Кузнецов: президент ЕС Жан Мишель поддержал позицию Алиева и Путина

Известный российский эксперт пока остерегается выступать с какими-либо оптимистическими прогнозами о судьбе железнодорожной составляющей Зангезурского транспортного коридора.

После встречи глав Азербайджана и Армении в Брюсселе отношения между Азербайджаном и Арменией стабилизировались. Достигнута договоренность об открытии железной дороги. Кроме того, Азербайджан вернул армянской стороне 10 военнослужащих, а Армения вернула двоих азербайджанских солдат.

Как передает AZE.az, о том, что произошло в Брюсселе и какие итоги можно подвести, рассказал в беседе с “Зеркало” российский политолог Олег Кузнецов.

— По итогам встречи в Брюсселе Армения согласилась начать строительство железной дороги на своей территории, которая подразумевает часть Зангезурского коридора. Какой вклад, по Вашему мнению, этот шаг внесет в развитие транспортных коммуникаций на Южном Кавказе и какие дивиденды он принесет странам региона?

— Я бы не стал испытывать серьезного оптимизма по факту заявления премьер-министра Пашиняна о согласии на строительство железной дороги из Азербайджана в Нахчыван вдоль реки Аракс по территории Армении до тех пор, пока оно не будет подкреплено подписанием двустороннего обоюдно-обязывающего официального документа. Надо трезво понимать, что строительство железной дороги потребует многомиллионных, а может быть и миллиардных капиталовложений, и ни одно здравомыслящее или уважающее себя государство не пойдет на риск таких бюджетных инвестиций без наличия серьезных правовых гарантий. Обычно в таком качестве выступают межправительственные соглашения, не требующие ратификации депутатами высшего органа законодательной власти страны. Как только такой документ будет составлен и подписан, все политические итоги брюссельской встречи конвертируются в правовые, тогда можно будет говорить об успехе лично президента Алиева, а пока я лично воздержусь от проявлений эйфории.

У нас у всех перед глазами пример реализации трехстороннего Заявления от 11 января 2021 года по разблокированию всех транспортных и экономических связей в регионе Южного Кавказа, которое предусматривало еще до 30 марта создание коллективного плана действий в этом направлении, но до сих пор, спустя 9 месяцев, как говорят у нас в России, «воз и ныне там», ничего принципиального в практической плоскости реализации этого Заявления не достигнуто и не сделано, пока продолжаются пустые и бесплодные консультации. Поэтому я сейчас остерегаюсь выступать с какими-либо оптимистическими прогнозами по судьбе железнодорожной составляющей Зангезурского транспортного коридора.

Есть еще один вопрос, который остался за рамками этого заявления, — кто будет оператором грузоперевозок на участке железной дороги через Зангезур? По идее, в этом качестве должны будут выступать Азербайджанские железные дороги, а Армения — только предоставлять им транзитный коридор с фиксацией объема грузоперевозок для получения своего транзитного сбора по примеру того, как это принято в международных авиаперевозках при пользовании воздушным пространством иностранного государства. Но такой сценарий развития событий вполне может быть воспринят в армянском обществе или в его радикальной части как нарушение государственного суверенитета и оскорбление национальных чувств, что может вызвать массовые протесты сторонников радикальных армянских политиканов типа Кочаряна, которые существенно затруднят, приостановят или даже сорвут действия армянского политического руководства, осуществляемые в соответствии с данным заявлением.

Поэтому, как лично мне представляется, между согласием премьер-министра Пашиняна на строительство железной дороги чрез Зангезур и началом самого строительства лежит, как писал Александр Грибоедов в поэме «Горе от ума», «дистанция огромного размера».

Если же этот проект все-таки будет реализован в ближайшем обозримом будущем, данный факт можно будет только приветствовать. Мне, как гражданину России, будет это сделать приятно вдвойне, поскольку железнодорожная колея на участке через Зангезур будет российского стандарта в 1520 мм, а не западноевропейского в 1485 мм, что автоматически будет способствовать расширению российского макроэкономического присутствия в регионе Южного Кавказа. Также это ускорит прохождение грузов на транскавказском направлении, что, в свою очередь, повысит рентабельность железнодорожных перевозок и сделает их более конкурентными в сравнении с морским транспортом, что будет выгодно и странам-производителям, и странам-потребителям и странам-транзитерам. А поскольку прибыль любого транспорта зависит от грузооборота: чем больше перевез — тем больше заработал, то создание условий, сокращающих сроки доставки грузов, неизбежно повлечет за собой рост грузопотока и прибыли как перевозчиков, так и бюджетов стран, по территории которых проходит железная дорога. Такое транспортно-экономическое сотрудничество, как мы видим, будет выгодно всем, а поэтому премьер-министр Армении Пашинян был абсолютно прав, дав политическое согласие на этот проект, осталось только надеяться, что он не включит задний ход при практической реализации данного проекта.

