Золотухин: Украина сталкивалась с информационной войной как и Азербайджан

По мнению эксперта, военного обозревателя, обмен опытом может заметно усилить ВС Украины и Азербайджана.

Как передает AZE.az, на вопросы информационно-аналитического портала Armiya.az отвечает известный украинский военный обозреватель, специалист по гибридной войне, бывший заместитель министра информационной политики Украины Дмитрий Золотухин:

– «Информационная война», «гибридная война», сейчас в политической литературе эти словосочетания являются наиболее ходовыми и популярными. 21 век – это век информационных и гибридных войн, кибератак на крупные сервера. Идет борьба за умы населения планеты. Кто завладеет умами людей, тот и будет управлять ими. Давайте с экономической точки зрения… какой процент ВВП Украины тратится на пропаганду? Есть какая-то цифра?

– На пропаганду в Украине тратится 0%. Во-первых, потому что это слово полностью дискредитировано советским периодом и дискуссиями по поводу действий России в информационном пространстве в 2013-2021 годах. Поэтому пропагандой в Украине никто не занимается. В Украине также государство не владеет и не влияет на медиа (за исключением телеканала “ДОМ”, который вещает на аудиторию оккупированных территорий). Вообще идет тренд разгосударствления газет и журналов даже в регионах. Медиа – независимы.

Таким образом, на уровне стратегии информационно-культурным пространством занимаются Министерство культуры и информационной политики (после того, как мининфополитики присоединили к минкультуры), Министерство по вопросам реинтеграции оккупированных территорий (занимается вопросами деоккупации Крыма и Донбасса), Министерство ветеранов (занимается вопросами ветеранов войны с Россией и других конфликтов) и Министерство по делам спорта и молодежи…

По сути, я считаю, что это основной гуманитарный блок, работа которого заключается в формировании и охране духовного здоровья украинцев. А духовное здоровье украинцев и их гражданская самоидентификация и является самой лучшей защитой от российской пропаганды. Простыми словами – мне абсолютно все равно, что об Украине говорят на кремлевских телеканалах, пока большиство украинцев слушают, обсуждают, критикуют и понимают словам украинского президента!

– Размеры бюджетов российских каналов просто колоссальные. Даже невозможно сравнить её в этом со многими странами запада, не то, что постсоветскими. А вот Украина находится в таком положении, что просто вынуждена противостоять роспропаганде. В этой сфере, у Киева есть какая-то концепция, доктрина или украинские власти считают достаточными те СМИ и орудия пропаганды, которые есть в их распоряжении?

– Изначально нужно признать, что война телеканалов и медиа – это война бюджетов. Иными словами, противники пытаются забросать друг друга деньгами. Потому что любой контент – это деньги. А хороший контент – большие деньги. Понимая этот факт, нет никакого сомнения в том, что Украина проигрывает России и в контексте бюджетов, и в контексте медиа, потому что Кремль медиа контролирует, а Киев – может только сотрудничать с ними, и подотчетен журналистам, работа которых – только критиковать, а не защищать власть.

Поэтому – единственным выходом из этого замкнутого круга является создание и поддержка системы стратегических и антикризисных коммуникаций, которая представляет собой возможность государства удерживать повестку дня в инфополе методами сотрудничества с журналистами и медиа. Это очень сложно, но это – единственно возможный путь для демократического государства. Противодействие журналистскому сообществу будет делать только хуже. А контроль над медиа, как в России, будет вообще блокировать конструктивное развитие общества. Ибо только свобода слова може двигать нас на пути прогресса. Когда каждый имеет право на свое мнение.

– С гибридной войной все понятно. А вот главное, когда уже наступает момент показать истинную силу на поле сражения, слово остается за военными. Как вы думаете, чем отличается ВСУ накануне оккупации Донбасса и Крыма от ВСУ наших дней? Что изменилось за это время?

