чего возникли проблемы с США. Данная проблема возникла непосредственно при демократах, однако Трамп продолжает эту линию, потому что он наладил союз с саудитами и ОАЭ.

После попытки государственного переворота в Турции в 2016 году британское правительство предложило Турции стратегическое партнерство. С тех пор, если вы просмотрите турецкие СМИ, нет ни одного негативного комментария в адрес Великобритании, весь негатив уходит в адрес США.

Турция наладила тесное военно-техническое сотрудничество с Великобританией, в том числе и по линии военных технологий, начиная с беспилотников, заканчивая военно-морскими разработками. Все эти технологии идут через Канаду и Великобританию. Таким образом, сегодняшняя позиция Турция из-за оказываемой поддержки в Средиземноморье со стороны партнеров Великобритании и Италии достаточно активна.

Как вы знаете, Греция закупила С-300 в конце 2012 года, однако, есть мнение, что комплекс не активизирован. На данный момент он находится на одном из греческих островов в составе ПВО.

Скорее всего, при покупке они хотели разместить комплекс на Кипре, но не смогли добиться этого. В данной ситуации США не стал вводить санкции против Греции. На сегодняшний день у Турции существуют разногласия не только по вопросу С-400.

Политика Турции независима от американцев, США не могут нас контролировать. Именно из-за этого американцы не хотели передать Турции истребители F-35A, С-400 просто стал причиной для блокирования поставок боевых самолетов. В итоге мы имеем такую ситуацию.

На самом деле, сам комплекс С-400 не является проблемой. Некоторые утверждают, что С-400 может обнаружить какие-то секреты самолетов, в том числе F-35A, когда те летают в пределах комплекса, и Турция может передать их России. На данный момент в Сирии размещен комплекс С-400, непосредственно принадлежащий российской армии и на сирийско-израильской границе свободно летают F-35 – у Израиля тоже есть такие истребители. Так что турецкие С-400 не угрожают ни НАТО, ни американцам. Просто С-400 стал поводом для того, чтобы исключить Турцию из программы американских истребителей.

– В США осенью пройдут выборы и скорее всего лидеров будет двое – Трамп и Байден. С кем Турции легче всего налаживать отношения, кто из кандидатов ей ближе? Как будет выстраиваться внешняя политика Турции в зависимости от победы того или иного кандидата?

– Трамп, после того как стал президентом США, сразу встретился с главой Египта Абдель Фаттахом ас-Сиси и королем Саудовской Аравии. Тогда же распространилась фотография, когда они положили руку на шар – макет мира, давая понять, что они будут управлять миром. На что нацелен Трамп? Он хочет разделить мусульманский мир для розжига внутренних конфликтов. Трамп – хороший провокатор, который исключительно накладывает санкции на те или иные страны.

Никакие серьезные проблемы при Трампе решены не были. Иерусалим стал столицей Израиля, что вызвало волну негодования в исламском мире. Сирийская проблема до сих пор не решена, ливийский вопрос тоже. Он не смог справиться ни с Россией, ни решить вопрос Украины. Он постоянно откладывает проблемы на потом. Сам же создает проблемы, а потом обвиняет других и перекладывает на них ответственность, не решая ничего.

Я думаю, что если Байден станет президентом США, то Штаты вместе с Великобританией могут найти какое-то решение для Турции, и Вашингтон снова восстановит союзнические отношения с Анкарой. Считаю, что для Турции нет худшего варианта, чем Трамп.

– Интересно ваше мнение по поводу ситуации вокруг газоносных шельфов в Средиземноморье. Каково видение Турции по этому поводу, если учесть, что и турки, и греки являются членами НАТО? Не ведется ли совместная игра против Турции? Почему Франция занимает такую позицию против Турции?

