Эксперт: Армения сама первой из переговоров по Карабаху не выйдет

Стороны вынуждены продолжать переговорный процесс, чтобы не скатиться в состояние открытого вооруженного конфликта, война в настоящий момент не выгодна Баку в контексте приводящейся в стране политической модернизации.

Как передает AZE.az, на вопросы Vesti.Az ответил известный российский историк, политический аналитик, профессор Олег Кузнецов.

– Олег Юрьевич, в заявлении МИД Азербайджана по итогам переговоров Эльмара Мамедъярова и Зограба Мнацаканяна в Женеве, говорилось, что прошедшие переговоры стали самыми интенсивными за последние годы. Заявление в большинстве своём дежурное, но интересна длительность переговоров…

– С моей стороны было бы крайне некорректно говорить что-либо за пределами заявления по итогам переговоров, тем более что я в них участия лично не принимал и даже рядом не находился. Поэтому констатировать могу то же, что и вы — это была самая продолжительная по времени и практически безрезультатная по своим итогам встреча министров иностранных дел находящихся между собой в состоянии войны Азербайджана и Армении.

Ответ на вторую часть вашего вопроса не менее тривиален: стороны вынуждены продолжать переговорный процесс, чтобы не скатиться в состояние открытого вооруженного конфликта, в противном случае для Азербайджана выход из переговоров будет означать согласие с уже не оккупацией, а аннексией Армении Нагорного Карабаха с последующим включением его территории в ее состав, на что и рассчитывают представители армянского внешнеполитического ведомства, раз за разом привнося в переговоры все новые и новые инициативы, которые потом отвергаются Азербайджаном на последующей встрече.

Понятно, что для официального Баку второй вариант неприемлем в принципе, а война в настоящий момент не выгодна в контексте проводящейся в стране «сверху» политической модернизации. Поэтому МИД Азербайджана вынужден участвовать в заведомо бесперспективных переговорах, чтобы не менять статус-кво на фронте и обеспечить внутириполитическую стабильность на период преобразований. Поэтому переговоры по нагорно-карабахскому урегулированию и для Азербайджана, и для Армении совершенно бесперспективны, обе стороны прекрасно понимают это, но каждой из них они жизненно необходимы в контексте своих внутриполитических реалий.

– Недавно Пашинян заявил, что якобы во время Саргсяна Армения готова была освободить пять районов вокруг Карабаха. Он обратился к кандидатам в «президенты НКР» со словами: «если вы согласны, то мы обсудим этот документ с Азербайджаном». Естественно перед «выборами» в сепаратистском образовании, все кандидаты ответили отказом, сказав, что не отдадут и пяди земли. Кому и зачем нужен был этот театр?

– Начну ответ на этот ваш вопрос издалека. Когда в городе Армавире Краснодарского края России местная религиозная армяно-григорианская община под давлением властей и спецслужб демонтировала ранее установленный ей же мемориальный знак нацистскому преступнику Гарегину Нжде, что не обошлось без моего самого деятельного участия в формировании нового взгляда российской политической элиты на проблему героизации нацизма в Армении и в сознании армянской диаспоры по всему миру, я попросил моих знакомых из числа азербайджанцев, знающих армянский язык, — а таких людей в вашей стране, оказывается, достаточно много, — переводить для меня содержание армяноязычных публикаций армянской прессы, относящихся к этой тематике. Я хотел лучше понять, а как на самом деле мои оппоненты из числа пропагандистов правящего политического режима в Армении реагируют на случившееся, какую мысль пытаются теперь донести или внедрить в сознание собственного народа.

Мой вывод и всего услышанного формулируется одним английским словом — fatality. Армянское общество в шоке от того, что власти и общественность России отказываются воспринимать нациста Нжде национальным героем Армении и тем самым запрещают армянам являться нацистами. В ответ на это режим Пашиняна начал культивировать в массовом общественном сознании принципиально новый психологический тезис: пусть наших национальных героев считают нацистскими преступниками, но у Армении свой исторический путь, и ее жители пройдут его во что бы то ни стало, пусть медленно, но неуклонно и с непоколебимой волей. Как говорят в таком случае в России, «усрусь, но не покорюсь».