— В своем заявлении по итогам трехсторонней встречи президент Европейского совета Шарль Мишель буквально поддержал позицию Азербайджана, призвав подписать всеобъемлющее мирное соглашение, отметив важность выполнения заявлений от 10 ноября 2020 года, 11 января и 26 ноября 2021 года. Согласно заявлению, впервые вопрос о пропавших без вести был включен в повестку дня Евросоюза и подчеркнута необходимость выяснения их судьбы. Как бы Вы прокомментировали это заявление?

— Для начала надо сказать, что президент Европейского Совета Жан Мишель поддержал позицию не только одного Азербайджана, но и России также, поскольку подпись не только президента Алиева, но и президента Путина стоит под всеми перечисленными вами трехсторонними заявлениями, и отрицать данный факт было бы бессмысленно. По сути, он в очередной раз подтвердил, что единственным модератором урегулирования армяно-азербайджанского конфликта является Россия, и никто другой, а поэтому о существовании или о каком-либо принципиальном значении для этого процесса Минской группы ОБСЕ можно забыть. Собственно, он подтвердил то, о чем я говорил полгода назад. Отмечу, что заявление господина Мишеля хронологически совпало с резолюцией Управления Верховного комиссара ООН по делам беженцев, принятой по инициативе России, о необходимости ООН предпринять усилия о возвращении беженцев и внутренне перемещенных лиц в Карабах и Зангезур.

Любому посвященному в тему человеку понятно, что речь в данном случае идет о возвращении в свои родовые гнезда именно азербайджанцев, изгнанных оттуда армянами в 1980-1990-е гг.

Я не думаю, что эти два события совпали между собой случайно, для практики мировой дипломатии такое совпадение было бы равносильно джек-поту в лотерее, поэтому я полагаю, что это была заранее подготовленная «случайность», которая должна дать понять политическому руководству Армении, что терпение мирового сообщества наблюдать, как было сказано в басне Ивана Крылова, «ужимки и прыжки» подошло к концу, армянскому истеблишменту пора забыть о своей собственной «исключительности» и надо начинать жить в соответствии с правилами общечеловеческого общежития.

Позволю себе напомнить, какие конкретно положения трехсторонних Заявлений от 10 ноября 2020 года, 11 января и 26 ноября 2021 года руководству Армении предстоит выполнить. Первое — разоружение и вывод незаконных вооруженных формирований из Карабаха, второе — открытие Зангезурского транспортного коридора, третье — активное и деятельное участие в работе двусторонней комиссии по делимитации и демаркации азербайджано-армянской государственной границы, и, главное — никакого упоминания об особом статусе Карабаха в составе Азербайджана. Фактически, 15 декабря Евросовет поддержал требования Баку и Москвы в адрес Еревана, тем самым дав понять армянскому истеблишменту, что коридор возможностей для их маневров и манипуляций сузился до бутылочного горлышка, и далее надеяться на то, что глобальные противоречия между Европой и Россией как-то могут повлиять на карабахское урегулирование — бессмысленно.

В данном контексте включение вопроса о пропавших без вести азербайджанцах в годы Карабахской войны 1988-1994 гг. в повестку дня Евросоюза является еще одним рычагом давления на официальный Ереван. Тем самым ему совсем недвусмысленно дали понять, что пора идти не просто на компромиссы, а на установление мира с Азербайджаном, иначе в случае, если это не случится, далее может последовать обвинение Армении в совершении преступлений против человечества со всеми вытекающими из этого политическими и макроэкономическими последствиями. Таких обвинений Евросоюз даже в рамках «войны санкций» против России не выдвигал, а против Армении, если ее руководство и дальше будет артачиться, вполне возможно. Так что, официальному Еревану и лично премьер-министру Пашиняну надо крепко подумать над тем, в какой ситуации они оказались, и как из нее выкарабкиваться.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