– Самой большой проблемой для Турции является переброска военной техники и силы Греции на остров Меис, которое находится всего в двух километрах от берегов района Каш турецкой провинции Анталья. Площадь острова – около 10 квадратных километров, это очень маленький остров. Греки считают все территории этого морского региона своими, однако международный суд считает по иному, потому что острова в этой зоне являются материковыми. Соответственно, морская зона в этом регионе принадлежит Турции, а не отдельно взятым островам.

Кроме того, Турция не нацелена на войну с Грецией. Напряженность в отношениях длится уже около 30 лет, однако стороны никогда не переходили черту войны.

У Франции существует точно такая же проблема в Мадагаскаре. В 1974-1975 годах дважды был проведен референдум на острове Комор. Второй проведенный референдум Франция не признала легитимным. После этого она оккупировала пять малых островов, площадь которых не превышала несколько квадратных километров, поэтому все территории Мозамбикского пролива принадлежат Франции. Тут также обнаружены большие запасы газа и тут тоже идет борьба за ресурсы. Если Турция сможет выиграть суд на международном уровне для доказательства своей правоты о том, что острова не могут брать под себя такие морские территории, то ситуация будет зеркальной для Франции в африканской политике. Потому что международный суд может указать Франции, что она поступила незаконно. Хотя международное сообщество и сейчас указывает, что Франция совершила неверный шаг в отношении Мадагаскара. После суда Турция сможет начать добычу газа для Европы и через 15 лет может стать независимой от России в плане газа. Подобная роль и позиция Турции Франции невыгодна, ее антитурецкая политика очевидна.

– Каким вы видите роль Турции в Сирии и Ливии? В чем смысл турецкого фактора в этих странах?

– Турецкая политика в Сирии кардинально изменилась после инцидента с российским истребителем. Ранее Турция кооперировалась в Сирии с западными странами и пыталась проводить свою линию в стране, однако ей это не удалось и теперь Анкара пытается уйти из Сирии, урегулировав и стабилизировав ситуацию. Для Турции сейчас неинтересно и невыгодно распространение своего влияния на территорию Сирии.

У Анкары две стратегические позиции по этому поводу. Во-первых, не позволять создать под боком у себя новое курдское государство на территориях, начиная с Ирака до Средиземного моря. Более-менее Турция смогла достичь прогресса в данном вопросе и приостановить процесс. Думаю, что курдское государство может возникнуть в перспективе, однако оно не будет иметь выхода в Средиземное море. Во-вторых, не дать Ирану возможность транзита своего газа через территорию северного Ирака в Средиземное море. Считаю, что Турция также добилась успеха в данном направлении. То есть два самых негативных сценария для Турции сегодня исключены.

Турецкая армия, турецкие советники находятся в Ливии по приглашению Правительства национального согласия. Ливия является ключом и выходом из Африки. Я выступаю против тезисов о том, что Турция якобы оккупирует Ливию. Турции нужна страна, чтобы через коридор на ее территории логистическим путем турецкие товары попали в Африку. На данный момент турецкая сторона может свободно использовать порт в Триполи для повышения товарооборота со странами Африки. Я думаю, что если Турция сможет закрепиться в Ливии, то она построит железные дороги от Триполи до границы с Нигерией, чтобы посредством него представлять свои товары странам Сахеля, начиная с Мали, Нигера до Судана. Фактически Турция сможет создать свой Шелковый путь, хотя и меньше размером по сравнению с китайским.

Конечно, Турция должна была защитить ливийский народ от внешней агрессии. Я думаю, что Турция заинтересована в перспективах развития отношений с Ливией и распространения своей мягкой силы в регионе посредством роста товарооборота. Сам ливийский вопрос Анкара рассматривает с двух точек зрения.

Во-первых, это защита Средиземного моря. Турция намерена разместить военно-морскую и военно-воздушную базы в Ливии, что даст Анкаре возможность защищать Средиземное море.

Во-вторых, в перспективе в Африке будет проходить множество магистралей и Турции необходимо хаб, чтобы турецкие товары спокойно могли попасть на рынки Средней Африки.

Subscribe
Уведомить о
0 Comments
Inline Feedbacks
View all comments