Армения в последнее время, хотя я говорил об этом еще года два назад, все более и более трансформируется в жалкое подобие Северной Кореи, у которой есть своя национально-революционная идея «чучхе», в подражание которой в нынешней Армении формируется идеология «особого армянского пути».

В данном контексте развития событий публичные балаганные шоу премьер-министра Пашиняна, разыгрываемые им исключительно «для внутреннего употребления», играют роль своего рода целеуказателей и в моем понимании очень логичной укладываются в схему создания новой идеологии «армянского чучхе». Суть этой концепции довольно-таки проста и базируется на принципах новомодной в либеральных кругах Запада психологической концепции «социального детерменизма», суть которой сводится к примитивной формуле: нищета объединяет, а достаток разъединяет.

Как в Северной Корее, так и в Армении сегодня жизненный уровень населения умышленно занижается властями, так как в этом случае индивидуальная выживаемость конкретного индивида напрямую заключается в его интегрированности в общество. Индивидуалистом может быть только обеспеченный человек, тогда как коллективистом — только бедняк. Идеологическая концепция «Армении для армян» соответствует ментальности раннего Средневековья времени родо-племенных отношений, поэтому концепция «особого исторического пути», предлагаемая своим соотечественникам Пашиняном есть ни что иное, как закамуфлированный возврат к общественным отношениям тысячелетней давности.

А весь этот, как вы выразились, «театр» обуславливается тем, что армянская пропаганда, по крайней мере, ее армяноязычная часть, строится уже не на основах логической аргументации, а на использовании ментальных стереотипов и рефлексов, она обращается не к сознанию, а к коллективной бессознательной аудитории, когда уже не нужно обращаться к здравому смыслу людей, достаточно всколыхнуть их эмоции, каждая из которых имеет в подсознании определенную окраску. Но это работает только до тех пор, пока все одинаково бедны и поэтому вынуждены руководствоваться коллективным инстинктом для индивидуального самосохранения. Пашинян в полной мере понимает это, и поэтому его вариант «Армении для армян» будет по-прежнему прозябать в интеллектуальной убогости, искусственно провоцируемой бедности, и это при том, что элиты будут чувствовать себя вполне комфортно в материальном и эмоциональном плане.

– Во время встречи глав МИД Азербайджана и Армении в Женеве в армянских СМИ распространилась информация о том, что сопредседатели МГ ОБСЕ высказали жесткое недовольство Мнацаканяну по поводу кафанских заявлений Пашиняна. Насколько велики шансы Армении уйти с переговорного стола, ссылаясь на позицию «народа Карабаха»?

– Я прекрасно понимаю истинный подтекст вашего вопроса, а поэтому отвечать буду максимально категорично: Армения по своей инициативе никогда первой не выйдет из переговорного процесса, так как участие в нем все последние четверть века является для нее единственной внешнеполитической гарантией того, что решение нагорно-карабахского вопроса не трансформируется в широкомасштабное вооруженное столкновение.

Как только Армения «хлопнет дверью» по реальным или надуманным причинам или поводам, так сразу же заговорят артиллерийские орудия в Нагорном Карабахе, и этот факт в Ереване абсолютно все понимают очень отчетливо. Тема «народа Карабаха» — это очередной искусственно созданный тезис армянской политической пропаганды, придуманный для того, чтобы торпедировать Мадридские принципы нагорно-карабахского урегулирования, очередной антитезис позиции официального Баку в переговорном процессе, придуманный исключительно с одной целью — в очередной раз затянуть на неопределенный срок процесс переговоров и сохранить на это время армянское военное присутствие на оккупированных азербайджанских территориях.

Официальный Ереван сегодня стоит перед выбором: дипломатическое поражение или военный разгром, и в этой паре альтернатив первая для него выглядит наиболее привлекательной, но чтобы все выглядело максимально натуралистично и правдоподобно, правительству Пашиняна нужен «театр», свидетелями которого мы все сегодня являемся.

Subscribe
Уведомить о
0 Comments
Inline Feedbacks
View all comments