Убийство азербайджанского “авторитета” столкнуло Россию и Грузию

Как стало известно “Ъ”, скандалом закончилось расследование убийства азербайджанского криминального авторитета в Грузии. Местная прокуратура заочно обвинила в этом преступлении двух россиян и передала их дело в суд, а Следственный комитет России (СКР) тем временем задержал обвиняемых и начал параллельное расследование.

В итоге случился международно-правовой казус: грузинский суд уже в ближайшие дни планирует вынести фигурантам заочный приговор, поэтому перед российским судом они предстанут осужденными или, наоборот, оправданными. Адвокаты в связи с этим обратились с жалобой в Генпрокуратуру, в которой обвинили следствие в некомпетентности, передает AZE.az.

был убит вечером 11 сентября 2017 года в Тбилиси, на парковке у ресторанов «Перис Сахли» и «Маспиндзели». Киллеры расстреляли «авторитета» через боковые стекла его Toyota Land Cruiser 200, сделав в общей сложности девять выстрелов. Три из них оказались смертельными.

Как рассказали “Ъ” близкие к грузинской прокуратуре источники, расстрел Эльшана Мамедова (Эльшана Амирджанского) происходил на глазах примерно сотни посетителей, сидевших на летних верандах обоих заведений. Сами площадки были буквально обвешаны панорамными видеокамерами, и тем не менее начатое расследование убийства забуксовало. Как оказалось, сделанные камерами видеозаписи не сохранились, а посетители момент расстрела не разглядели. Правоохранители объяснили это тем, что владельцы и большинство гостей ресторанов были уроженцами Азербайджана, которые принимать участие в расследовании убийства «авторитетного» земляка посчитали для себя слишком опасным.

Между тем версий покушения на Эльшана Амирджанского выдвинули с десяток.

42-летний «авторитет» был доверенным лицом главного на сегодняшний день вора в законе на постсоветском пространстве Надира Салифова (Лоту Гули), отвечал в его команде за карательные операции и поэтому нажил себе немало влиятельных врагов. На первых порах Эльшан занимался выбиванием долгов своего босса в Московском регионе, что послужило основанием для его уголовного преследования по ст. 162 УК РФ (разбой) и объявления в международный розыск. Потерпевшими от его деятельности были влиятельные в криминальной среде бизнесмены, преимущественно азербайджанцы, причем одного из них, из подмосковного Щелково, как утверждают источники “Ъ”, «авторитет» во время убеждения облил бензином и поджег.

Со временем Лоту Гули поручил Эльшану более сложный «контингент» — своих коллег по воровскому цеху, не желающих признавать его лидерство. В рамках этого проекта в декабре 2016 года Эльшан организовал публичное наказание вора в законе Рафика Эйвазова (Рафик Масаллинский). Подручные «бригадира» избили «законника» в одном из ресторанов Стамбула, после чего уже сам «авторитет» отрезал Рафику левое ухо. Более того, вся процедура была снята на видео, а запись в назидание другим врагам Лоту Гули распространена через интернет. Также публично отреагировал на это и потерпевший: он пообещал отомстить всем семерым участникам расправы, а за информацию о нахождении своего главного обидчика назначил вознаграждение в $500 тыс. Вскоре после инцидента в Турции была совершена серия покушений на людей Лоту Гули в России и на Украине, в которых погибли либо были ранены несколько ближайших соратники вора.

Наконец, Эльшан Амирджанский мог пострадать в результате внутреннего конфликта в масштабной, распространившей свое влияние на Азербайджан, Грузию, Россию, Украину и Турцию криминальной империи Лоту Гули.

Непосредственно перед покушением он вел в «Перис Сахли» трудные переговоры с еще одним «бригадиром» группировки. «Авторитеты» в последнее время жестко конфликтовали, а в Тбилиси прилетели по личному распоряжению босса для встречи и примирения. Договориться им, по данным источников “Ъ”, так и не удалось. Раздосадованный Эльшан покинул заведение, а через четыре минуты после завершения беседы его атаковали киллеры.

