Вашингтон будет дестабилизировать регион Южного Кавказа?

Пятница, 09 Ноябрь 2018, 10:35 Баку, 06:35 GMT

На этой неделе США возобновили санкции в отношении Ирана, которые действовали до подписания Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД) по ядерной программе. Американские ограничительные меры затронут 70 иранских финансовых организаций, в том числе 14 крупнейших банков Исламской республики.

В частности, санкции коснутся Центробанка страны, иранскую авиакомпанию и ее 65 самолетов. Также они затронут около 250 граждан республики.

Как передает AZE.az, о том, как эти санкции отразятся на экономике Ирана и на торгово-экономических отношениях с его соседями, Vzglyad.az  поговорил с российским политологом, профессором Национального исследовательского университета “Высшая школа экономики” Дмитрием Евстафьевым.

– С какими новыми вызовами может столкнуться Иран после введения второго пакета санкций?

– Судя по тому, как «аккуратно» США пока вводят санкции против Ирана, в Вашингтоне также обеспокоены тем, чтобы не «вытолкать» важных региональных союзников в недружественный лагерь. Но это явно временное решение, которое в дальнейшем будет ужесточатся, по мере того, как различные страны, прежде всего, государства ЕС свыкнутся с новым форматом отношений с Тегераном.

США, причем речь идет не только о той группе, которая стоит за Д.Трампом поставили задачу переконфигурировать в своих интересах и в свою пользу рынок углеводородов и они последовательно двигаются в этом направлении в режиме нарастающей «недиалогичности». США не обсуждают свое поведения и свою позицию – от потенциальных партнеров требуется либо согласие с позицией США, либо попадание в категорию объектов санкционного и политического давления.

Другой вопрос, что США впервые за последние годы выбрали относительно мягкий вариант введения жестких санкций. Что доказало, что в данном конкретном случае они не только хотели бы сохранить видимость «коалиционности» процесса и диалога с союзниками, но и обеспечить в перспективе максимально жесткую международную изоляцию Тегерана. И полное вытеснение его с рынка нефти (и с точки зрения поставок, и особенно с точки зрения инвестиций в иранскую нефтяную промышленность). А это можно сделать только на коалиционной основе. Так, что американцы сознательно перевели ситуацию из режима «спринт» в режим «бега на средние дистанции», вероятно, под кампанию за переизбрание Д.Трампа президентом, когда вполне реальным станет и военное решение. А пока, как говорится в одном русском анекдоте, «пальчик будут отрезать постепенно».

– Отразятся ли санкции на торгово-экономических отношениях Ирана с Россией?

– Россия уже прошла «болевой порог» в отношениях с Вашингтоном. В Москве уже ничего особенно не ждут от Трампа и относятся к санкциям, если хотите, философски. В России понимают, что «иранский формат» санкций, – это то, что ждет Россию в перспективе и все, что нужно делать, – это не стремиться каким-то образом убедить Вашингтон в том, что не надо вводить санкции против России, а в том, чтобы подготовиться к новым санкциям и создать систему связей с партнерами, которая будет до известной степени устойчива к внешнему давлению.

Чем Москва усиленно занимается в последний год, а, возможно, и существенно больше. И добилась в этом определенных успехов. Поэтому Москва точно не будет подыгрывать Вашингтону и портить отношения с Тегераном. Она, думаю, предложит и Ирану, и странам ЕС некие схемы дальнейшего сотрудничества с учетом того, что Россия уже находится под довольно жестким санкционным давлением и уже накопила некоторый опыт противодействия, тогда как иранцы и европейцы были до последнего, кажется, уверены, что деградации ситуации удастся избежать.

С другой стороны, в Москве в принципе нет никакой эйфории по поводу возможностей развития отношений с Ираном, поскольку негативный опыт в этом плане уже был накоплен после снятия санкций. Тем более, Москва не питает никаких иллюзий по поводу готовности европейцев отстаивать свои интересы в противостоянии с Вашингтоном. Так что, скорее всего, Москва будет осторожно предлагать Тегерану и европейцам различные варианты, не слишком огорчаясь, если эти варианты будут отвергаться, понимая, что никаких серьезных уступок Вашингтон делать им не будет, но манипулировать попытается. А и Тегеран, и Брюссель доказали свою податливость к манипуляциям.

– А как насчет соседей Ирана?

– Конечно, соседи Ирана будут повергаться дополнительному политическому давлению. Дж.Болтон, совершавший недавно свое «кавказское турне» только с одной целью, – продемонстрировать странам региона решимость Вашингтона добиться изоляции Ирана любой ценой. Никакой долгосрочной стратегии присутствия в регионе у Трампа нет и явно не будет.

И если для некоторых других стран разовая или периодическая финансовая подпитка будет иметь значение в силу слабости экономики, то для Азербайджана это совершенно не актуально – Баку гораздо важнее участвовать в процессах экономического роста в регионе. США этот регион, образно говоря, «не жалко».

Не имея долгосрочных целей в регионе, они могут совершенно не ограничивать себя в методах, вплоть до прямой дестабилизации ситуации. Вот это гораздо более опасная ситуация. Поэтому думаю, что Вашингтон будет стремиться оказать давление на Баку и косвенно на Москву путем дальнейшей военно-политической дестабилизации ситуации. Тем более, что для этого есть реальные возможности, как в Грузии, так и в Армении.

Поделитесь своим мнением

Please Login to comment
  Subscribe  
Уведомить о