– Изменилось абсолютно все. Начиная от обеспечения конкретного бойца, заканчивая репутацией военной службы среди населения. Социологические опросы показывают, что армия – этот тот институт государства, который пользуется неизменным доверием среди украинцев. Более того – это один из немногих институтов, которые имеют позитивный баланс доверия/недоверия. Армия – это то, что нас защищает. А значит – это главное, что у нас есть. А главное – должно получать все самое лучшее!

– Укроборонпром – одна из ведущих компаний во всем мире по возможностям своих предприятий, научно-исследовательскими институтами, крупными учебно-испытательными центрами. Какие проекты осуществляются для модернизации украинской армии?

– Количество разработок, на самом деле, очень большое. Начиная от боеприпасов, заканчивая бронироваными машинами и ракетным вооружением. Одним из важных трендов является активная модернизация ракетного вооружения, цифрового управления боем, коммуникаций и беспилотных комплексов.

– Последнее время, самой обсуждаемой темой в российских СМИ и экспертном сообществе является турецко-украинское военное сотрудничество, к чему в московских политических кругах относятся с нескрываемым раздражением. Самые последние и тяжелые турецкие ударные БПЛА «Аkıncı» оснащены мощными украинскими двигателями. По своим параметрам «Аkıncı» входит в передовое место и конкурирует с другими мировыми аналогами. А недавно Украина приобрела у Турции БПЛА «Байрактар» среднего размера. Вообще, сотрудничество с каждым годом углубляется, укрепляется и становится стратегическим. Ожидается ли поставка «Аkıncı» в Украину? По-вашему, как такое сотрудничество может повлиять на будущее конфликта на Донбассе? Какую помощь оказывают другие страны НАТО украинской армии?

– Это очень важный вопрос. Я бы хотел привлечь к ответу на него моих коллег, которые больше разбираются в теме вооружений.

Знакомился с материалами о работе беспилотников Bayraktar TB2, которые зарекомендовали себя уже в разных региональных конфликтах.

У ВС Украины также есть к ним интерес и, несколько комплексов были уже поставлены Украине турецким производителем.

Что же касается Akinci, то в марте этого года компания Baykar Makina сообщила об успешном завершении испытаний беспилотников с украинскими двигателями АІ-450С, которые производятся украинской компанией “Мотор Сич” и госпредприятием “Ивченко-Прогресс”

В феврале 2020 ГП «Ивченко-Прогресс» поставило турецкой компании Baykar Makina два двигателя АI-450Т. Шесть аналогичных двигателей были поставлены Турции в 2019 году и еще четыре – в 2018 году. Итого – 12.

А, буквально, две недели назад, генеральный директор компании Baykar Makina сказал, что в будущем планируется перевести все беспилотники на украинские двигатели.

– Традиционно между Азербайджаном и Украиной поддерживаются хорошие отношения, как в политической и экономической плоскости, так и в военно-технической сфере. Какие точки соприкосновения вы видите в азербайджано-украинском военном сотрудничестве? Чем наши страны могут быть полезны друг другу? Понадобится ли ВСУ опыт Азербайджанкой Армии в борьбе с вооруженным сепаратизмом, оккупацией, поддерживаемыми извне?

– Мне кажется, что двусторонний обмен опытом может значительно усилить и Украину, и Азербайджан. Уже несколько лет я пристально слежу за информационной деятельностью российских, якобы, журналистов и лидеров мнений, которые, по моему мнению, тесно связаны с ГРУ МО РФ. Я внимательно читаю их соцсети и телеграм-каналы. И я очень хорошо представляю себе, что именно и как именно они делали против армии Азербайджана в период конфликта в Нагорном Карабахе. Для меня это был полный “флэшбек”. Практически, слово в слово они повторяли то же самое, что происходило в Донбассе в 2014-2016 годах. Следовательно, я мог бы много рассказать о том, что работало и не работало для Украины в контексте противодействия информационным атакам со стороны ГРУ МО.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