Однако прокуратура Грузии приняла в качестве рабочей еще одну версию, согласно которой Эльшан стал жертвой противостояния двух влиятельных азербайджанских кланов, ведущих многолетнюю войну за право контролировать оптовые поставки овощей и фруктов в Россию. Переломный момент в этом противостоянии наступил 18 августа 2016 года — в этот день на бульваре Барбадос в Стамбуле был убит лидер одной из семей, авторитетнейший на постсоветском пространстве вор в законе Ровшан Джаниев (Ровшан Ленкоранский). Боевики буквально изрешетили Range Rover «законника» из двух автоматов израильского производства, не оставив влиятельному пассажиру и его водителю никаких шансов выжить. Гибель вора в законе привела к глобальному переделу сфер влияния на крупнейших торговых площадках в России. Подконтрольных ранее Ровшану азербайджанских торговцев овощами и фруктами на рынке «Фуд-Сити» в Москве и Софийской плодоовощной базе в Санкт-Петербурге стали вытеснять ставленники Лоту Гули.

Тем временем семья Ровшана провела собственное расследование его убийства и пришла к выводу, что к преступлению могли быть причастны все те же Лоту Гули и Эльшан. В итоге у последних появился серьезный враг — пользующийся огромным авторитетом в азербайджанской диаспоре и криминальном мире двоюродный брат погибшего бизнесмен Заур Ахмедов. Он публично пообещал найти и покарать убийц родственника, даже если на это придется «потратить все свои средства». В результате с обеих сторон вновь загремели выстрелы, их жертвами стали уже около десяти бойцов и «бригадиров».

Именно с конфликтом между вором Гули и бизнесменом Ахмедовым прокуратура Грузии в итоге связала расстрел Эльшана Амирджанского.

Эту версию, как утверждают источники “Ъ”, следствию подсказал единственный свидетель — официант, устроившийся на работу в «Маспиндзели» за несколько дней до покушения на «авторитета» и уволившийся вскоре после дачи показаний. По его словам, перед тем как раздались выстрелы, он обратил внимание на двух посетителей, спешно покидавших заведение. Свидетель утверждает, что видел, как они и расстреляли белый внедорожник из двух пистолетов. Этот же человек, вероятно, подсказал следствию, как выглядели предполагаемые стрелки. Так, в число подозреваемых попали еще один брат Ровшана Ленкоранского бизнесмен Эмин Ахмедов и его помощник Искандер Гусейнов. Они действительно ужинали на веранде «Маспиндзели» вечером 11 сентября 2017 года и вернулись в Россию до того, как попали под подозрение.

Тем временем прокуратура Грузии направила в Генпрокуратуру РФ запрос на выдачу подозреваемых, получила отказ и начала их уголовное преследование. Россиян заочно обвинили в убийстве, арестовали, объявили в международный розыск и продолжили расследование с перспективой опять же заочного разбирательства по делу в горсуде Тбилиси.

Через полтора месяца после убийства оба фигуранта были задержаны на улице Турку в Санкт-Петербурге.

Как пояснили близкие к ним источники “Ъ”, Эмин Ахмедов работал на своего брата и часто выезжал на переговоры с его региональными партнерами. Так, например, в Тбилиси он прилетал, чтобы осмотреть предложенную Зауру Ахмедову землю под строительство отеля. Поскольку Эмин еще только постигал основы бизнеса, рядом с ним постоянно находился более опытный помощник Искандер Гусейнов. С ним же Эмин Ахмедов отправился и в Санкт-Петербург, где должен был обсудить с руководством Софийской базы варианты расширения семейного бизнеса на ее торговых площадях. Их сопровождал местный представитель клана, хорошо знающий город и местное бизнес-сообщество. Автомобиль последнего и остановили для проверки полицейские, обнаружившие под водительским сиденьем Land Cruiser пистолет «Байкал», наручники и маски-балаклавы. Пассажиры Toyota попытались уличить полицейских в провокации и получили в итоге по семь суток административного ареста за оказанное сопротивление.

А 1 ноября 2017 года в спецприемник к бизнесмену и его помощнику приехал следователь по особо важным делам ГСУ СКР по Санкт-Петербургу Иван Балакирев. Он сообщил, что взялся за расследование убийства в Грузии, возбудил уголовное дело по соответствующей ч. 2 ст. 105 УК РФ и предъявляет им обвинения. В итоге ровно через неделю после заочного ареста в Тбилиси Эмин Ахмедов и Искандер Гусейнов были по ходатайству следователя Балакирева арестованы в Санкт-Петербурге, на этот раз очно. Расследование же убийства параллельно пошло в двух странах.

