Эксперт: в РФ не хватает «азербайджанской повестки дня»

В Азербайджане привыкли, что на российских телеканалах, практически на каждом ток-шоу можно встретить экспертов с армянскими фамилиями.

Как передает AZE.az, но с некоторых пор в эфире ведущих телеканалов РФ появился азербайджанец Фархад Ибрагимов – политолог, аспирант Центра постсоветских исследований Национального исследовательского института мировой экономики и международных отношений имени Евгения Примакова Российской академии наук» (ИМЭМО РАН), эксперт международного дискуссионного клуба «Валдай», с которым поговорила Media.Az.

– Вы часто появляетесь в эфире ведущих российских телеканалов, комментируете мировым СМИ, включая западные и иранские, различные события. Сложно было азербайджанцу в Москве за достаточно короткое время попасть в когорту ведущих экспертов, которых приглашают на топовые передачи?

– Это было не очень просто, я шел к этому не один и не два года. Все началось с обучения в магистратуре Высшей школы экономики в Москве, а это один из ведущих российских вузов. Я выбрал направление – международные отношения. С акцентом на Исламскую Республику Иран. Многие преподаватели, лекторы – были известными политиками и экспертами, таковыми остаются и сейчас. Но первый шаг – это все-таки публикации в азербайджанских СМИ по иранской тематике. Потом были блоги, материалы на сайте «Кавказская политика» Максима Шевченко и т.д. Всегда важна и активность в соцсетях, поскольку ее отслеживают эксперты, медиа.

Затем поступил в аспирантуру одного из ведущих мозговых центров не только России, но и всего мира – ИМЭМО РАН. Начал выступать в российских СМИ. Иногда меня спрашивают, а почему в российских? Но ведь я имею отношение к российской академической науке. Было много публикаций, но затем, как иранист, решил обратить внимание и на иранские СМИ. Появились публикации в FarsNews, других ведущих СМИ Исламской Республики Иран.

А дальше уже федеральные телеканалы – «Первый», «Россия 24», НТВ и другие.

– Насколько сложно Фархаду Ибрагимову участвовать в политических ток-шоу, когда рядом сидят эксперты Саркис Цатурян, Геворг Мирзаян, Андраник Мигранян и т.д.? Удается отстоять свою точку зрения?

– (улыбается). Я участвовал в передачах, скажем, с Геворгом Мирзаяном и другими. Но, еще не было обсуждения проблемы Карабаха, армяно-азербайджанского конфликта. Были другие вопросы – Ближний Восток, например, по которому у российского экспертного сообщества нет противоречий. Конечно, если будет поставлена тема нашего региона, карабахского конфликта, то в этом случае можно ожидать другой, не консолидированной, так скажем, реакции как с моей, так и со стороны оппонентов.

Геворг Мирзаян, Андроник Мигранян прекрасно знают мою позицию по Карабаху, так что не поднимают этот вопрос.

– А ревностного отношения не чувствуете? Мол, как же так, неожиданно среди экспертов в топовых ток-шоу на российском ТВ оказался азербайджанец…

– Эксперты-азербайджанцы уже появились. Но я сделаю одну ремарку: меня воспринимают как российского эксперта азербайджанского происхождения. И, в то же время, я один из первых экспертов, который приехал из Баку, став российским экспертом, выступающим в СМИ. Дело в том, что наши соотечественники часто выбирают академический путь. Выступают на конференциях, круглых столах, пишут научные статьи, но стараются не выходить на масс-медиа, на ТВ.

Возможно, сказывается определенная боязнь камер, я через это прошел. Думал, как я буду выступать на федеральных российских каналах, в передачах, где охват зрителей 14 миллионов, и это только в России? Но, в итоге, я решился. Мой первый большой эфир состоялся 30 мая этого года на «Первом канале», а потом уже на «России 24». И я понял, что раз есть такая возможность, то ею надо пользоваться.

– Есть ли такая проблема (о ней периодически говорят, но хотелось бы узнать и ваше мнение) – информационное проникновение Азербайджана в Россию? Или, скажем, актуализации азербайджанской повестки дня в РФ?

– Да, конечно, если мы говорим про азербайджанскую повестку дня в РФ, то увы, Азербайджана мало. Но очень многое связано с нежеланием работать, если сразу нет дохода. Но ведь так не бывает. Надо работать, говорить, писать, становиться узнаваемым. И это будет работать и на конкретного человека, и на страну. Не нужно думать о «моментальном обогащении», а уж тем более в нашей сфере.

Я сейчас вхожу в пул экспертов программы «Время покажет». Но начинал я с массовки, с четвертого ряда, хотел посмотреть – как это выглядит изнутри. Потом попал во второй ряд – это такие «репликанты», которым иногда дают слово. У меня, правда, получилось с первого раза. И я целый год был экспертом второго ряда. А потом набирался академического, научного опыта. Но в этом году, как я уже сказал, выступаю в качестве эксперта. Я говорю о том, что считаю нужным.

– Вы находитесь внутри российской телевизионной и экспертной кухни и потому вам легче будет ответить на вопрос, который порой обсуждают на разных уровнях: действительно ли после «бархатной революции» в Армении, в России больше нет однозначной поддержки Еревана? И увеличилась симпатия к Азербайджану?

– Да, однозначно. На экспертном уровне считают, что Армения не является безусловным союзником России. Но теплое отношение к Азербайджану, со стороны, как минимум части экспертов, было всегда. А после «бархатной революции» в Армении это уже приобрело заметно более масштабный характер, приоритеты меняются. Роль Азербайджана однозначно возросла.

Поделитесь своим мнением

Please Login to comment
  Subscribe  
Уведомить о