Возбуждение уголовного дела в России, по данным источников “Ъ”, инициировал брат погибшего «авторитета» Аждар Мамедов.

Он давал свидетельские показания в ГСУ СКР по Санкт-Петербургу о другом убийстве, совершенном на Софийской базе, а попутно изложил следствию свою версию покушения на родственника в Тбилиси. Со слов Аждара Мамедова был составлен сначала рапорт об обнаружении признаков преступления, а на следующий день возбуждено уголовное дело. Следствие сначала просто поверило свидетелю на слово и только в декабре 2017 года получило первые документы, хоть как-то подтверждающие сам факт гибели Эльшана Мамедова. Все тот же Аждар Мамедов привез в ГСУ СКР ксерокопии свидетельства о смерти брата и протоколов допросов свидетелей детективом полиции в Тбилиси. К бумагам на грузинском языке прилагался перевод, по словам источников “Ъ”, довольно условный: в нем, например, гражданин Азербайджана Эльшан Мамедов почему-то стал россиянином.

Только осенью прошлого года городское управление СКР через Генпрокуратуру РФ обратилось в прокуратуру Грузии с запросом об оказании международно-правовой помощи. Однако, как оказалось, расследование в Грузии к этому времени было уже завершено, а уголовное дело рассматривалось по существу горсудом Тбилиси. Интересно, что рассматривающий его судья без колебаний удовлетворил российский запрос. Он сделал себе копии некоторых материалов, а оригиналы передал следователю Балакиреву, прилетевшему в Грузию в командировку. При этом, правда, судья предупредил, что не станет ждать выводов российского правосудия, а продолжит свой процесс и вынесет предполагаемым убийцам заочный приговор.

В августе этого года было завершено и российское следствие, обвиняемые и их защитники начали знакомиться с материалами. На этой стадии и разгорелся конфликт.

Следствие попыталось через суды ограничить время ознакомления, полагая, что защита намеренно затягивает процедуру. Адвокаты, в свою очередь, обратились с жалобой к генпрокурору РФ Юрию Чайке. Как пояснил “Ъ” один из ее авторов адвокат Магамед Исмаилов, в результате инициативы санкт-петербургского ГСУ СКР, взявшегося расследовать убийство гражданина Азербайджана на территории Грузии, были нарушены права его клиента.

«Оказавшись под арестом в России, Эмин Ахмедов не смог участвовать в заседаниях тбилисского суда и высказать там свою позицию,— пояснил защитник.— На предварительном следствии он, по сути, тоже был лишен права на защиту. Ведь мы до последнего времени не могли, например, ознакомиться с результатами проведенных грузинским следствием экспертиз или показаниями свидетелей. Вызвать их в российский суд из Грузии тоже будет весьма проблематично». Адвокат особо отметил, что тбилисский горсуд может в любой момент вынести свое решение и в этом случае возникнет юридический казус: обвиняемые предстанут перед санкт-петербургским судом уже осужденными или, наоборот, оправданными.

В своей жалобе защита утверждает, что уголовное дело в Санкт-Петербурге вообще было возбуждено и расследовалось незаконно, поскольку у СКР не было для этого правовых оснований. Согласно ст. 459 УПК РФ, уголовное преследование гражданина РФ за совершенное им за границей преступление может инициировать только «компетентный орган» иностранного государства. Для этого он должен обратиться с «соответствующим запросом и собранными материалами» в Генпрокуратуру РФ, а там уже решают, насколько обоснованны были подозрения и стоит ли привлекать соотечественника к ответственности на родине.

Конвенция «О правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам», принятая странами СНГ 22 января 1993 года, уточняет, что запрос из-за границы не может быть голословным. В нем должны быть указаны «время, место и описание преступления, сведения о подозреваемом, заявления потерпевших, размер ущерба и другие материалы и доказательства», а «каждый документ должен быть удостоверен гербовой печатью».

Наконец, оспаривает защита и планируемое двойное судебное разбирательство по уголовному делу в отношении своих клиентов, приводя в качестве аргумента ст. 77 уже упомянутой конвенции. Согласно ей, рассматривать дело по существу может только один суд, причем расположенный в той стране, «на территории которой было завершено предварительное расследование».

Поделитесь своим мнением

Please Login to comment
  Subscribe  
Уведомить о